novosti-kosmonavtiki-2

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » novosti-kosmonavtiki-2 » Планов громадьё. » Космические планы Казахстана.


Космические планы Казахстана.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://novosti-kosmonavtiki.ru/forum/forum14/topic7893/

2

https://vk.com/@space_live-kosmicheskay … kazahstana

Космическая одиссея Казахстана
NASA/Bill Ingalls

Байконур имеет все шансы стать международным космопортом. Ещё с получением независимости руководство Казахстана осознало, что построенный могучим Советским Союзом комплекс можно поставить на службу государству только рассчитывая на кооперацию с зарубежными странами, прежде всего с Россией. Сегодня ситуация меняется, однако опора на международное сотрудничество и по сей день визитка казахстанской космонавтики. Все серьёзные космические проекты в нашей стране реализовали на этой основе.

Первые попытки

«Разговоры о создании международной компании на Байконуре похожи на детские рассказы из журнала «Мурзилка», — так неласково отозвался о планах новоиспеченного казахского ведомства руководитель российской ракетно-космической корпорации «Энергия» Юрий Семенов. Тогда, в начале 90-х, было абсолютно непонятно не только с чего начинать, а хотя бы как вообще зайти на космодром и закрытый тогда город Ленинск. Все, что запускалось, изготавливали на предприятиях России и Украины. Преимущественно из этих же республик приходило пополнение в военные части, обслуживающие технические и стартовые комплексы. Однако коллапс экономики, разрыв связей поставил во главу угла вопрос об обеспечении деятельности Байконура, поскольку космодром продолжал пуски по военным и пилотируемым программам. Руководство Казахстана и России приняло экстренное политическое решение о признании космодрома собственностью республики и начале совместной эксплуатации на условиях совместного финансирования в пропорции 15 на 85 процентов. Разумеется, мы вносили меньшую долю. Схема оказалась нежизнеспособной с самого начала. Единого бюджета создано не было, министерства финансов обеих стран просто не имели возможности что-то выделить ненужной, по мнению многих, космонавтике. Но определенный зондаж перспектив космодрома и дислоцированной на нем системы «Энергия-Буран» проводили заинтересованные структуры.

Летом 1992 года Казахстан посетила делегация известной американской компании Aerojet. Были встречи и в правительстве, и со специалистами. В тот период были очень популярны идеи коммерческого использования систем и разработок космической и оборонной отраслей. Президент Назарбаев, встречаясь с американскими сенаторами Нанном и Лугаром, озвучил предложение использовать межконтинентальные баллистические ракеты SS-18, размещенные на базах Державинск и Жангиз-Тюбе, для запуска спутников. Это не было импровизацией. Проект был самым серьезнейшим образом подготовлен, его инициаторами выступили создатели ракетного комплекса и специалисты-испытатели Байконура. Создали государственную акционерную компанию «Коском». Это была первая попытка казахстанской космонавтики выйти на мировой рынок. Однако воля великих держав, стремящихся к быстрейшему выводу носителей ядерного оружия с территории нашей страны, консерватизм и прямая оппозиция идее со стороны командования военно-космических сил РФ в итоге не дали нам возможности реализовать этот проект самим. Тем не менее через несколько лет все задуманное было осуществлено. Но уже российской компанией, созданной отставными военными.
NASA/Bill Ingalls
О От химеры до аферы

В 1999 году нашему космическому ведомству поступило предложение от британской компании SSTL приобрести малый спутник их разработки. Также предложили помощь в создании наземного комплекса и в качестве особого бонуса — обучение группы специалистов и передачу ряда технологий в наше распоряжение. Фирма имела успешный опыт сотрудничества по такой схеме с Таиландом, Южной Кореей, Алжиром. Даже по сегодняшним меркам вполне интересное «пакетное» предложение. Но вспомним 1999 год. Цена на нефть не превышала 15 долларов за баррель, паутина неплатежей. В общем, все это оказалось нам не по карману. Хотя итоговый ценник этого предложения был менее 100 тысяч долларов. Значительно менее. К тому времени Байконур уже находился в аренде Российской Федерации, и именно эту страну мы рассматривали как ключевого партнера в создании своей отрасли. Первые опыты в этой сфере носили достаточно незамысловатый характер. Так, второй полет казахстанского космонавта Талгата Мусабаева оплачивали бартером — 16 двигателями РД-170 и другой оснасткой, бывшими в собственности Казахстана. История не знает сослагательного наклонения, но если бы наша сторона попросту заплатила за полет или вовсе отказалась от него, сегодня отечественные конструкторы имели бы в своем распоряжении летные экземпляры ракетных двигателей.

