novosti-kosmonavtiki-2

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » novosti-kosmonavtiki-2 » Пилотируемые полеты. » Общие вопросы пилотируемых полётов


Общие вопросы пилотируемых полётов

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://ria.ru/20190411/1552575394.html

Сергей Крикалев: ОАЭ планируют купить космический корабль "Союз"
58 лет назад, 12 апреля 1961 года, с космодрома Байконур на ракете "Восток" в космос отправился первый человек – Юрий Гагарин. Он положил начало целой череде космических побед нашей страны в области пилотируемой космонавтики. О международном сотрудничестве и перспективах российской космонавтики в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу в преддверии Дня космонавтики рассказал исполнительный директор госкорпорации "Роскосмос" по пилотируемым космическим программам, Герой Советского Союза и Герой России Сергей Крикалев.
— Некоторое время назад Индия провела испытания противоспутникового оружия. Глава НАСА заявил, что некоторые из обломков угрожают МКС. Следит ли Роскосмос за ситуацией, насколько считает ее опасной для станции?
— Любой неконтролируемый объект в космосе это плохо: будь то потерявшая управление ступень или спутник. Сейчас идет разработка правовых механизмов, чтобы уменьшить количество таких неконтролируемых объектов в космосе вплоть до того, что введено правило не отрабатывать до конца топливо в космической технике, а остатки использовать для ее увода на орбиту захоронения или сведения в атмосферу Земли.
Что касается индийского спутника, то высота, на которой он был сбит, ниже МКС, но поскольку осколки разлетались в разные стороны, потенциально опасность для станции есть, и это не очень хорошо. Не все эти осколки можно отследить. Мелкие, у которых маленькая отражательная способность, наверное, нельзя. Пусть вероятности столкновения и небольшие, но лучше их иметь в виду при обеспечении безопасности станции.

— Продолжая индийскую тему, какую помощь Роскосмос окажет в формировании отряда космонавтов и создании пилотируемой космической системы Индии?
— При переговорах с Индией с самого начала обговаривалось, что пока не планируется полета индийского космонавта на российском корабле на МКС. Может быть, в будущем такое станет возможно. Сейчас же они делают свой пилотируемый корабль, поэтому обратились к нам для взаимодействия, оказания помощи. Обсуждается, как мы им будем помогать — отдельными элементами или целыми системами. Также будем делиться опытом в отборе и формировании отряда космонавтов. Пока идет обсуждение направлений сотрудничества, документы еще не подписаны.

— Осенью планируется полет на МКС на российском корабле "Союз" космонавта из ОАЭ. Планируется ли дальнейшее сотрудничество?
— ОАЭ хочет совершить не просто одиночный полет, а реализовать долгосрочную космическую программу. У них уже создан свой Центр управления полетами, строятся спутники. В части пилотируемых программ они намерены создать свой отряд космонавтов и с какого-то момента, может быть, заниматься самостоятельными запусками космонавтов, а может, как Европа, летать на чьих-то кораблях. В рамках перспективной программы полетов ОАЭ планируют организовать специализированную пилотируемую миссию, для которой потребуется корабль. Речь идет о закупке у нас корабля "Союз", то есть двух мест в нем, поскольку по закону командиром корабля "Союз" должен быть гражданин России. Полет возможен не ранее, чем через два года. Переговоры идут, но пока контрактом оформлен только короткий полет в этом году.

— Специализированная миссия будет долгосрочной?
— Будет ли этот полет две недели или месяц — это вопрос обсуждения, ведь корабль никак не будет привязан к нашей программе полетов.

— Также сообщалось о возможном полете двух туристов на "Союзе" до 2021 года. Определено ли, кто это будут?
— Пока не определено. Создание специализированного корабля — это долгий процесс, идет заключение контрактов на производство корабля, в нем зарезервировано два места, но кто полетит, пока не известно. Это скорее потенциальная возможность.

— Производство "Союза" оплачивает Space Adventures или Роскосмос?
— Контракт с исполнителями заключает Роскосмос, который, в свою очередь, по графику получает деньги от заказчика. В конечном итоге эти деньги идут на производство корабля, пусковые услуги и в прибыль госкорпорации.

— На сайте американских госзакупок, а затем в проекте бюджета НАСА на 2020-й финансовый год сообщалось, что США планируют закупить два места в кораблях "Союз" для доставки своих астронавтов на МКС в 2019 и 2020 годах. В каком состоянии переговоры?
— С нами разговоры велись, идет процедура согласования документов.

— Если американцы продолжат летать на наших кораблях, соответственно, мы будем летать на их. Когда первый российский космонавт полетит на американском частном космическом корабле Dragon-2 или Starliner?
— Когда это будет безопасно. Для того чтобы мы допустили нашего человека в их корабль, должно быть доказано, что полеты в них безопасны. Пока вопросов к компаниям Boeing и SpaceX много даже со стороны НАСА. Недавно SpaceX провела беспилотный испытательный полет своего корабля, но еще требуются испытания системы аварийного спасения. После этого результаты тестовых испытаний будут рассматриваться в НАСА, потом НАСА поделится с нами. Самый вероятный сценарий такой: состоятся тестовые полеты, в которых будут принимать участие американские астронавты, потом начнутся длительные миссии с подтверждением работоспособности кораблей и когда станет понятно, что они надежны, мы пойдем на такой обмен членами экипажа – они будут летать на наших кораблях, мы — на их.

— Насколько американская сторона охотно делится с нами информацией о частных космических кораблях, ведь там их ноу-хау?
— Конечно, имеются свои ограничения, и не только между нами и американцами, но и между частными компаниями и НАСА. Действительно, это дополнительная трудность, но НАСА постепенно решает возникающие вопросы.
Напомню, что такая ситуация возникает не в первый раз. Когда я в 1990-х годах приехал на подготовку в США для полета на шаттле, многие американцы, с которыми у меня сложились дружеские отношения и которые родились еще во время холодной войны, говорили, что для них было очень странно видеть российских специалистов там, куда без пропуска не пускали даже американских граждан. Для многих подобное сотрудничество тогда было культурным шоком. Мы его преодолели, и уверен, справимся с новыми трудностями.

— Ранее Роскосмос сообщал, что ведутся переговоры с Бахрейном по пилотируемой тематике. Когда возможен полет в космос гражданина этой страны?
— С ними обсуждался вопрос об участии в специализированной миссии ОАЭ. Бахрейн рассматривался как один из возможных заказчиков второго места в корабле "Союз" вместе с ОАЭ. Принципиально выражена заинтересованность в этом проекте, но они ждут результата полета гражданина ОАЭ в 2019 году, прежде чем приступать к следующему этапу переговоров.

— В Роскосмосе идет подготовка документов перед началом нового отбора в отряд космонавтов. Когда о нем будет объявлено официально?
— Сейчас Центр подготовки космонавтов готовится запустить процедуру отбора. Требуется оформление необходимых документов. Если раньше от нас требовали выбрать кандидатов в короткие сроки, из-за чего в 2012 году и в 2017-м пришлось продлевать отбор, поскольку мы не укладывались в отведенные сроки, то в этот раз, чтобы не устраивать спешки, чтобы люди могли собрать необходимые документы, а комиссия их обработать, мы решили начать отбор раньше и продлить его по срокам, дать возможность принять участие более широкому кругу людей. Планируем, что отбор начнется весной. К тренировкам отобранные кандидаты приступят через два года.

— Сколько человек планируется набрать в этот раз?
— Мы не оценивали точно, поскольку цифры уточняются к концу набора и связаны как с перспективами пилотируемой программы, так и с фактическим выбытием действующих космонавтов из отряда. Резонная группа для набора, как я думаю, 4-6 человек.

— Почему так часто начали проводить наборы в отряд? Предыдущий был в 2018 году, до этого в 2012 году.
— Мы сейчас говорим, что отбор продлится два, а может быть, три года. Нет смысла проводить отбор редко, но набирать много людей, часть из которых начнет летать раньше, часть позже, ожидая своей очереди. Чтобы такого не было, лучше взять группу поменьше, а потом отобрать следующую группу.

— Сейчас российский экипаж на МКС работает в сокращенном с трех до двух человек составе. Когда его увеличат?
— С приходом многофункционального лабораторного модуля "Наука".

— Его запуск планируется в 2020 году, но в экипажах кораблей "Союз", которые назначены на подготовку для полетов в следующем году, только по два россиянина.
— Программа полетов будет корректироваться. Пока утверждена пилотируемая программа на 2019 год. Если сейчас у нас по одному человеку в экипаже каждого "Союза", то со следующего года по два. В определенный момент перейдем на трех космонавтов. Два члена экипажа "Союза" при определенном графике пересменки экипажей позволяют нам с начала следующего года начать переходить на троих членов экипажа. Не сразу, конечно, со временем.

— Из-за сокращения российских членов экипажа научная отдача снизилась в пять раз. Это так?
— Нет. Научная отдача снизилась не из-за того, что сократилось количество людей, а из-за отсутствия МЛМ возникла необходимость сокращения российского экипажа на станции. Да, времени, которое используется для научных экспериментов, стало меньше, но оборудование не прилетело, которое должно было прилететь. Сейчас промышленность прилагает серьезные усилия, чтобы МЛМ все-таки улетел. Это многострадальный модуль. У меня душа болит за него.

— Действительно ли техническое состояние МКС таково, что уже через год-два, если не увеличить количество членов российского экипажа до трех, два российских космонавта будут тратить на обслуживание систем практически все свое рабочее время?
— Системы станции обновляются. Каким-нибудь насосам, которые там стоят, не нужно каждый день подкручивать гайки. После выхода старого оборудования из строя оно заменяется на новое, просто старой модели. Неправильно говорить, что катастрофически увеличивается время работы космонавтов по обслуживанию систем станции. Да, действительно такая тенденция есть, но она не такая катастрофическая.

— Что с МЛМ? В связи с заменой старых баков, в которых не удается убрать загрязнение, его придется как-то по-другому запускать к МКС?
— Решение о замене баков еще не принято, оно обсуждается. Это один из рассматриваемых вариантов.

— Сейчас эксплуатация МКС рассчитана до 2024 года. Что дальше? Мы будем выступать за продление работы станции?
— Рассматриваются варианты дальнейшего использования станции, за продление выступают наши международные партнеры, это обсуждается у нас. Мы видим много положительного в том, чтобы продолжить эксплуатацию станции, потому что в создание орбитальной инфраструктуры было вложено многое. К тому же наши новые модули задерживаются, поэтому, потратив столько сил и времени, бросать все и создавать новую станцию не очень целесообразно.