Большое разочарование казахстанских специалистов постигло при попытке реализовать совместно с Московским институтом теплотехники проект «Ишим». Он представлял собой специальную модификацию истребителя МиГ-31, оснащенного легким четырехступенчатым носителем на твердом топливе. Два экземпляра этой версии МиГ-31 находились на хранении на авиабазе под Сары-Шаганом. Это был вклад Казахстана. Российская сторона занималась разработкой носителя, но тоже за наши деньги. Проект был закрыт, когда выяснилось, что, несмотря на понесенные затраты, мы не имеем права на подобные разработки в связи с международными ограничениями по ракетно-космической технике. Потерь нам никто не компенсировал.

В 2004 году руководство Казахстана и России приняло ряд стратегических решений по перспективам развития космодрома Байконур, создания на нем нового носителя на нетоксичных компонентах топлива. Началась реализация программы создания серии спутников связи «КазСат». Аренду космодрома продлили до 2050 года. Для создания нового носителя образовали совместное российско-казахстанское предприятие «Байтерек». Казахстанская сторона выделила ему бюджетный кредит в 223 миллиона долларов. История создания нового носителя для Байконура (а этому проекту в декабре текущего года исполняется 15 лет!) выходит за рамки статьи. За внушительный срок сделали различные проработки, прикидки, истратили серьезные суммы, в качестве базовой ракеты вначале побывала российская тяжелая «Ангара», затем украинский «Зенит», после легкая версия «Ангары», далее — «Сункар», «Союз-5», «Иртыш» (разные названия одной и той же разработки). Теперь говорят о «Союзе-5 Light». Возможно, и это не конец. Промежуточный итог на сегодня — носитель не создали, когда будет его реальный полет и будет ли он вообще, неизвестно.
У Учимся создавать

Программа «КазСат» — это пока единственный масштабный проект, успешно реализованный в сотрудничестве с российской стороной. Первый и второй «КазСат» были разработаны и построены Центром имени Хруничева, уважаемой фирмой, имеющей солидный опыт создания носителей, разгонных блоков, модулей обитаемых станций. Но, к сожалению, спутниками связи он ранее не занимался. В качестве базовой использовали экспериментальную платформу «Яхта». Нам, по сути, досталась роль испытательного полигона. Первый «КазСат» запустили в июне 2006 года, а в августе 2009 года после серии неполадок его перевели на орбиту захоронения. К чести специалистов Хруничева надо отметить, что они все-таки научили «Яхту» устойчивой работе. «КазСат-2», запущенный в июле 2011 года с космодрома Байконур, работает до сих пор. Были сбои, но есть надежда, что аппарат доработает до завершения своего срока активного существования, который составляет 12 лет. Следующий спутник «КазСат-3» изготовили «Информационные спутниковые системы» имени Решетнева, замечательная сибирская компания, специализирующаяся на коммуникационных спутниках различного класса. Его запуск состоялся в апреле 2014 года. Одновременно с запуском спутников развернули наземную инфраструктуру, центры управления в Акколе (главный) и под Алматы (резервный).

Что можно сказать о программе «КазСат»? Космическая система связи «КазСат» функционирует в штатном режиме и обеспечивает потребность 15 операторов связи и телевещания по всей территории Казахстана. За время эксплуатации с 2011 года по май 2018 года обеспечили импортозамещение услуг спутниковой связи на сумму более 38 миллиардов тенге. Получили доход на сумму около 20 миллиардов тенге. Создали реальный, высокотехнологичный, окупаемый продукт.

Несколько слов о других успешных проектах.

В сотрудничестве с европейской компанией Airbus Defence & Space Казкосмос создал национальную систему дистанционного зондирования Земли, состоящую из двух спутников высокого и среднего разрешения и наземного комплекса. По своим возможностям система не имеет себе равных на всем постсоветском пространстве, включая Россию. Открываются значительные возможности по коммерциализации этого направления. И трудно оценить уникальность и незаменимость данных от космического мониторинга в прогнозе ЧС, для дел обороны и безопасности.

Airbus Defence & Space наш партнер и в другом проекте — создании сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов в Астане. По сути, это завод по производству и испытаниям космической техники. С его вводом в строй в 2020 году Казахстан получит возможность самостоятельно разрабатывать и строить спутники.
Т Тонкости сотрудничества

Опыт показал, что наиболее эффективной формой выбора будущих партнеров является проведение прозрачного международного конкурса с возможно большим числом участников. Не менее важным фактором является формулирование четкой и достижимой цели. Если более 10 лет назад осознали, что Казахстану надо учиться использовать функционирующие носители на космодроме, то мы не были бы втянуты в бесконечные научно-исследовательские и опытные работы, итоги которых нам все равно недоступны. Мы с трудом избежали строительства за наш счет сверхдорогого стартового комплекса, и это при том, что не загружены уже имеющиеся. Простой вариант с покупкой и пусками существующих «Союзов» и «Зенитов» дал бы нам решение вопроса о своих носителях.

Сейчас перед Казахстаном стоит серьезнейшая задача сохранения Байконура в условиях сокращения пусковой программы России и вероятного ее ухода на свои космодромы. Единственно возможным решением будет поиск международных партнеров, создание консорциума, где будут учтены интересы всех участников.

Только тогда это не будет похоже на детский журнал «Мурзилка».

Автор Нурлан Аселкан, главный редактор журнала «Космические исследования и технологии»: http://www.np.kz/hotnewstop/25320-kosmi … stana.html

3

руководство Казахстана осознало, что построенный могучим Советским Союзом комплекс можно поставить на службу государству только рассчитывая на кооперацию с зарубежными странами, прежде всего с Россией.


Именно РФ выбрала путь на постепенное отделение от пост-советской кооперации в космосе.  Все перспективные РН типа "Ангара" изначально планировались как российские и запускаться должны с территории РФ. "Протон-М" будет свёрнут, "Зенит" фактически прекратил существование. Из производимых РН остались только "Союзы". Можно, конечно, их запускать, но это устаревшая РН и перспективы её ограничены.  Сам же Казахстан не в состоянии на данном этапе создать хотя бы лёгкую РН. Среди стран из бывшего СССР тоже не с кем кооперироваться. А территория как место строительства космодрома вряд ли кому то будет интересна - есть места поинтересней, типа Бразилии или Австралии. Потому мне лично перспектива Казахстана в этой отрасли видится как скептическая

4

На словах осознало, на деле в разрыв. Вы со старыми кадрами фирмы Бармина (не ЦЭНКИ), а той что была у Киевского вокзала поговорите. Сколько там магистралей и объектов зарыто и как все это местные кадры "охраняли" в 90-е. И где и в каком состоянии комплекс "Бурана". Можно пойти дальше на соглашение - пусть нашу ветку Петухово-Петропавловск- Исилькуль отдадут. Косточки то там и наших  рабочих белеют поди и  на морозе и солнце с 1894 года:
  https://humus.livejournal.com/4869695.html
Отдадут ветку, тогда посмотрим на кооперацию по космосу, но в общем -то нам это не нужно. И тем более кооперация с Южмашем. А ведь до сих пор в Прогресс поставки комплектующих идут...

Отредактировано Сергей Подкорытов (29.04.2019 14:32:33)

5

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-ba … W4_MC3QItM

«Каждый "пилит" свой бюджет». Есть ли будущее у «Назарбаевского старта»?
Октябрь 03, 2019
https://gdb.rferl.org/7E738063-3CD6-4F6D-B3B2-B9D7C7F837BC_w1597_n_r1_st.jpg

    Санат УРНАЛИЕВ

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и президент России Владимир Путин на встрече на ВДНХ в Москве, во время которой российский лидер предложил назвать строящийся совместный ракетный комплекс «Байтерек» в честь своего гостя. Москва, 7 сентября 2019 года.
Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и президент России Владимир Путин на встрече на ВДНХ в Москве, во время которой российский лидер предложил назвать строящийся совместный ракетный комплекс «Байтерек» в честь своего гостя. Москва, 7 сентября 2019 года.

Проект казахстанско-российского ракетно-космического комплекса, разговоры о строительстве которого на Байконуре ведутся полтора десятилетия, всё еще далек от реализации. Эксперты скептически оценивают перспективы комплекса, который в прошлом месяце переименовали в честь бывшего президента Казахстана — в «Назарбаевский старт».

Неоднократный перенос сроков реализации, смены типа ракет-носителей, увеличение бюджета, невыполненные обещания — всё это сопровождает планы Казахстана и России построить совместный ракетно-космический комплекс на космодроме Байконур, арендуемом Москвой. История остающегося на бумаге проекта, который до сентября этого года назывался «Байтерек», а затем по инициативе президента России Владимира Путина был переименован в «Назарбаевский старт» — с согласия бывшего президента Нурсултана Назарбаева, — насчитывает 15 лет.

— Насколько вообще Россия искренна в своих намерениях сотрудничать с Казахстаном в космической сфере? Мне кажется, что этот проект — некий способ вроде как поманить Казахстан, держать его на коротком поводке, периодически ему что-то обещать, но толком ничего не давая взамен, чтобы Казахстан не ушел от России, — говорит Азаттыку российский эксперт по космонавтике Вадим Лукашевич.

Изначально комплекс задумывался под российскую ракету-носитель «Ангара» с кислородно-керосиновыми двигателями (это первая тяжелая ракета, разработанная в России после распада СССР), которая призвана была заменить «Протоны», использующие токсичное топливо гептил. Казахстан, как изначально заявлялось, должен был вложить в модернизацию стартовой площадки 245 миллионов долларов, а Россия в производство ракеты — 500 миллионов долларов. В 2014 году после испытаний «Ангары» на российском космодроме Плесецк ракету решили доработать.