— Когда Роскосмос выйдет в правительство с предложением продлить работу российского сегмента?
— Срок я не скажу. Такие предложения формируются, они требуют определенного обоснования, в том числе и технического плана, что станция работоспособна.

— В августе к МКС планируется запуск беспилотного "Союза" с роботом "Федором" внутри. Какие задачи стоят перед этим запуском?
— Перед беспилотным запуском стоит задача проверки связки ракеты "Союз-2.1а" и системы аварийного спасения с пилотируемым кораблем. С грузовым кораблем ракета уже летала.
Что касается "Федора", то это будет космический эксперимент. За него отвечает РКК "Энергия. Пока обоснование целесообразности эксперимента не завершено. У нас существует координационный научно-технический совет, который должен утвердить или не утвердить этот эксперимент. Если ученые скажут, что полет "Федора" целесообразен, то он полетит. Программа полета сейчас формируется, специалисты РКК "Энергия" смотрят, какие задачи может выполнить робот во время эксперимента.

— Учитывая, что к МКС отправляется целый корабль без экипажа, планируется ли его использовать для доставки грузов? Что он вернет со станции?
— Он будет использован как обычный транспортный корабль для доставки грузов на станцию. На Землю он вернет то, что потребуется программой полета. Специалисты определят, что конкретно. Появление возможности возвращения большого количества грузов со станции имеет две стороны медали. С одной стороны, мы всегда страдали от ограничений по возвращению полезного груза, с другой стороны, система построена так, чтобы минимизировать этот возврат. Мы и так возвращаем каждый раз около 70 килограммов груза в "Союзе", если появилась возможность вернуть 270 килограммов, то это хорошо.

— Ранее РКК "Энергия" предлагала создать специальный грузовозвращаемый "Союз" для возвращения большого количества грузов на Землю. Появится ли такой корабль?
— Предложения делали, но обоснований под них нет. Сейчас, с развитием технологий, необходимость возврата грузов становится меньше. Если раньше мы проводили эксперименты и по их завершении возвращали большие кассеты с результатами на Землю, пленку, записи, то сейчас результаты исследований обрабатываются на борту и информация передается на Землю в цифровом виде.

— Кстати, о цифровой связи. В ближайшее время должна заработать круглосуточная система связи с МКС через спутники системы "Луч". Когда это произойдет?
— В ближайшее время. Систему мы ждем давно. Тесты оборудования уже проведены.

— Если говорить о перспективах, будет ли Россия участвовать в создании окололунной станции Gateway?
— О своем участии мы заявили в Австралии два года назад. Свое участие мы продолжаем, но какие формы примет участие, будет определяться позже.

— Много раз Роскосмос заявлял, что участвовать в создании этой станции не очень целесообразно.
— Есть понимание, что на разных этапах исследования и освоения Луны есть смысл двигаться вместе с США. Но раньше мы говорили, что имеет смысл сотрудничество по Gateway, если сохраняется консенсус как в проекте МКС, насколько удастся сохранить этот процесс сейчас, не понятно.

— Экс-директор РКК "Энергия" Сергей Романов ранее заявлял, что космический корабль "Федерация" будет готов к доставке на Байконур в 2024 году, хотя предприятие старается выполнить все работы к установленному сроку запуска – в 2022 году. Насколько серьезна ситуация с "Федерацией"?
— Пока нам РКК "Энергия" подтверждает, что в 2022 году они обеспечат нам беспилотный запуск.

— Это будет полноценный корабль или макет?
— Есть отдельные люди, которые говорят о запуске макетов, но у нас РКК "Энергия" все-таки не макетостроительная фирма, она создает космические корабли. Деревянный макет в космос не запустишь. В космос отправится полноценный корабль. Может быть, у него будет ограниченный функционал, что вполне естественно для беспилотного полета, когда нам не нужны все системы жизнеобеспечения, но все, что требует испытаний, на нем будет установлено.

— Что будет с "Федерацией" с 2024 года, когда в рамках летных испытаний планируется пилотируемый полет к МКС с экипажем для завершения летных испытаний, по 2028 год, когда должна появиться ракета для отправки корабля к Луне? Он будет стоять в ангаре и покрываться пылью?
— Программа, которая у нас сейчас утверждена, предусматривает беспилотный полет в 2022 году, затем беспилотный полет к МКС, пилотируемый полет к МКС в 2024 году. Этой отработкой заканчивается существующая федеральная космическая программа. Испытания могут продолжаться и дальше. Надо убедиться, что по итогам испытаний не потребуются доработки, которые потребуют новых полетов. Корабль не предназначен для регулярных полетов на низкую околоземную орбиту, хотя туда он может летать тоже, но скорее в рамках испытаний, потому что ее полет более дорогой, чем полет корабля "Союз".
Кроме того, если помните, изначально "Федерация" планировалась для полета на "Ангаре", а не "Союзе-5". Не исключено, что в будущем и "Ангара" все же будет адаптирована для запуска этого пилотируемого корабля.

— Если "Федерация" предназначена для полетов к Луне и в дальний космос, будет ли в этой связи создаваться лунная модификация корабля "Союз"?
— Обсуждения идут. Вопрос о целесообразности стоит в полный рост. Есть соображения за, есть – против.

— И когда можно ожидать результатов? Ведь разработка такой модификации требует дополнительного финансирования, внесения изменений в федеральную космическую программу.
— Если появится допфинансирование, тут варианты: направить его на создание нового корабля или модификацию старого. Мнение за модификацию заключается в том, что мы повышаем надежность, мнение за разработку нового, что мы не стоим на месте.

— С точки зрения повышения надежности старой техники, какие меры, помимо установки камер наблюдения, предпримут на Байконуре, чтобы предотвратить повреждение датчика при сборке ракет "Союз", как в случае с ситуацией, приведшей к аварии ракеты "Союз-ФГ" в октябре 2018 года?
— Комиссия разработала перечень мероприятий, которые должны предотвратить повреждение механического штыря. Кроме того, на будущее планируется формирование дублирующей команды отделения бокового блока. То есть если не пройдет команда с датчика, чтобы она выдавалась через другие каналы.

— Виновного нашли?
— Конкретного человека не искали. Виновного бы искали, если бы это было сделано по разгильдяйству или намеренно. Здесь никакого умысла не видно, сборщику было не очень удобно проводить работы. Сейчас комиссия изменила методику сборки таким образом, чтобы не допустить повторения возникшей ситуации, ввела дополнительный контроль, чтобы один сотрудник выполнял работу, второй помогал, третий контролировал.

— Что с расследованием отверстия в корабле "Союз МС-09"?
— У меня новой информации нет. Был проведен выход космонавтов в открытый космос, взяты образцы герметика на анализ.

— Что дали пробы?
— Новых результатов не появилось. Комиссия работает.

— Недавно сообщалось, что на МКС в рамках расследования проведут эксперимент по сверлению бруска металла в том месте, где находилось отверстие, чтобы понять, как распределяется металлическая пыль по кораблю.
— Пока это на уровне разговоров. Обсуждаются возможные варианты. Но нужно обоснование такого эксперимента.

2

https://www.roscosmos.ru/26273/

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин: «На появление нового поколения космической техники у нас есть от силы 3,5 года»

Комсомольская правда

Александр Милкус
https://www. kp. ru/best/msk/dmitrij-rogozin-v-kp/
Накануне Дня космонавтики обозреватель «Комсомолки» Александр Милкус пригласил на Радио «КП» главного по космосу в нашей стране

О чем мы говорили с Дмитрием Рогозиным:
1. Про состояние космонавтики
2. МКС — платформа для испытаний спутников
3. Новая американская экспедиция на Луну выгодна военным
4. Полетим на «американцах»?
5. Уйдет ли Россия с Байконура?
6. Сын Рогозина
7. Про телефон доверия

1. Про состояние космонавтики

— Дмитрий Олегович, давайте сразу к делу. Как вы оцениваете сегодняшнее состояние отечественной космонавтики? И условимся — говорим мы сегодня про гражданский космос...

— Разное состояние, — вздохнул Рогозин. — Какие-то предприятия на высоте и не просто конкурентоспособны, они - лучшие в мире. Например, наше ракетное двигателестроение. До сих пор, несмотря на тяжелейшие и все время нарастающие санкции против нашей страны, сокращение возможностей по высокотехнологичному экспорту, американцы, тем не менее, закупают наши ракетные двигатели. Это и РД-180 для ракет-носителей Atlas, и это РД-181 для ракеты Antares.

— На Atlas, а по сути, на наших двигателях должен полететь новый американский пилотируемый корабль Starliner...

— 85 успешных пусков ракет Atlas — великолепная статистика.

Но проблема в том, что далеко не все предприятия Роскосмоса в таком состоянии. Очень неровное положение у предприятий. Кто-то стабильно и уверенно стоит на ногах, кто-то себя чувствует средненько, кому-то точно надо помогать...

И задача новой администрации Роскосмоса, которая сформировалась в прошлом году, удержать системообразующее предприятия отрасли от сползания в банкротство.

— Это вы про центр Хруничева?

— Да. Мы не имели ни морального, ни какого бы то ни было иного права остановить производство тяжелых ракет на этом предприятии. Здесь же у нас должна выпускаться новая ракета «Ангара». В этом году должен состояться ее пуск.

Мы приняли решения по развитию предприятия. Центр Хруничева уже себя чувствует намного спокойнее.

— Знаете, рассказы о сложном положении ключевых предприятий отрасли я слышу не первый год. Сейчас вы отвечаете за наш космос. Когда, по-вашему, вы сможете сказать: моя основная миссия, как кризисного менеджера, выполнена, костяк космических предприятий в хорошем состоянии?

— Я могу сказать когда. Если говорить про финансово-экономическое состояние, думаю, года три необходимо. Если говорить о переходе на новую ракетно-космическую технику, то он начнется в 2022 году.

— Это тоже 3-4 года.

— Да, 3,5 года. Мы должны испытать новый пилотируемый корабль, который вообще-то должен был появиться намного раньше. А появится он в 2022 году. И носитель для него — новая ракета, которой пока еще нет, «Союз-5» будет к этому времени. Мы сейчас разгоняем по всей кооперации первые деньги, работа началась.

Произойдет переход на ракеты «Ангара», постепенный отказ от «Протонов». И многое-многое другое.