Одновременно российская сторона начала строить стартовую площадку под эту ракету на космодроме Восточный в Амурской области. Стороны договорились продолжить совместный проект на базе ракеты-носителя «Зенит», которая собиралась в Украине. Но в 2014 году комплектующие «Зенита» стали недоступными для России — после аннексии Крыма и поддержки Москвой воюющих с правительственными войсками Киева сепаратистов в Восточной Украине. Российская сторона вновь предложила «Ангару», в последующем изменив ее на ракету «Сункар», а затем на «Союз-5». Спустя 15 лет с момента объявления проекта Казахстан еще не приступил к строительству комплекса, а Россия по-прежнему только разрабатывает ракету-носитель под него.

По мнению Вадима Лукашевича, «стороны не заинтересованы в практической реализации проекта и он носит больше декларативный характер».

— Есть некий проект, в рамках которого рабочие группы с обеих сторон встречаются, что-то обсуждают и утверждают, периодически переносят сроки. Происходит вялотекущая организационно-бумажная работа, которая не выливается ни во что конкретное. Это позволяет двум сторонам делать деньги на этой теме, помогая друг другу в этом процессе. То есть каждый «пилит» свой бюджет, и это устраивает всех, кто задействован в этом проекте, — считает Вадим Лукашевич.
https://gdb.rferl.org/39053A90-5871-4B05-8BCC-A852ED189397_w650_r1_s.jpg

ЦЕНА ВОПРОСА

В 2005 году Казахстан и Россия создали совместное предприятие «Байтерек» для реализации проекта. Казахстанская сторона в том же году выделила этому предприятию бюджетный кредит на 223 миллиона долларов на 19 лет по ставке 0,5 процента с пятилетним льготным сроком погашения. Из этих средств примерно 80 миллионов долларов были затрачены на разработку технико-экономического обоснования и других проектных документов для строительства, сообщил в 2015 году Талгат Мусабаев, возглавлявший в то время аэрокосмический комитет министерства по инвестициям и развитию. До этого, в 2012 году, Мусабаев говорил, что бюджет проекта вырос до 1,64 миллиарда долларов.
https://gdb.rferl.org/37848084-2866-49DA-B64B-AA4963D392E9_w650_r1_s.jpg

В 2018 году Казахстан в рамках проекта вывел из российской аренды объекты ракетного комплекса «Зенит» на Байконуре. На содержание этих объектов в прошлом году страна направила из бюджета более 1,2 миллиарда тенге (более трех миллионов долларов по нынешнему обменному курсу).

На реконструкцию инфраструктуры казахстанская сторона, как сообщил Азаттыку генеральный директор предприятия «Байтерек» Куат Мустафинов, планирует затратить в общей сложности 283 миллиона долларов. В «Байтереке» говорят, что на конец сентября этого года завершены работы по разработке технико-экономического обоснования проекта; получены положительные заключения отраслевой, экологической и комплексной вневедомственной экспертиз. В настоящее время материалы ТЭО проходят экономическую экспертизу.

СОСТОИТСЯ ЛИ ПУСК?

Первый пуск с «Назарбаевского старта» обещают в 2023 году (ранее в планах значился 2022 год). Однако эксперты смотрят на эти планы со скепсисом.

— Сейчас казахстанской стороне придется в рамках проекта переделывать стартовый комплекс «Зенита» под еще не созданный «Союз», потеряв тем самым возможность запускать «Зениты». Казахстану, если исходить из его реальных интересов, нужно, прежде всего, научиться работать с тем, что уже создано, использовать то, что уже летает, не втягиваясь в долгоиграющие проекты с большими затратами, — говорит Нурлан Аселкан, главный редактор казахстанского журнала «Космические исследования и технологии».

Российский эксперт Лукашевич считает проект бесперспективным и полагает, что Нур-Султану не следует «завязываться» на Москве.

— Рано или поздно Россия с Байконура уйдет, поэтому Казахстану развивать космодром или делать проекты, как например этот, с привязкой только к России неперспективно. Не нужно на России завязываться как на основного, главного и стратегического партнера. Альтернатива — это участие Казахстана в международных проектах, где Россия тоже будет в качестве одного из партнеров, но не более. Если все яйца сложить в российскую корзину, ничего у Казахстана не получится ни с Байконыром, ни с «Назарбаевским стартом». И эти 15 лет, которые длится проект, это всё и демонстрируют, — убежден Вадим Лукашевич.

Нурлан Аселкан говорит, что вне зависимости от того, заработает российско-казахстанский проект или нет, дальнейшая судьба Байконура остается тревожной, потому что значительная его часть Россией не используется, инфраструктура ветшает, а условия российской аренды исключают иностранные инвестиции в космодром.