По сути дела, 2022 год — это наш рубеж.

— То есть, можно будет сказать, скоро начнется новый этап отечественной космонавтики?

— Конечно. Более того, вопрос не только в железе. Переход на новую технику означает формирование нового класса конструкторов, инженеров, технологов и высококвалифицированных рабочих. Будет происходить мощная смена поколений. И здесь особое внимание я и мои коллеги уделяют подготовке кадров.

Страна долго летала на технике, которая была создана в предыдущие годы. Ведущие КБ, инженерный класс «Роскосмоса» занимался модернизацией существующей техники. А новые ракеты, корабли, двигатели — это шанс молодым конструкторам и инженерам проявить себя, сформировать из своего состава новых Королевых, Челомеев, Янгелей.

— Вот как раз про молодежь и центр Хруничева. Я много читал о том, что Роскосмос, вместо того, чтобы вкладывать деньги в отрасль, собирается строить небоскреб в виде ракеты на землях завода имени Хруничева... Как я понимаю, история далеко не про это...

— Роскосмос нашел вариант, при котором, благодаря тесному сотрудничеству с правительством Москвы, мы вкладываем деньги исключительно в сохранение и в развитие московского ракетного завода. Раньше предполагалось, что все производство центра Хруничева должно было переехать в Омск. Хотя было понятно, что москвичи вряд ли в Сибирь поедут. Такое решение могло привести к фактической гибели КБ «Салют», которое работает в структуре центра Хруничева. Поэтому был разработан план по сохранению космического производства в Москве.

Безусловно, «Ангара» будет серийно выпускаться в Омске. И это правильно, потому что это ближе к космодрому Восточный.

Но в Москве остается опытное производство, остаются компетенции, которые связаны с созданием ракеты сверхтяжелого класса, ее третьей водородной ступени.

Была найдена формула, при которой создаются совместные предприятия между центром Хруничева и одним из столичных предприятий, которое определит московское правительство. Москва выделяет 25 млрд. рублей, но не Роскосмосу, а на создание Национального космического центра. Он расположится на площади 250 000 кв. м. В это предприятие Роскосмос входит своим заводом, территорией, которая сегодня напоминает некоторые кадры из фильма «Сталкер». На площадях, которые высвобождаются — а это около 90 гектаров — Москва совместно с Роскосмосом будет размещать московские же предприятия, которые не входят в состав Роскосмоса, но связаны с высокими технологиями. Появятся технопарки тех, кто производит микроэлектронику, композитные материалы, новые сплавы. Там же будут базовые кафедры московского госуниверситета, МВТУ им. Баумана, Московского авиационного института и других вузов-доноров. Студенты смогут не просто обучаться, а получат доступ на опытные производства центра Хруничева и в другие современные технологические компании. Роскосмос вкладывается только в покупку новых станков, нового оборудования для центра Хруничева.

— Это тоже за 3,5 года?!

— Мы с Сергеем Семеновичем Собяниным уже первые документы подписали. Надеюсь, в ближайшее время соберемся с ним, чтобы распределить зоны ответственности. Я знаю, что архитекторы Москвы уже приступили к проекту, первые деньги на него выделили...

Москве выгодно, чтобы появился инженерно-конструкторский, аэрокосмический квартал. Это — налоги, новые рабочие места, это изменение облика Москвы. Планируется, что в Национальном космическом центре будут заняты 20 тысяч человек. Из них 8 тысяч это хруничевцы, они останутся на своей площадке, но переедут в современные здания. Еще 12 тысяч человек — сотрудники технопарков. Семья Роскосмоса будет находиться в одном месте. В современных помещениях разместятся десятки тысяч интеллектуалов, инженеров, молодых конструкторов и квалифицированных рабочих!

— И все-таки — неужели в такие короткие сроки?

— Надеюсь. Архитекторы, конструкторы и строители нам действительно называют срок — от 3 до 3,5 лет.

2. МКС — платформа для испытаний спутников

— Дмитрий Олегович, у нас долго не было запусков научных спутников. Потом на орбиту вышел один — обсерватория «Радиоастрон». И вот теперь ждет запуска новая техника — «Спектр-РГ»...

— О, чего я только не читал — мол, «Спектр Р» (он же «Радиоастрон» — А. М.) не выходит на связь, все пропало... Да у него ресурс был 3 года! Но благодаря техническим решениям, которые были заложены в эту машину, она проработала в 2,5 раза дольше положенного... Ученые еще несколько лет будут обрабатывать результаты работы этого космического аппарата.

А мы через несколько месяцев запускаем ему на смену новую машину — «Спектр-РГ». Я спрашивал у руководства совета по космосу РАН, у академика Зеленого, сколько нобелевских премий мы сможем с этого получить? Он утверждает, что несколько получим.

— Вы, еще когда были вице-премьером, говорили о том, что нужно более эффективно проводить научные эксперименты на МКС. И вот недавно на станции был проведен уникальный эксперимент по 3D печати живых клеток. А что еще изменится?

— Еще на прошлой работе я задумывался — а чем занимается космонавт на орбите? Я стал активно этой темой интересоваться. Так вот, всего за 20 лет существования МКС российскими космонавтами было проведено 176 экспериментов. Научная значимость у них есть. Но не скажу, что это была абсолютно эффективная работа. Космонавты настаивают на том, что хотят заниматься перспективными, прорывными вещами.

Поэтому сейчас мы пересмотрели подход к работе экипажа МКС и эксплуатации станции как таковой.

Мы будем активно задействовать не только ее внутренние рабочие помещения, но и внешний борт. На внешнем борту на новых модулях, которые готовятся к отправке, а это многофункциональный лабораторный модуль (МЛМ) и научно-энергетический модуль (НЭМ), мы планируем установить специальную платформу, к которой будет крепиться научное оборудование. Это будут и метеоаппараты, и аппараты дистанционного зондирования земли, и всевозможные ретрансляторы. Экипаж превращается не просто в летающих внутри станции специалистов. Он будет представлен инженерами, которые станут следить за работоспособностью аппаратуры, установленной снаружи.

— А зачем?

— Объясняю. Когда отправляли космические аппараты на орбиту, бывало, что они вдруг прекращали работу. Что произошло? Как проверить? Никак. Поэтому все новые решения по электропитанию, по ретрансляции, по каким-то приборам я предложил сначала отправлять к МКС, вешать на внешний борт. Космонавты выходят в космос, смотрят, как работает аппаратура. После излечения «детских болезней» аппараты будут отправляться на соответствующие орбиты. Не исключаю я и того, что протестированные на внешнем борту МКС их прототипы также за счет электро двигательных силовых установок смогут быть отправлены на доступные орбиты.

— С высоты МКС — а это около 400 км — на геостационарную орбиту в 36 тысяч км?

— Это зависит от двигателя. Электро ракетные двигатели могут поднять, да. За несколько месяцев дойдет своим ходом до любой орбиты.

— То есть, МКС — тестовая лаборатория?

— Конечно! Лаборатория для отработки самых современных спутниковых технологий. И второе — это платформа, чтобы наблюдать за Землей. На высоте в два раза меньше, чем, та, на которой обычно работают спутники дистанционного зондирования Земли.

Поясню. Если спутник повесить на высоту 350 километров, то наша Земля его будет притягивать и он в итоге рухнет в атмосферу. Либо на нем надо ставить дополнительное оборудование, которое каждый раз будет корректировать его орбиту.

Поэтому обычно космические аппараты дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), которые проводят высокоточное, высокодетальное фотографирование, поднимают на высоту от 700 км.

— Это те аппараты, которые вы как-то назвали «Государево око»?

— Да-да. У нас сейчас 11 таких аппаратов. Так вот, на одном из модулей МКС устанавливается платформа, на которой закреплены аппараты ДЗЗ. Станция сама удерживает необходимую орбиту. Нет расхода топлива.

— А почему раньше не догадались так делать?

— Не знаю, почему. Вот пришел новый руководитель Роскосмоса и сказал запатентовать идею... — смеется Рогозин.

— И когда это будет реализовано?

— Я дал поручение установить такого рода платформу на МЛМ. На той стороне, которая обращена к Земле. Получается, аппараты будут на высоте от 2 до 3 раз ближе к Земле, чем обычно. Соответственно, аппаратура будет видеть намного лучше. Мы получаем уникальную космическую съемку.

3. Новая американская экспедиция на Луну выгодна военным

— А что многофункциональный лабораторный модуль все-таки полетит? Он уже лет двадцать создается...

— Тема, правда, сложная. 18 лет назад фактически он был сделан. Один раз его пытались отправить, второй раз пытались... На самом деле что такое МЛМ? Это точная копия модуля «Заря», который давно летает в космосе. Это основной модуль, где работают наши космонавты. Он тоже имеет корни в советском времени.

Модуль этот не должным образом какое-то время хранился в центре Хруничева. При испытаниях, которые мы начали летом прошлого года, были обнаружены проблемы с баками для топлива, которые обеспечивают вместе с двигателем подход модуля к станции, мягкое сцепление. Что это за брак, когда он возник? Найти людей, которые за это дело отвечали, хотелось бы, конечно, но...

Короче, решение принято — поменять эти штатные баки МЛМ на баки, которые используются в разгонном блоке «Фрегат».

Мы давно не запускали такие тяжелые конструкции под 20 тонн. Надо конструкцию подвести к 400-тонной МКС — это филигранная работа, которая предстоит РКК «Энергия» и всем нашим специалистам. В августе мы перевозим МЛМ из центра Хруничева в РКК «Энергия». Там его доведут до ума, проведут все необходимые испытания, после чего он будет отправлен на Байконур. Если все будет нормально, то в июле 2020 года мы планируем его запустить. Это крайне важно. Позже нельзя. Потому что позже заканчивается ресурс двигателей, приборов...

— А зачем запускать аппаратуру, у которой заканчивается ресурс?

— Ресурс заканчивается для наземной отработки. В космосе хватит его еще на 10 лет хватит.

— Может, не рисковать?

— Можно, конечно, все это отправить в металлолом. Но, во-первых, тогда надо пересажать несколько десятков человек, которые должны ответить за то, что произошло...

— Может, ответить они должны в любом случае?

— Да. Но у них есть шансы успешно провести эту операцию.

Во-вторых, мы не сможем расширить наше рабочее пространство на МКС. А это крайне важно. Для сравнения. Американская часть МКС — 400 тонн, российская — 40 тонн. В 10 раз меньше.

МЛМ — это первый шаг. Второй шаг — в 2021 году отправка так называемого узлового модуля, такой шарик для стыковки с кораблями — грузовыми, пилотируемыми. И третий шаг — это 2022 год — отправка нового научно-энергетического модуля.

Система жизнедеятельности станции находится в нашей части МКС, но энергетика в основном американская. Мы не должны зависеть от американцев, соответственно, мы должны полностью обеспечит энергетикой себя и наших будущих международных партнеров.

— Партнеров? Это не нынешние партнеры по МКС?

— Многие страны сейчас рвутся в космос. Индия. Объединенные Арабские Эмираты... Египет интересуется. У американцев сейчас политическая задача — высадить снова человека на Луну. Хотя я не очень понимаю, если они там были, зачем снова? Повторить подвиг 50-летней давности? В чем прибавленная стоимость? Мы же понимаем, что и в прошлые десятилетия, и сейчас часто такого рода операции в космосе являются некоей ширмой для проведения неких недекларируемых операций. Космос бывает не только гражданским.

— То есть, вы считаете, у США есть какие-то военные интересы на Луне?

— Не думаю, что есть военные интересы на Луне. Хотя не исключаю, например, некие эксперименты, которые там могут проводиться в условиях повышенной радиации, в условиях малой гравитации — могут представлять интерес и для военных.

Я думаю о другом. Такого рода работы создают огромное количество сопутствующих технологий. А вот эти сопутствующие технологии можно использовать в военных целях. «Буран» мы тоже создавали в общем-то под советскую военную программу...

— Ну а мы пока будем топтаться на низкой околоземной орбите...

— Станция на околоземной орбите тоже крайне важна. Это полигон для новых экспериментов, которые сейчас должны быть подчинены одной главной идее — созданию технологий пребывания человека вдали от Земли.

— То есть, базы на Луне и на Марсе?

— Нам необходимо отработать технологии, которые позволят обеспечивать полноценную работу человека без постоянной подпитки со стороны Земли, как сейчас происходит. Надо сделать так, чтобы была как можно более высокая регенерация всего того, что потребно на дальней орбите. Начиная от возможности на 3D принтерах выращивать какие-то детали в случае, если что-то сломалось на станции, выращивать продукты питания, регенерировать воздух, воду...

— Если я правильно понял, вы говорили о том, что Россия готова эксплуатировать МКС после 2025 года, когда американцы перестанут ее финансировать. Как это может быть, если эти системы связаны? Мы не можем отделить наш модуль и работать на нем отдельно.

— Во-первых, если понадобится, это физически можно сделать. Специалисты утверждают, что российский сегмент абсолютно независим от американского. Зависимость в энергетике будет снята в 2022 году.

— То есть, если НЭМ будет пристыкован, у нас проблем не будет?

— Никаких. Конечно, потребуются средства на содержание, на полеты кораблей — пилотируемых, транспортных — но если мы грамотно построим наше международное космическое сотрудничество и привлечем другие страны, которые заинтересованы в пилотируемой космонавтике, то это все будет компенсировано...

— Но американцы же не пустят в свой сегмент.

— Мы сейчас с вами обсуждаем вопрос возможной автономизации российского сегмента. Но мои переговоры с руководством НАСА говорят о том, что насовцы сами-то не хотели бы прекращения работы станции. Там есть определенное политическое давление. Но профессионалы, которые занимаются космосом, прекрасно понимают потребность друг в друге. И я сам являюсь горячим сторонником международного сотрудничества, в том числе, и с американцами, поскольку страна большая, высокотехнологичная, и они для нас могли бы быть хорошими партнерами. Тем более, что отношения личные и профессиональные на рабочем уровне, между Роскосмосом и НАСА — великолепные. Кстати, американцы то же самое говорят про наши отношения.

4. Полетим на «американцах»?

— Россия на американских астронавтов заработала 3 млрд. долларов за счет того, что возила их на «Союзах» на МКС. Это большие деньги. Полетит пилотируемый корабль Илона Маска, полетит корабль Boeing. И у нас образуется серьезная брешь в бюджете. Это правда?

— Слушайте, деньги, безусловно, корпорация должна зарабатывать везде, где это возможно. На коммерциализации космических услуг, на наших ракетах, на наших кораблях... Это хорошее дело. Если эти деньги правильно расходуются. Я не очень уверен, что деньги, которые зарабатывала РКК «Энергия» на полетах астронавтов, были израсходованы эффективно. Если бы они были эффективно израсходованы, то, наверное, мы бы сейчас уже имели новый пилотируемый корабль.

— Так они еще и туристов у нас переманят. У нас в корабле три кресла, а у них — 7. И корабль просторнее, посовременнее выглядит.

— И что дальше-то? Зато каждое кресло там стоит в два раза дороже, чем на «Союзе». Если они хотят развивать космический туризм, то они должны понимать, что туристам должны заплатить в два раза больше, чем они за такой же полет на МКС могут заплатить Роскосмосу.

— Получается, если, как вы говорили, наши космонавты будут летать на американских кораблях, мы тоже будем вынуждены платить НАСА за «извоз»?

— Это не наше предложение. Мы общались с нашими насовскими коллегами и Билл Герстенмайер, отвечающий в агентстве за пилотируемую программу, сказал, что после того, как они квалифицируют для полетов свои корабли, они готовы пригласить российских космонавтов на них летать. Но не за деньги, а на условиях так называемого безфинансового бартера — то есть баш на баш.

— А зачем им это?

— Для них важно подчеркнуть, что Россия готова отправлять своих сыновей и дочерей на их кораблях. Это говорит о международной сертификации этих кораблей. Мы же тоже не отправим на непроверенном корабле своих граждан... Конечно, их кресла будут стоить намного дороже, чем наши, но, видимо, политическая задача настолько важна для них, что они готовы делать это...

Я в профессиональном плане желаю, безусловно, американцам завершить успешно эти испытания. Для нас это тоже важно, чтобы были резервные транспортные системы и к МКС, и в будущем к Луне.

5. Уйдет ли Россия с Байконура?

— Полет нового пилотируемого корабля на ракете «Союз-5» у нас планируется с Байконура. Зачем мы строим на территории другого государства систему для новых пилотируемых полетов? В городе Байконур уже около 70% — граждане Казахстана. Я не знаю, какой квалификации рабочая сила, которая там осталась, многие наши инженеры и военные переехали в Россию...

— Я бы не поддавался таким паническим настроениям в отношении Байконура. Огромные деньги были вложены в этот космодром Советским Союзом. Как так — взять и оттуда убежать?! Хотя относительно данного решения... Я не принимал в нем участие. Я всегда являлся сторонником того, чтобы все стартовые позиции всех существующих и перспективных ракет находились на национальной территории.

Другое дело, что это вовсе не исключает, что они могут находиться и за пределами, да. Например, у нас во французской Гвиане есть стартовая позиция для ракеты «Союз».

— Это она у Французского космического агентства есть.

— Да, но космодром построен по нашему дизайну и ракета сделана нами.

Проблема Байконура состоит в том, что крайне сложно поддерживать на территории дружественного, но другого государства необходимое количество и инженеров, и конструкторов, высокий уровень качества сборки и обслуживания ракетно-космической техники. Тем более, что у нас постепенно один за другим выводятся из эксплуатации стартовые столы. В 2019 году будет законсервирован легендарный гагаринский старт.

Потому что с него летает ракета «Союз ФГ» с украинской системой управления и у нас остались считанные эти ракеты. Мы вот их достреляем до конца года и дальше мы должны будет перейти на 31-ую площадку, где пускаем ракету «Союз-2.1а». После испытательного пуска пилотируемого корабля без экипажа в августе, мы начнем пуски космонавтов оттуда. 31-ая площадка тоже не самая свежая, между нами, говоря.

Пилотируемый космос, если у нас не появится ничего другого, будет полностью зависеть от нормального технического состояния только одного стартового стола. И да — на Байконуре.
На Восточном стартовый стол прекрасный, великолепный технический комплекс, там очень удобно работать, это самый современный космодром в мире, но он не под пилотируемые пуски.

Что касается «Союз-5». Мы исходим из того, что Российская Федерация арендует космодром Байконур для запусков своих ракет. Мы — Казахстан и Россия — договорились вместе реализовать проект Байтерек. Смысл его в том, что Казахстан вкладывается своими деньгами в реконструкцию бывшего зенитовского старта под создание стартового стола для нашей новой ракеты «Союз-5». Мы же делаем ракету. Они должны вложить 314 млн. долларов. Казахстанский вклад — около 25% стоимости всего проекта.

Почему выбрали Байконур? Сторонники этой идеи считали и, наверное, есть правда в их словах, что там все «намолено». То есть, там есть вся инфраструктура под пилотируемые пуски, под работу с экипажами, есть понятные поля падения, которые согласованы с казахстанской стороной. Есть отработка по всему маршруту спасательных служб.

— Казахстан, я слышал, еще ни доллара, ни тенге не вложил..

— Я надеюсь, что мы не столкнемся с ситуацией, когда Россия будет иметь ракету, а стартовый стол, с которого нужно будет ее запускать, будет отсутствовать. Сейчас идут интенсивные переговоры и между нашими лидерами, и на уровне космических ведомств. Уверен, что мы с дружественным Казахстаном обо всем договоримся.

6. Сын Рогозина

— Скажите, наверное, тяжело вашему сыну. На днях состоялся первый полет военно-транспортного самолета Ил-112В, созданным в Авиационном комплексе им. Ильюшина, которым руководит Алексей Рогозин. А в прессе его обычно называют — «сын Рогозина»? (Когда готовился этот материал, стало известно, что Алексей Рогозин оставил пост генерального директора концерна «Ил» в связи с переходом на другую работу — прим. ред.)

— Я тоже был «сыном Рогозина» когда-то. У меня отец был очень уважаемый человек в министерстве обороны. Доктор технических наук, лауреат всевозможных премий, генерал-лейтенант. Это главный мой учитель в жизни. И я отцу всегда подражал и одновременно с ним конфликтовал, как парень, как пацан.

— Самоутвердиться хотелось?