— Байконур нуждается в спасении, и если Казахстан не спасет его, то к 2050 году (срок окончания аренды), или ранее того, страна получит руины. Поэтому сейчас обсуждается идея создать на базе Байконура международный космопорт, в котором найдут свое место и Россия, и другие страны, возможно, под эгидой ООН. От аренды надо уходить, потому что ее сегодняшний формат исключает международное сотрудничество и приход любого инвестора. Пока действует аренда, даже Казахстан как собственник не может сегодня взять и построить какой-либо объект на космодроме или в городе Байконыр без согласия российской стороны. Хотя потребность в модернизации огромная, инфраструктура обветшала. Есть заинтересованность в новом формате Байконура у возможных новых партнеров. И это ни в коем случае не противостояние России, а совместное сотрудничество, наполненное новым содержанием, — делится Нурлан Аселкан дальнейшим видением развития казахстанского космодрома.

На совместном предприятии «Байтерек» настроены оптимистично.

«Реализация проекта позволит дать второе дыхание космодрому Байконур, создать рабочие места в высокотехнологической сфере для жителей города Байконыр и выйти Казахстану на мировой рынок коммерческих пусков, позволив предлагать услуги для запуска космических аппаратов в интересах различных отраслей Казахстана», — сообщил в письменном ответе на запрос Азаттыка гендиректор предприятия Куат Мустафинов.

«НАЗАРБАЕВСКИЙ СТАРТ» И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОЙ КОСМОНАВТИКИ

Скепсис экспертов по поводу запусков с «Назарбаевского старта» связан еще и с тем, что российская космонавтика сейчас переживает непростые времена. В 2018 году Москва, десятилетиями удерживавшая лидерство по количеству коммерческих пусков, уступила Пекину и Вашингтону. Китай запустил 38 ракет (два старта были неудачными), США — 31, Россия — 17. Один из пусков, с космодрома Байконур, был неудачным. 11 октября произошла авария ракеты «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10», космонавт Роскосмоса Алексей Овчинин и астронавт NASA Ник Хейг выжили.

За девять месяцев этого года Китай запустил 20 ракет в космос (два пуска были неудачными), Россия — 16, США — 15.

В прошлом году глава госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин обвинил американского предпринимателя Илона Маска, главу частной компании SpaceX, в демпинге с целью выдавить Москву с рынка космических запусков. Компании Маска удалось удешевить затраты, в числе прочего за счет повторного использования возвращающихся ступеней ракет Falcon. Это позволило SpaceX зарабатывать и извлекать прибыль, параллельно работая над проектами по отправке космических туристов на Луну и колонизации Марса.

Рогозин заявил, что Россия способна перехватить лидерство: «Мы вернемся и снова станем первыми, я вам обещаю». Вадим Лукашевич считает эти обещания несбыточными.

— Космическая отрасль России сейчас переживает не то чтобы системный кризис, это скорее вялотекущая агония, плавно нисходящий тренд. Если отсечь и не брать всерьез бравурные заявления о «новых ракетах», «новом космическом корабле», о недавно афишированной «Лунной программе», то в реальности всё достаточно печально. «Ангара» слетала только один раз четыре-пять лет назад, стартовый стол под нее на Восточном только начали строить, и когда его завершат — непонятно. То есть Россия в этом плане много обещает, но ничего нового выдать не может. Плодит бумаги, проекты и имитирует деятельность в космической отрасли, -— говорит Лукашевич.

В вышедшей в 2018 году на сайте американского исследовательского института Jamestown Foundation статье говорится, что Россия, космическая отрасль которой теряет свои позиции, так или иначе будет стремиться к поэтапному перемещению своей космической программы на площадки внутри страны — космодромы в Архангельской области и на Дальнем Востоке — и к сокращению использования Байконура. Заработает ли в этих условиях «Назарбаевский старт» — большой вопрос.

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.

6

https://theins.ru/korrupciya/180595?fbc … kQrJgw8kiA

Распил в иллюминаторе. Как Россия и Казахстан 15 лет строят ракетный комплекс на Байконуре
· The Insider · @the_ins_ru · 09.10.2019 14:01
https://theins.ru/wp-content/uploads/2019/10/CqU6cKtFWq0iRpClRVbi.jpg

Президент России Владимир Путин во время визита Нурсултана Назарбаева в российскую столицу предложил назвать планирующийся еще с 2004 года совместный российско-казахстанский ракетный комплекс «Байтерек» в честь своего гостя, экс-президента Казахстана. За время работы над проектом его стоимость выросла с $233 млн до $1,6 млрд, а сроки осуществления сдвинулись на неопределенное время. Эксперт в космической отрасли Вадим Лукашевич описывает, как участники международного проекта, не заинтересованные в его практической реализации, постепенно сосредоточили свои усилия на долгосрочной и взаимовыгодной коррупционной дележке бюджетов и как они помогали в этом друг другу.