— Конечно. Я выписывал, помню, с первого класса журналы «Авиация и космонавтика», «Крылья Родины», «Наука и техника». Потом, лет в 16, стал еще журнал «Юность» выписывать, даже чего-то публиковал в нем. Тем не менее, от отца — а он боевой летчик, в 14 лет юнгой, добровольцем, форсировал Днепр в Смоленске — я попытался оторваться. Попытался уйти в гуманитарии. Он меня отчитывал: — ты что, куда ты пошел, у нас же все Рогозины инженеры, военные... Действительно, дед мой был преподавателем московского авиационного института, сестра закончила МАИ, отец тоже иногда преподавал, докторскую там защищал. Мой прадед был один из первых русских военных летчиков, друг Нестерова, они вместе заканчивали летную школу, воевал в первую мировую войну. Его отец тоже был царским генералом. А я один «отщепенец». Но судьба, она же с чувством юмора — так аккуратненько меня сначала через Думу, через политику, потом через постпреда России при НАТО, прибила к родному берегу.

— То есть, вы чувствуете, что вы дома сейчас?

— Я чувствую себя абсолютно комфортно. Я предан этой отрасли, и я сделаю все, что зависит от меня, для ее успеха. И я в ней разбираюсь. Первую докторскую я защищал по философии, но вторую — по техническим наукам. С огромной любовью к тому делу, чем я занимаюсь.

Поэтому, когда вы говорите — сына называют «сыном Рогозина» — и я был сыном того самого Рогозина. Олега Константиновича.

— А как он к этом относится?

— Мы с ним это обсуждаем, смеемся... Я говорю — ну, потерпи, потом твоего сына будут называть "сыном Рогозина«...Это хорошо, когда ты чего-то добиваешься... Про меня тоже говорили — генеральский сынок. Но мне отец никогда ни в чем не помогал. Кроме одного. Он мне передавал знания и любовь к делу и к Родине.

— Алексею-то вы, наверное, помогли...

— Алексею я помогал тем же самым, прежде всего. Он закончил университет. Потом, когда я уехал в Брюссель работать постпредом России при НАТО, он вместе со своими молодыми друзьями и конструкторами создал первый частный оружейный завод «Орсис». Сейчас это лучшие снайперские винтовки, в ФСБ уже второй или третий год подряд выигрывают чемпионаты мира по снайперской стрельбе этими винтовками. У нас никогда, кроме СВД, ничего хорошего не было в плане снайперского оружия. А они сделали. На голом месте, с нуля.

— Да, тут папа бы не помог никак.

— Я в этом и не очень-то понимаю. Потом он уехал в Тульскую область на Алексинский химический завод и решил делать там карьеру... Вы бы видели этот «убитый» завод! Полез со своей командой в подвал, где застывала взрывчатка. Парни в течение нескольких суток в октябре ведрами вынимали эту взрывчатку. Потому что спасатели туда не пошли... Алексей Дюмин, губернатор Тульской области, когда узнал эту историю, сказал — за это парню орден надо давать!

— А зачем ее надо было вынимать-то?

— Потому что завод бы взорвался и город взорвался...

А я сидел с женой молились, чтобы ничего не произошло... После этого коллектив завода за него двумя руками. Он сделал образцовое предприятие, которое сейчас нормально зарабатывает. И на илюшинскую фирму он встал в условиях колоссального кризиса. Там за четыре года сменилось четыре директора, а объем работы в 300% от возможностей КБ. В тяжелейшем положении Воронежский авиационный завод, Ульяновске авиационный завод. Тогда я был вице-премьером и сказал Алексею: другому поручить не могу. Я прекрасно понимал все карьерные риски, которые будут у него, если...

— Так и на вас бы это отразилось...

— Оно и отразилось — и на нем, и на мне.

Но дело-то в другом. Мы-то, Рогозины, переживем все эти аппаратные интриги. Для нас главное другое. Я понял, что сын испытал счастье — он поднял самолет. Они это сделали, подняли самолет с минимальным количеством замечаний. И что теперь скептики скажут?

Я горжусь своим парнем. Они уже сдали первый самолет серийный в министерство обороны. То есть, задача, которую я ставил перед ним два года назад, им блестяще выполнена.

— Мне очень важно в нашем разговоре то, что вы упоминаете жену, сына... Мне кажется, что у вас семейная команда... Ваша жена Татьяна была, по-моему, инициатором идеи фанклуба Роскосмоса...

— Я вам скажу, откуда это появилось. Она говорит — мне надоело читать всю эту грязь, которую на тебя, на твою команду пишут, я же знаю, как вам тяжело достается... И это была ее такая чисто женская реакция... Мы с ней потом поговорили, посмеялись...

Но вы правы — да, конечно, семья живет этим.

Хотя моя супруга занимается своим делом — она пишет стихи, песни... Она в этом для меня непонятном мире общается...

— Подождите, вы ж тоже пишете стихи. И песни на них я слышал...

— Я пишу для того, чтобы чем-то занять себя в самолетах. Я с юности писал. Помню, еще в 10-м классе занял первое место на конкурсе стихотворного перевода — я переводил французскую поэзию, поэзию Поля Верлена. Поэтому с тех пор я пописывал, что называется. Да.

Я очень жалею, что отца сейчас нет в живых. И мамы. У меня отец всегда был советником. Я думаю, что он мне бы и сейчас очень многое подсказал. Я вырос на кухне, куда приходили выдающиеся люди.

— Вы где-то неподалеку от редакции «КП» жили?

— Да, на улице Марины Расковой. Отец был очень скромным человеком, в квартире у нас была газовая колонка с двумя ручками, не было мусоропровода. И мать сколько раз на него ругалась... а он говорил — отстань от меня, Томочка... Он ушел из жизни и фактически ничего у меня и у сестры-то не осталось, библиотека только, его знания и память о нем светлая. Такие были люди в то время — настоящие. Настоящие коммунисты, если правильно сказать. Именно с верой в свою страну, в идею...

7. Про телефон доверия

— Говорят, у вас появился телефон для анонимных жалобщиков?

— Я надеюсь, что решения по укреплению системы качества, надежности, дадут свои результаты. Я анализировал за последние 20 лет все аварии — а у нас был период, когда аварийность была намного выше, чем сейчас — это 2008-2009 год... Так вот, причины — в основном человеческий фактор. Мне говорили — Сергей Павлович Королев, например, поощрял тех, кто признавался в своих ошибках. Думаю, хорошо — в наших условиях если я сейчас тоже деньгами буду поощрять тех, кто станет признаваться в своих ошибках, люди будут специально совершать ошибки, чтобы заполучить деньги...

Поэтому мы сделали по-другому. Мы установили телефон доверия. Допустим, ты совершил ошибку, боишься, что она может привести к аварии, но не решаешься признаться. Набери телефон и скажи об этом...

— Что, уже звонят?

— Первые два месяца молчал. А теперь стали звонить.

— Правду говорят? Проверяете?

— Проверяем. Правда. Вроде работает.

— Это касается космических производств или больше стучат на бухгалтеров?

— Речь идет именно о производстве.

— Вы говорили, что против Роскосмоса ведется информационная война. Значит, на той стороне враг. И кто-то его финансирует. Сейчас принято обвинять в такой подрывной деятельности Америку. Но вы сами говорите, что с НАСА у вас прекрасные отношения. Тогда кто может за этим стоять?

— Думаю, дело не в организованном враге. Скорее, это дурная привычка к самобичеванию. Мол, нет пророка в своем отечестве... Все эти стенания: ах, мы тут все профукали, прости нас, Юра...

С другой стороны, я согласен с нашей пресс-службой, которая проводила исследования, чтобы понять откуда это все идет. Конечно, есть те, кому, наверное, не очень хотелось бы, чтобы ракетно-космическая промышленность России стала той, о которой мы мечтаем.

— Наши люди?

— И наши люди, в том числе... Вот, например, ракета «Ангара». Когда она полетела, тут же подкатили эти гряземеты и стали поливать... Почему? Я думаю, что на рынке реально могут опасаться этой ракеты. Я не сомневаюсь в том, что жесткая конкурентная борьба, цена которой сотни миллионов долларов, стоит того, чтобы заплатить 1 млн. долларов, например, продажной российской прессе, чтобы она поливала всех создателей этой ракеты и саму ракету. К спонсорам чёрного пиара против Роскосмоса и меня лично я бы отнёс некоторых бывших отраслевых руководителей и подрядчиков, которым мы просто не дали воровать.

Поверьте мне, я говорю то, о чем имею детальное представление.

Но когда пойдут первые успехи, вы увидите, как все это быстро поменяется.

— Вы не так давно подали в суд на издание, которое критиковало «Роскосмос»...

— Да какая критика? Грязь была откровенная... В любом деле должен быть профессионализм, во-вторых, ответственность.

Людям, которые интересуются новостями о стране или о российской космонавтике, я порекомендую пользоваться авторитетными источниками. Перепроверять полученную информацию — это два. И третье — обращаться к нам, к нашим новостным ресурсам. Роскосмос, наверное, на сегодня одна из самых, если не самая открытая, корпорация в нашей стране.

Я надеюсь, что переходный период в нашей отрасли завершится восстановлением высокого авторитета и репутации всех тех, кто работает у нас. Наши граждане будут гордится, что живем в стране, которая первой побывала в космосе

— Когда ждать первых успехов?

— Да каждый успешный пуск — это успех. Каждый новый космический аппарат, выведенный на целевую орбиту — успех. Исправление ошибок, сделанных раньше —успех. Омоложение отрасли — это успех. Создание дивизионов, которые вводят единую техническую политику, — и это успех.

А самым большим успехом, конечно, для нас будет переход на новую технику, созданную руками молодых российских специалистов.

3

https://tass.ru/interviews/6322703

Сергей Крикалев: первыми на Луну полетят инженеры
12 апреля в мире отмечают День космонавтики. 58 лет назад ракета-носитель "Восток" вывела на орбиту корабль "Восток-1", на борту которого находился советский космонавт Юрий Гагарин. Выполнив один оборот вокруг Земли, он совершил посадку в Саратовской области.
Сейчас профессиональные космонавты выполняют более длительные полеты, проводят на Международной космической станции (МКС) по полгода и более. Они участвуют в научных экспериментах, выходят в открытый космос. При этом участники программы МКС рассматривают возможность строительства станции на окололунной орбите. О том, как будет меняться подготовка космонавтов перед полетом к естественному спутнику Земли и что ждет пилотируемую космонавтику в будущем, в интервью ТАСС рассказал исполнительный директор Роскосмоса по пилотируемым космическим программам Сергей Крикалев.