Наша жизнь полна символов, которые мы порой не замечаем. И космонавтика не является исключением. Предложение Путина назвать комплекс «Байтерек» в честь Назарбаева весьма символично.

…В конце 1991 года распался Советский Союз, и предмет нашей национальной гордости — космодром Байконур — оказался на территории суверенного Казахстана. Новорожденная Россия начала трудные переговоры об аренде Байконура. Ситуация была не в нашу пользу: только с Байконура можно было запускать космонавтов и осуществлять пуски «Протона» — единственной отечественной ракеты-носителя тяжелого класса.

Чтобы Казахстан был посговорчивее в цене, России нужно было продемонстрировать «малозначимость» Байконура. Для этого в 1992 году было инициировано два проекта: строительство нового космодрома на Дальнем Востоке и разработка новой ракеты-носителя на замену «Протону», которая будет запускаться с российской территории. Это было сиюминутное политическое решение «в пику» Казахстану, но именно оно определило вектор развития отечественной космонавтики на обозримое будущее.

Новой ракетой стала «Ангара», которая должна была запускаться с существовавшего космодрома Плесецк, а новым космодромом Свободный — расформированная 27-я Краснознаменная дивизия РВСН в поселке Углегорск Свободненского района Амурской области. В переговорах с Казахстаном это был «кнут», который позволил России заключить долгосрочный договор аренды Байконура на приемлемых условиях.

Через некоторое время маятник российско-казахстанских отношений в космической области качнулся в обратную сторону — потребовалась «морковка». Ею и стал совместный проект «Байтерек» по строительству стартового комплекса под ракету-носитель (РН) «Ангара-А5» на Байконуре, согласно которому российская сторона отвечала за создание РН, а Казахстан — за строительство старта. И эта «морковка» оказалась настолько вкусной, что ее многолетнее поглощение скоро стало основной целью проекта.
«Морковка» оказалась настолько вкусной, что ее многолетнее поглощение скоро стало основной целью проекта

История «Байтерека» — это наглядный пример того, как участники международного проекта, не заинтересованные в его практической реализации, сосредоточили свои усилия на долгосрочном и взаимовыгодном «пилении» каждый своего бюджета, помогая друг другу в этом увлекательном процессе. И это устраивает всех причастных к «Байтереку».

Первоначально (при подписании межправительственного соглашения 22 декабря 2004 года) стоимость нового старта оценивалась в $233 млн при планах первого пуска в конце 2010 года. В сентябре 2009-го было объявлено, что «работы начнутся с 2010 года», а стоимость работ на период 2010–2011 гг. оценивалась примерно в $370 млн. В 2010 году стоимость переоборудования под запуски «Ангары» универсального комплекса стенд-старт (УКСС), оставшегося от программы «Энергия-Буран», была оценена уже в $1,06 млрд, а сроки первого запуска сдвинулись на 2013–2014 годы.

12 декабря 2010 года заместитель председателя Национального космического агентства Казахстана Мейрбек Молдабеков, выступая в Мажилисе (нижней палате парламента), определил стоимость проекта «Байтерек» для Казахстана в $700 млн. В сентябре 2011-го председатель Национального космического агентства Казахстана (Казкосмос) Талгат Мусабаев озвучил новые цифры: стоимость проекта — $1248 млн, срок завершения проектных работ — 2012 год, начало строительства — 2013 год, завершение проекта — 2017 год.

В начале ноября 2011 года удалось утвердить техническое задание на опытно-конструкторские работы по космическому ракетному комплексу «Байтерек». Но и после этого, через 7 (!) лет после начала проекта, на встрече глав Казкосмоса и Роскосмоса 20 декабря того же года стороны всего лишь «…подтвердили заинтересованность в создании КРК «Байтерек» на Байконуре… и решили создать рабочую группу из специалистов для детального рассмотрения всех вопросов по финансированию». 9 января 2012 года глава Роскосмоса Владимир Поповкин в интервью газете «Известия» озвучил «новую» стоимость проекта — $1,6 млрд.

В декабре 2012 года Талгат Мусабаев заявил: «…стороны действительно ведут переговоры относительно будущего комплекса «Байтерек», но жестких договоренностей пока не достигнуто. <…> Проект не преодолел фазу проектных работ. Основными причинами затягивания сроков реализации явились задержка российского проекта [РН «Ангара»] на 47 месяцев и увеличение стоимости проекта более чем в 7 раз по сравнению с первоначальной — она практически достигла $2 млрд». («Коммерсантъ», 11.12.2012).
Основными причинами затягивания сроков явились задержка российского проекта на 47 месяцев и увеличение стоимости более чем в 7 раз

Источник «Коммерсанта» в правительстве РФ отреагировал на это так: «Еще в 2010 г. замглавы Казкосмоса оценивал создание наземной инфраструктуры «Байтерека» в $700 млн. С тех пор ничего не изменилось: инфраструктуры как не было, так и нет. Непонятно, за счет чего выросла стоимость работ. Поэтому говорить, что вина лежит только на России, как минимум некорректно».