— 58 лет назад Юрий Гагарин совершил первый в истории человечества полет в космос. Тогда отбор космонавтов был более жестким, чем сейчас. Планируется ли менять программу подготовки в связи с полетом к Луне?
— Программа подготовки, разработанная нами, универсальна, но для полетов на Луну будет создаваться своя матчасть. Принципы подготовки останутся те же самые, но новую матчасть тоже придется изучать. Я думаю, мы вернемся к тому, что было раньше: тогда экипажи были более самостоятельными, потому что не имели возможности постоянно быть на связи с Землей. Если мы будем работать дальше от Земли, связь будет более постоянной, но возможности срочно что-то доставить, развернуться и полететь назад не будет, поэтому понадобится большая самостоятельность экипажей.
Будет разрабатываться техника и процедуры ее использования, которые предоставят экипажу больше автономности или потребуют от него умения находить решение самостоятельно, не опираясь на помощь Земли.

— Космонавт Евгений Тарелкин считает, что в подготовку космонавтов можно включить изоляционные эксперименты на пару недель. Нужны ли они при подготовке к полету на Луну?
— Это один из возможных вариантов. Такие эксперименты делались на заре космонавтики, когда считалось, что человек будет подвергаться жесткому психологическому воздействию, когда он окажется в космосе в изоляции и тишине, поэтому была создана специальная сурдокамера, которая потом превратилась в сурдобарокамеру. Космонавты первого отряда по несколько дней, а иногда до двух недель проводили в одиночку. Был сделан вывод, что если человек психологически устойчив, то для него это не является чрезмерным испытанием. С точки зрения подготовки к полету на Луну нужно умение действовать в изоляции от внешней среды. И тут есть несколько вариантов: эксперименты типа SIRIUS, поездка в лес с обустройством лагеря, выживание в пещере и другие. Какой из них лучше, я пока не знаю. Поэтому пробуем разные.

— Перед стартом эксперимента SIRIUS официальный представитель НАСА по программе исследований человека Дженифер Фогарти сообщила, что между Россией и США есть неформальные договоренности о полете на орбиту Луны. О каких договоренностях идет речь?
— Мы говорим, что, наверное, будущие программы будут международные. Наверное, у каждого будет своя национальная программа, но будет и какая-то общая часть — международная. Формат международной программы обсуждается, мы еще не до конца определились с форматом участия. Есть несколько предложений, как это может быть, одно из них — развитие инфраструктуры на окололунной орбите.
Когда мы начинали разговор с американцами, они планировали от этой орбиты двигаться дальше, мы планировали садиться на поверхность Луны. Сейчас американцы говорят, что несколько меняют целевой вектор
Это живая программа: меняются задачи, по ходу дела будет меняться и методика достижения этих целей.

— Ведутся ли сейчас переговоры с другими странами по созданию окололунной станции?
— Переговоры идут по окололунной инфраструктуре, которая сначала называлась Deep Space Gateway, а сейчас Lunar Orbital Platform — Gateway. Переговоры начинались в формате партнеров по МКС, когда обсуждали, что делать дальше, поэтому в программу включены Европейское космическое агентство со всеми партнерами, Япония, Россия, США, Канада. Были даже, по-моему, какие-то разговоры с китайцами, они пока не определились с участием в этой инфраструктуре, насколько я знаю. Двери открыты для всех.

— Ранее космонавт Антон Шкаплеров заявил, что в 50-е годы XXI века может начаться колонизация других планет. Возможно ли это?
— Здесь делать прогнозы очень тяжело. Когда поставлена цель, предпринимаются шаги для ее достижения, выделяются необходимые ресурсы, это можно сделать. Теоретически это возможно. Говорить, насколько это реально, трудно, потому что это зависит от взаимоотношений между странами, экономического состояния не только у нас, но и в мире, приоритетов мировой экономики. Я считаю, что возможно.

— Люди каких профессий должны первыми отправиться к Луне или другим планетам? Какие навыки им потребуются?
— Мы пробовали выбирать специалистов разных направлений для полета на околоземную орбиту. Были идеи, что мы будем брать узкоспециализированных ученых, чтобы они проводили эксперименты, но жизнь показывает, что инженерные специальности являются более универсальными. Проще взять инженера, который знает системы корабля, и доучить его по биологии. Когда людей на орбите Земли или на базах станет больше, тогда, наверное, будут появляться специализации.

— Ранее генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин заявил, что существует договоренность о дальнейших полетах американских астронавтов на "Союзах", а российских — на американских кораблях. Если Crew Dragon пройдет сертификационные испытания в этом году, когда российские космонавты могут полететь на американском корабле?
— Такой вариант имеет смысл с точки зрения повышения надежности программы полетов к МКС. Когда американцы сажали астронавтов на наш корабль, был довольно плотный обмен информацией у специалистов, чтобы убедиться, что наш корабль безопасен. Наши специалисты будут делать то же самое. Как только мы поймем, что корабль готов безопасно предоставлять свои услуги, мы будем этим сценарием пользоваться.

— Вы ранее летали не только на "Союзах", но и на шаттлах, насколько сложно освоить иностранный корабль?
— Это сложно. Мы летаем на кораблях "Союз", готовим по системам корабля партнеров, особенно если они интегрированы в этот экипаж. Но глубина освоения разная. Когда я готовился к полету на шаттле, естественно, американские астронавты глубже знали определенные системы. Я тоже их знал достаточно хорошо, но все равно не так, как американцы. При формировании экипажа есть такой критерий: ты являешься экспертом, специалистом или пользователем по системе. Подготовка по этим ролям немного отличается. Это не значит, что один человек будет экспертом по всем системам, а другой человек — только пользователем. Я могу быть экспертом по одной системе, а пользователем по другой или наоборот. Экспертом может быть не один, а два члена экипажа для выхода из нештатных ситуаций, если один из членов экипажа занят. Это сложная и кропотливая работа с матрицей компетенций экипажа: в результате экипаж в целом должен уметь выполнять все задачи и при этом дублировать друг друга по умению работать с рядом ключевых систем.

— Сколько времени может занять подготовка к полету на Crew Dragon?
— Подготовка к космическому полету (и на своем, и на чужом корабле) занимает около двух лет. Если для этого нужно глубже узнать конкретную технику, на которой ты летишь, то, наверное, какое-то дополнительное время заранее потребуется, чтобы на окончательном этапе уже уточнить свои знания по кораблю. Штатная подготовка к космической миссии занимает около двух лет.

— В феврале делегация Роскосмоса посетила страны Ближнего Востока. Есть ли какие-то договоренности по подготовке астронавтов из этих государств?
— У нас есть программы участия иностранных космонавтов в работе на МКС, в полетах на "Союзе". В этом году планируется короткий полет космонавта из ОАЭ.
В перспективе ОАЭ планируют реализовать специализированную пилотируемую миссию, для которой будет изготовлен корабль. Корабль у нас трехместный, но командиром должен быть обязательно гражданин России
Если будет лететь представитель одной страны, возможно, что на третье место будет претендовать либо второй гражданин ОАЭ, либо какой-то другой страны. Шли разговоры, в том числе с Бахрейном. Пока готовится короткий полет представителя Арабских Эмиратов, они находятся в режиме ожидания. После него переговоры, наверное, возобновятся.

— ОАЭ планируют продолжать сотрудничество по пилотируемым программам после полета в 2019 году?
— Нас приятно удивили наши коллеги из Арабских Эмиратов. Они сказали, что у них не стоит задача полететь, взмахнуть флагом и на этом закончить эту историю. Они хотят развиваться на долгосрочной основе, создавать свою инфраструктуру. Они создают свои спутники дистанционного зондирования Земли, у них есть свой маленький Центр управления полетами, они хотят развивать эту программу дальше, поэтому они смотрят на этот полет как на начало долгосрочной программы.

— Астронавт из ОАЭ во время полета будет выполнять какие-то эксперименты?
— Перед ними стоит задача понять, какой должна быть подготовка, отбор и требования. Насколько я знаю, они будут проводить эксперименты по разным программам с учеными из России и других стран. Сейчас для Эмиратов уже поздно создавать специализированную аппаратуру для новых экспериментов, но они могут принять участие в тех экспериментах, которые уже ведутся. Они будут использовать и нашу, и американскую аппаратуру.

— Чью еду они будут есть?
— Когда я летел в первый полет, это был 1988 год, с нами летел француз. Система питания обеспечивалась российской стороной, но для разнообразия этого рациона на один день нам делался рацион по французским рецептам. Французские кулинары, пищевики связывались с нашим Институтом питания, который готовит пищу для космонавтов, чтобы сделать какой-то французский специалитет, упаковать его и сделать по необходимым стандартам для космоса. Скорее всего, будет совместный труд: рецепты их (ОАЭ — прим. ТАСС), технологии — наши.
Если арабы полетят и добавят в рацион космонавтов что-то свое, это будет дополнительным разнообразием для всего экипажа

— Со стороны Саудовской Аравии есть какая-то заинтересованность в подготовке астронавтов или их полете на МКС?
— С ними тоже разговаривали, заинтересованность проявлена. Пока конкретных шагов нет, это вопрос будущих переговоров.

— Если говорить о российских космонавтах, действительно ли подписано соглашение о новом наборе в отряд?
— Это более или менее типовая процедура. Мы раз в несколько лет проводим этот набор. Делая набор прошлого года, мы поняли, что лучше не набирать большими партиями и ждать долго, а брать меньше и чаще. Поэтому, принимая ребят в отряд в прошлом году, мы говорили, что сразу после этого мы начнем цикл нового отбора, чтобы через два года его завершить. Требования вывесят на сайте, потом будут подаваться документы и начнется обработка этих заявок.

— Сколько в этот раз будут набирать человек?
— Все будет зависеть от ситуации, от того, как будет развиваться программа. У нас есть примерные оценки, сколько человек выбывает. Мы считаем целесообразными наборы по пять-шесть человек.

— Сейчас на МКС есть несколько тренажеров, скоро должен отправиться имитатор гребли и поднятия штанги. Будут ли разрабатываться еще какие-то тренажеры?
— На МКС у нас нет такой роскоши, как в стандартном физкультурном зале. В этом и заключается особенность космических тренажеров: они должны быть достаточно универсальными, потому что места и энергетики не так много. Мы традиционно шли по пути создания тренажера на базе велоэргометра и беговой дорожки. При этом часть групп мышц нагружалась специальными эспандерами. Сейчас эта система совершенствуется, появляется возможность изменения нагрузок. Если раньше просто ногой наступаешь на резиновый эспандер, а рукой его тянешь или просто на весу его руками растягиваешь, то сейчас это становится более усовершенствованным — с возможностью сбора физиологических показателей, статистики и так далее. Я думаю, большого количества тренажеров не будет, но пробовать будем разное, чтобы понять, что лучше. Я не думаю, что мы завтра примем окончательное решение и потом будем всю жизнь делать один и тот же тренажер.

— Насколько сложно адаптироваться к космическим тренажерам?
— Во время подготовки частично учатся ими пользоваться. Все равно люди на борту доучиваются. Что бы ни происходило, с какими-то вещами можно ознакомиться на Земле, что-то можно попробовать в ограниченном объеме, но окончательное приспособление к реальным условиям происходит на борту. Именно поэтому мы стараемся, чтобы был хотя бы один опытный член экипажа.

— Как вы считаете, какое будущее ждет пилотируемую космонавтику? Это освоение дальнего космоса или продолжение экспериментов около Земли?
— Наверное, развитие идет за пределы низкой околоземной орбиты, но это не означает, что мы поработали на низкой, а теперь уйдем дальше. Мы останемся и на низкой орбите. Мы для себя ввели такую классификацию работы на орбите: изучение, освоение и использование.
Если мы раньше изучали космос, сидя на Земле и глядя на звезды и планеты в телескопы, потом начали осваивать, запуская первые аппараты и первые станции, сейчас мы на низкой околоземной орбите приходим к режиму использования этой орбиты для сборки аппаратов и полета дальше
Если нам нужна чистая невесомость для проведения экспериментов, то нет смысла лететь далеко, но с точки зрения дальнейшего освоения — оно идет дальше и будет за пределами низкой околоземной орбиты. Наверное, это высокоэллиптические орбиты, орбиты вокруг Луны, высадка на поверхность Луны и движение дальше.

— В каком состоянии находится перспективный корабль "Федерация"? Когда он полетит?
— Сейчас продолжается работа над рабочей конструкторской документацией, идет изготовление отдельных узлов. На следующих этапах будет проводиться сборка и испытания. По состоянию на сегодня первый беспилотный полет корабля планируется на 2022 год, а пилотируемый — на 2024 год.
Беседовала Екатерина Москвич

4

Есть мнение (с)

Алексей Леонов ответил ученому, назвавшему космонавтов бесполезными для науки

Ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН Вячеслав Докучаев заявил, что Международная космическая станция — это «пустая трата времени», а люди в космосе занимаются «собственным жизнеобеспечением». Ученому возразил легендарный космонавт Алексей Леонов.

В интервью радиостанции «Говорит Москва», приуроченном ко Дню космонавтики, Вячеслав Докучаев посетовал на то, что Россия тратит миллиарды долларов впустую, отправляя космонавтов на Международную космическую станцию, а толку для науки от этого нет никакого.

«Международная космическая станция, с точки зрения науки, это пустая трата времени. Космонавты там занимаются в основном собственным жизнеобеспечением и изучают, кто у них там дырки просверливает», — сказал ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН.


По словам Докучаева, все открытия в космосе давным-давно получаются с помощью роботов.

   

«Человек в космосе просто сейчас не нужен. Человеческая космонавтика нужна, но только на частные деньги. А государство свои деньги налогоплательщиков должно тратить на настоящую науку», — заявил ученый.

Ему возразил дважды Герой Советского Союза, первый человек, вышедший в открытый космос, Алексей Леонов.

 

«Это очередное шараханье и глупость. Он бы посмотрел, во сколько раз олигархи Рыболовлев или Абрамович имеют больше денег, чем мы тратим на космонавтику. Это несоразмерные вещи! Так что же — такое полезно для страны, а космонавты — не полезны? Демагогия это все, которую разводит неграмотный человек»,— заметил Алексей Архипович в комментарии Федеральному агентству новостей.


Легендарный космонавт подчеркнул, что если бы не космонавты, сейчас не было бы мобильных телефонов.

«Посмотрите, сейчас у каждого человека есть мобильный! Да если бы не космонавтика, у нас бы на квартиру по-прежнему приходился один проводной телефон. Мы бы не понимали, что такое морская или авиационная навигация. Все это принесли космонавты собственными руками.

    А такие неграмотные ученые пусть лучше считают деньги, которые утащили у страны. Вот там триллионы», — возмутился Алексей Леонов.

ИМХО как-то не про то он ответил

5

— Подготовка к космическому полету (и на своем, и на чужом корабле) занимает около двух лет. Если для этого нужно глубже узнать конкретную технику, на которой ты летишь, то, наверное, какое-то дополнительное время заранее потребуется, чтобы на окончательном этапе уже уточнить свои знания по кораблю. Штатная подготовка к космической миссии занимает около двух лет.

А что ОАЭ подготавливается к космическому полету к апрелю 2019 года намного меньше двух лет - это как....

6

https://tass.ru/interviews/6567010

Глава ЦНИИ робототехники: лунные базы должны строить роботы
В 2020 году Центральный научно-исследовательский и опытно-конструкторский институт робототехники и технической кибернетики (ЦНИИ РТК) поставит опытные образцы фотонной измерительной системы для возвращаемого аппарата корабля "Федерация". Аппаратура позволит рассчитать расстояние до Земли и передать бортовому компьютеру информацию, необходимую для обеспечения посадки спускаемого аппарата космического корабля. Об этой и других разработках института, нужных для освоения космоса, в интервью ТАСС рассказал директор — главный конструктор ЦНИИ РТК Александр Лопота.

— Ваш институт создает измерительную систему малых высот для корабля "Федерация", в чем ее особенности по сравнению с существующей системой "Кактус-2В"?
— Разработчикам нашего института поручено создать для нового космического корабля "Федерация" систему фотонную измерительную (СФИ) для обеспечения посадки спускаемого аппарата. Основное отличие СФИ от "Кактуса-2В" заключается в том, что она является именно измерительным прибором и передает информацию о текущей высоте (диапазон измерения — от 10 до 0,5 м) в бортовой компьютер, принимающий решение о включении двигателей мягкой посадки. Комплекс "Кактус-2В" является командным прибором и непосредственно выдает команду на запуск двигателей мягкой посадки при достижении заданной высоты.
Существенно изменилось и конструктивное исполнение составных блоков системы. Особенности конструкции возвращаемого аппарата "Федерации" и требования к надежности его составных частей значительно осложнили решение задачи по измерению высоты. Передатчик и приемники СФИ располагаются снаружи возвращаемого аппарата, поэтому ужесточились требования к нижней границе рабочих температур и защите от механических воздействий. Теперь передатчик и приемник СФИ имеют герметичное конструктивное исполнение.
Также при разработке системы учитывалось увеличение общей массы спускаемого аппарата по сравнению с "Союзом" в два раза при запуске на орбиту и в 2,8 раз — при полете к Луне.

— Как работают подобные системы?
— Основу системы "Кактус-2В" составляет гамма-лучевой высотомер, который оснащен источником ионизирующего излучения. Это излучение достигает Земли, и по скорости нарастания интенсивности отраженного сигнала определяется момент включения двигателей мягкой посадки. Поскольку это происходит на высоте от 0,5 до 1 м и скорости до 14 м/с, расчет идет на доли секунды. Эта система применяется более 50 лет. Кроме спускаемых аппаратов космических кораблей система "Кактус" была использована на автоматических космических станциях "Луна-16" и "Луна-20", доставивших образцы лунного грунта на Землю в 1970 и 1972 годах соответственно.

— На какой стадии разработки находится СФИ для корабля "Федерация"?
— В 2018 году нами созданы и согласованы с заказчиком алгоритмы измерения высоты и изготовлены массогабаритные макеты изделия. На 2019–2020 годы запланировано изготовление, проведение испытаний опытных образцов и присвоение конструкторской документации литеры "О" (присваивается на этапе корректировки конструкторской документации по итогам изготовления и предварительных испытаний опытного образца или партии — прим. ТАСС).
На 2020 год запланирована поставка опытных образцов для комплектования возвращаемого аппарата корабля "Федерация" и проведение межведомственных испытаний.

— ЦНИИ РТК создавал телевизионную систему автоматической парковки и стыковки. Планируете создание подобной системы для окололунной станции?
— Уже более десяти лет назад ЦНИИ РТК по заказу ракетно-космической корпорации "Энергия" в партнерстве с НИИ телевидения разработал систему технического зрения для автоматической стыковки космических аппаратов. Она позволяет проводить операции сближения и стыковки без использования специальных маркеров. Экспериментальные исследования прототипа соответствующего программного обеспечения в реальном масштабе времени были успешно проведены в 2015 году в Центре управления полетами при выполнении стыковок космических аппаратов "Прогресс М-26М", "Прогресс М-28М", кораблей "Союз ТМА-16М" и "Союз ТМА-17М" к различным модулям Международной космической станции. Созданный в институте задел может быть в дальнейшем использован в рамках реализации лунной программы.
http://s8.uploads.ru/t/zrIFb.png
Проект "Робота-геолога" © ЦНИИ РТК
— Ведет ли центр в инициативном порядке разработку робототехнических комплексов для лунной программы РФ?
— Совместно с Институтом геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН (ГЕОХИ РАН) под их задачи геологических исследований Луны в ЦНИИ РТК разработан проект мобильного робота-геолога, оснащенного большим количеством научного оборудования для проведения исследований на Луне, в том числе и каротажно-буровой установкой. Шасси, которое предлагается поставить в основе робота-геолога, также подходит и для мобильных роботов-помощников на стадии построения лунной базы.

— А другие роботы для лунной программы создаются?
— При финансовой поддержке Минобрнауки РФ в течение 2015–2017 годов был выполнен проект по созданию унифицированных автономных мультиагентных робототехнических систем наземного и космического базирования. Для связи и ориентации их в окружающей обстановке предлагалось использовать фотонные технологии. Эти робототехнические системы необходимы для поддержки напланетной деятельности, в первую очередь лунной базы. Среди ключевых проблем роботизации лунной базы следует отметить задержку почти на 3 с сигналов управления при распространении с Луны на Землю и обратно. Это требовало существенного повышения автономности функционирования роботов и разработку специальных алгоритмов супервизорного управления с прогнозированием развития ситуации на ближнюю перспективу (технологии дополненной или виртуальной реальности).
http://sh.uploads.ru/OpBDn.jpg
Технический облик "Косморобота" © ЦНИИ РТК
— Какие работы сейчас ведутся по созданию косморобота?
— В 2018 году завершен этап разработки рабочей конструкторской документации на изделие "Косморобот", в настоящее время идет изготовление опытных образцов. После их тестирования и доработок должен появиться первый летный образец робота, который будет испытан на борту научно-энергетического модуля (НЭМ) в составе российского сегмента МКС (РС МКС) до 2024 года.
Однако пересмотр Федеральной космической программы на 2016–2025 годы и существенное сокращение бюджетных ассигнований на эти цели может негативно сказаться на завершении работ по проекту "Косморобот". Совместно с РКК "Энергия" (головной исполнитель) ЦНИИ РТК планирует обсудить вопрос необходимости продолжения работ по проекту "Косморобот" в госкорпорации "Роскосмос".