Истинная причина роста стоимости «Байтерека» понятна из характерного комментария осведомленного участника проекта с российской стороны:

«Только я видел четыре проекта и с десяток вариантов прорисовок. И уже тогда (три года назад) было ясно, что это исключительно баблопопил с обеих сторон. Казахи очередную порцию спилят и просят у наших очередной проект как обоснование очередных затрат. А наши им в ответ сразу парочку [новых] проектов как подтверждение конструкторского поиска с требованием вознаграждения за проявленное рвение. Я наблюдал эти увлекательные итерации дважды и видел готовившиеся документы для третьего цикла. Далеко ходить не надо — отдельные прорисовки есть под рукой, например, эта картинка, которая обошлась казахам примерно в 6 млн рублей, 5 из которых они получили в Москве назад, налом в американской валюте. <…> Экономических расчетов нормальных не было? Были, сам видел — куда, кому, в каком виде занести. И сроки были жесткие. Жесточайшие. И они выполнялись неукоснительно, будучи приуроченными к датам в авиабилетах командированных».

Тот же источник в отрасли продолжает называть вещи своими именами:

«Кстати, у меня создалось ощущение, что казахам вообще за новые проработки выдавались какие-то старые домашние заготовки, сделанные задолго до этого. Исхожу из того, что серьезные полугодовые этапы (судя по прилагавшимся план-графикам работ и калькуляции стоимости на основе трудоемкости) легко выдавались «на-гора» силами нескольких конструкторов за три-четыре недели. И еще, все участники процесса с нашей стороны твердо знали, что это никогда не будет реализовано в железе. Казахи (ну, из появлявшихся здесь у нас), как мне представляется, это прекрасно понимали, их не столько интересовали итоги работы, сколько откаты. Потому что все (и наши, и казахи) были в состоянии отличить реальную КД [конструкторскую документацию] от работы «на корзину», призванную служить прикрытием платежей.

Распил в иллюминаторе. Как Россия и Казахстан 15 лет строят ракетный комплекс на Байконуре
https://theins.ru/wp-content/uploads/2019/10/buran-ru005__006-copy.png

«Схема установки несуществующей „Ангары“ на УКСС, — пример работы „на корзину“ в проекте „Байтерек“». Источник — Центральное конструкторское бюро тяжелого машиностроения, 2008 г.

Я пришел к выводу, что «Байтерек» имел три супостаси в зависимости от уровня вовлеченных участников:

    Самый высокий (государственный) уровень типа Путин–Назарбаев (и частично Перминов–Мусабаев) — голимая политика, при этом каждая из сторон преследовала свои интересы, не разделяемые другим партнером;

    Руководство проекта и, скажем так, примыкающие к ним исполнители — тут чистый баблопопил ввиду очевидного отсутствия взаимопонимания наверху и наличия халявных денег, обязательных к освоению по итогам года.

Здесь вообще создалась идеальная среда для попила — пока цели «наверху» не согласованы окончательно, «Ангары» не видно даже на горизонте, понятно, что никто ничего всерьез делать на УКСС не начнет. А бабло на старт (обследование, НИОКР и прочее) выделяют, да и КД постоянно меняется и «плывет» — тут только идиот не начнет пилить. Это главное, и это единственное реальное объяснение роста стоимости проекта «в процессе».

При этом, замечу, если все делать всерьез, то его стоимость реально где-то порядка $1 млрд, но так как два клоуна (см. п. 1) по политическим мотивам назвали смешную первоначальную сумму, то всем спецам изначально было понятно, что за такие деньги либо проекта вообще не будет и нужно просто спилить это внезапное щастье, либо потом все равно дадут еще много бабок и сдвинут все сроки сильно вправо. Ну и подарки судьбы в виде непоняток с дебютами «Ангары» у южных корейцев [в июне 2010 года южнокорейская ракета-носитель KSLV-1, использовавшая первую ступень на основе первой ступени «Ангары», разрушилась при первом запуске] — для пильщиков «Байтерека» это просто праздник души!

    Рядовые исполнители «на местах», которые в самом деле что-то делали. Им, конечно, была отрада в виде регулярной, хотя и весьма небольшой, зарплаты и надежда на перспективу в части этой зарплаты в будущем. Им перепадали крошки, но они своими человеко-часами закрывали буйство пирующих выше».

В феврале 2013 года, то есть после девяти лет «реализации» проекта «Байтерек», Россия и Казахстан смогли договориться о… замене ракеты-носителя: теперь место «неготовой» «Ангары» занял «Зенит».

В начале 2014 года на проектом нависла новая напасть: «Реализация проекта «Байтерек» <…> в лучшем случае может начаться только через несколько лет» («Военно-промышленный курьер», 21 января 2014 года). Причина — Казахстан не является участником международного режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ). Кроме того, пока Казахстан привыкал к российско-украинскому «Зениту», Россия сумела так испортить свои отношения с Украиной, что «Зенит» перестал существовать (Россия отказалась от его закупок в феврале 2015 года).

И в декабре 2014 года в долгоиграющей волынке проекта «Байтерек» появился новый куплет из старого текста — на московском заседании совместной рабочей группы с участием Роскосмоса и Казкосмоса проработана возможность… возврата (!) проекта на РН «Ангара» с выбором «конкретного варианта, предложенного российской стороной»: «Планируется до конца первого квартала 2015 года на уровне Казкосмоса и Роскосмоса утвердить План совместных действий по корректировке ТЭО и принятию окончательного решения по проекту. В случае положительного решения КРК «Байтерек» будет создан на космодроме Байконур к 2022 году».

Через год эта «мыльная опера» стала совсем скучной. 28 декабря 2015 года ТАСС со ссылкой на пресс-службу Аэрокосмического комитета Министерства по инвестициям и развитию Казахстана (Казкосмос) сообщил, что по итогам состоявшегося накануне в Москве совещания по вопросам сотрудничества на комплексе Байконур «…принято решение о создании рабочей группы, которая к 25 января 2016 года сформирует совместные предложения Роскосмоса и Казкосмоса по условиям и реализации проекта «Байтерек», а также дальнейшего функционирования совместного предприятия «Байтерек». В совещании приняли участие главы Казкосмоса и Роскосмоса Талгат Мусабаев и Игорь Комаров».

Новая фаза «продолжения сотрудничества» в рамках проекта «Байтерек» наступила в июне 2016 года: вместо РН «Зенит» было предложено использовать перспективную РН «Феникс», создание которой предусмотрено Федеральной космической программой России на 2016–2025 гг. с началом НИОКР (стоимостью 30 млрд рублей) в 2018 году. И пока будущей ракеты нет, партнеры по «Байтереку» должны были заняться модернизацией и совместной эксплуатацией ракетного комплекса «Протон», с которого… будет снята третья ступень. Эта песня тоже была недолгой — легкий «Протон» так и не появился, и сегодня дни «Протона» уже сочтены.

1 ноября 2016 года и.о. гендиректора Центра эксплуатации наземной космической инфраструктуры (ЦЭНКИ) Рано Джураева сообщила журналистам, что «…соглашение между правительствами России и Казахстана по проекту «Байтерек» будет подписано до конца года. Оно будет касаться объемов инвестиций с обеих сторон, а также облика ракеты «Сункар», которую будут создавать российские специалисты для этого проекта». И пока суд да дело, на смену базы для «Сункара» — «Фениксу» — пришел «Союз-5» с началом летных испытаний в 2024 году, позже переименованный в «Иртыш»...

Ракеты как не было, так и нет, стартового комплекса тоже, но к чехарде переименований ракеты добавилось новое достижение — несуществующий старт «Байтерека» стал «Назарбаевским стартом». С началом эксплуатации, если повезет, в 2023 году. Как видим, чиновникам «Байтерека» с обеих сторон везет уже 15 лет…

А что же космодром Свободный? Почил в бозе за ненадобностью в 2007 году. Потому что в лучших российских традициях на его месте с конца 2007 года строится новый российский космодром Восточный. Первоначально предполагалось, что с нового космодрома будет стартовать новая ракета «Русь» с новым пилотируемым космическим кораблем. Сегодня мы знаем, что никакой новой ракеты нет, с космодрома летает старый «Союз» без космонавтов, потому что нового корабля тоже нет (хотя этот несуществующий корабль уже успел сменить свое имя с «Федерации» на «Орел»).

Строительство Восточного превратилось в скандальный долгострой, сопровождаемый срывом сроков, массовой невыплатой зарплат, разворовыванием средств и низким качеством работ. Сегодня на космодроме введены в эксплуатацию только самые необходимые для выполнения пусков объекты и начаты работы по сооружению второй очереди (стартовый комплекс для «Ангары») при незавершенности работ по первому этапу строительства. Пилотируемые пуски с Восточного по-прежнему остаются делом далекой перспективы.

26 сентября глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин сказал, что космодрому Восточный может быть присвоено имя Владимира Путина: «Я думаю, придет время и для этого». Не Сергея Королева или Юрия Гагарина, а Путина. И это правильно — «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Всю жизнь нас окружают символы, нужно только уметь их читать.
The Insider


Вы здесь » novosti-kosmonavtiki-2 » Планов громадьё. » Космические планы Казахстана.