— Какие задачи он будет выполнять на орбите?
— Косморобот предназначен для поддержки внекорабельной деятельности космонавтов и выполнения технологических операций на внешней поверхности космических аппаратов. В частности, он сможет перемещаться по такелажным элементам, базовым точкам и поручням, переносить груз массой до 200 кг. Также в задачи робота войдет закручивание и откручивание резьбовых соединений, разрезание экранно-вакуумной теплоизоляции модулей станции, отбор проб-мазков, стыковка и расстыковка электросоединителей.
http://s7.uploads.ru/t/sQP6z.jpg
Вариант размещения "Косморобота" на внешней поверхности МКС © ЦНИИ РТК
— Ранее вы сообщали, что до конца года в Институт медико-биологических проблем РАН (ИМБП) будет передан спортивный тренажер для космонавтов, имитирующий греблю и поднятие штанги. Какие работы ведутся по этому проекту на данный момент?
— В ЦНИИ РТК со стороны ИМБП РАН заказаны два образца тренажера: один образец целиком предназначается для ресурсных испытаний, на втором образце будут проводиться все остальные испытания, предписанные для космического изделия, включая испытания на электромагнитную совместимость с системами МКС. На данный момент два образца тренажера проходят этап сборки, монтажа и отладки программного обеспечения на территории ЦНИИ РТК. По завершению наземной отработки будут изготовлен летный образец и его наземный "дублер".

— Какие еще упражнения он позволит выполнять?
— Тренажер оснащен сиденьем для космонавта и перемещающейся штангой для хвата руками, которую можно трансформировать в упор для жима ногами. Положение штанги или упора для ног может настраиваться индивидуально. Тренажер позволяет космонавтам в условиях невесомости и ограниченного пространства выполнить целый комплекс упражнений, включая приседания со штангой, жим ногами, имитацию гребли, сгибание и разгибание предплечий и туловища, жим штанги лежа, подъем на носки, тяга сверху и становая тяга. Он позволит уменьшить явления детренированности различных систем организма у космонавтов.
http://sg.uploads.ru/ESjvA.jpg
Силовой многофункциональный тренажер © ЦНИИ РТК
— Какие еще космические проекты разрабатываются в ЦНИИ РТК?
— ЦНИИ РТК проводит работы по созданию так называемого робототехнического обеспечения перспективных космических аппаратов. По сути, это полезная нагрузка на базовую платформу космического аппарата, которая превращает его в сервисный, способный выполнять операции по орбитальному обслуживанию. Средства робототехнического обеспечения сервисных космических аппаратов представляют собой блок, к которому крепятся манипуляторы и магазин сменного инструмента. Отдельно фиксируется блок со сменными элементами и топливо для дозаправки космических аппаратов.
Особую сложность для сервисных аппаратов представляют задачи по осуществлению захвата и стыковки с обслуживаемым объектом. В рамках данного направления в институте создан прототип манипулятора с силомоментной обратной связью в контуре управления. Этот манипулятор снабжен разработанными в институте датчиками, позволяющими реализовывать различные алгоритмы силомоментного управления.
http://s5.uploads.ru/t/HP0mX.jpg
Проект манипуляционной системы для сервисных космических аппаратов © ЦНИИ РТК
— В каком направлении, по вашей оценке, будет развиваться космическая робототехника?
— Мы исходим из того, что дальнейшее развитие космической робототехники пойдет по пути создания орбитальных и напланетных робототехнических баз, предназначенных для осуществления монтажных работ при развертывании различных систем космического назначения, отработки вновь созданного оборудования, проведения научно-технических экспериментов в автоматическом или супервизорном режиме. Также они могут послужить плацдармом для сборки, монтажа и запуска крупногабаритных космических аппаратов различного назначения. Эффективность применения средств робототехнического обеспечения в условиях большой разбросанности космических аппаратов по орбитам будет в значительной степени зависеть от решения задачи стандартизации средств кооперации аппаратов, а также от формирования кластеров космических аппаратов, отличающихся функционально, но схожих в требованиях с параметрами орбиты.

— Как роботы помогут в освоении Луны и Марса?
— Программы исследования и освоения объектов Солнечной системы предполагают создание напланетных баз, в первую очередь на поверхности Луны и Марса. Экономические соображения подсказывают, что подобные базы целесообразно создавать и обслуживать при помощи робототехнических средств. Они будут являться опорными точками при полномасштабном исследовании поверхности планет, проведении геологоразведки и картирования, организации добычи и переработки полезных ископаемых, возможного складирования и организации доставки материалов на Землю.
Беседовала Екатерина Москвич

7

zandr написал(а):

Экономические соображения подсказывают, что подобные базы целесообразно создавать и обслуживать при помощи робототехнических средств.

Ну естественно, странно было бы если б директор ЦНИИ РТК агитировал за живых космонавтов... Только роботы, только хардкор... А что не работает - так он до тех времен всё равно не доживёт. Зато сколько денег успеет освоить...

8

pnetmon приводил с выдержками, здесь - полностью:
https://ria.ru/20190711/1556385144.html

Анатолий Петрукович: думаю, за 10-15 лет мы найдем полного двойника Земли
В 2019 году отмечается 50 лет высадке человека на Луне по космической программе "Аполлон". О том, нужно ли сегодня возобновлять космическую гонку между Россией и США для повторной высадки на Луну, почему нет смысла отправлять человека за пределы Солнечной системы, через сколько лет будет найден полный двойник Земли и как космос поможет обнаружить новую энергию, в интервью руководителю представительства РИА Новости в Швейцарии Елизавете Исаковой рассказал директор Института космических исследований РАН Анатолий Петрукович.
— В настоящее время в отношении России и США вновь начали использовать термины "гонка" и "соперничество" на уровне военной техники. А полезна ли для космической отрасли такая гонка?
— Конечно, такой гонки, которая была 50 лет назад, не будет по определению, потому что тогда космическая гонка отнимала несколько процентов бюджета страны. Это было перенапряжение и для США, и для Советского Союза.
Сегодня космическая отрасль, какой бы она ни была, занимает существенно меньшую долю от общей экономики, поэтому такого перенапряжения, когда вся страна работает на то, чтобы что-то улетело в космос, больше не будет.
Но гонка как соревнование, конечно, есть всегда, потому что космическая наука и космическая техника в некотором смысле это визитная карточка страны. Это одна из наиболее заметных наук. Все интересуются и жизнью на других планетах, когда к нам прилетят инопланетяне, будут ли магнитные бури и когда появятся новые фотографии какой-нибудь красивой туманности. Если мы просто посылаем свой спутник на Марс, то это может быть более мощным оружием в плане улучшения положения в мире, привлечения внимания к своей стране, чем что-либо другое.
Это полезно и внутри страны, потому что привлекает общественное внимание к темам прогресса. В конце концов, страна тратит на науку столько, сколько она готова отдать в соответствии с внутренними приоритетами. И если население и правительство интересуются высокотехнологичными отраслями и фундаментальной наукой, то и финансирование этих направлений больше. И все эти вложения рано или поздно вернутся сторицей.

— В 60-е годы прошлого века именно из-за подобной гонки было совершено множество открытий. Сейчас мы живем уже в XXI веке. Есть ли сегодня предпосылки того, что мы стоим на пороге подобных крупных достижений? К примеру, выхода за пределы Солнечной системы на пилотируемом корабле?
— Если говорить о запуске человека, высадке на Луну или выводе человека за пределы Солнечной системы, то это, скорее, технологическое достижение, а не научное открытие. И если говорить о технологических достижениях, то их с начала XXI века было много. Просто они на фоне нынешнего потока новостей перестают ощущаться настолько остро.
К примеру, спутниковая навигация. Даже в нашей обычной жизни фактически мы отказались от всех наземных средств навигации, разучились пользоваться бумажной картой или компасом и даже в городе передвигаемся только глядя в смартфон. Мы настолько уже к этому привыкли, что перестали замечать. Но это огромное технологическое достижение, обеспечить нужную точность, когда спутник находится в 20 тысячах километров над Землей, — это нетривиальная задача, необходимо, в частности, учитывать поправки теории относительности.
Огромное количество достижений сейчас связаны с наблюдением Земли из космоса. Мы можем вблизи рассмотреть все, что угодно, хоть собственную дачу.

— А каких достижений ждать в ближайшие 50 лет?
— Здесь сложно делать прогнозы, потому что на самом деле космос непредсказуем. Если бы 50 лет назад узнали, что сегодня мы будем сидеть и обсуждать, надо ли через десять лет второй раз лететь на Луну, над нами бы просто посмеялись и сказали бы, что к этому времени мы уже давно должны строить колонии на Марсе.
Но за пределы Солнечной системы человеку лететь в обозримое время незачем, да это и практически невозможно по техническим причинам. Поэтому здесь я, скорее, склонен думать, что пилотируемая космонавтика будет работать над другими задачами, прежде всего над увеличением автономности пребывания человека в космосе. Это работа на будущее.
Сегодня человек в космосе фактически как ребенок, который в утробе матери связан с ней пуповиной. У него всегда есть контакт с Землей, если что, его можно вернуть за несколько часов обратно. Магнитное поле Земли прикрывает его от космической радиации. Так не только в межзвездную среду, даже и на Луну не слетаешь, поэтому прежде чем человеку лететь далеко от Земли, нужно подумать, как обеспечить его выживание, надежно вернуть обратно. Риски сейчас очень велики. А в пилотируемой космонавтике все должно быть идеально проверено и перепроверено. Но все равно, как мы знаем, появляются непонятно откуда взявшиеся отверстия в обшивке, раз в 30 лет не взлетает ракета с космонавтами. Чтобы лететь дальше, человечество должно преодолеть этот барьер риска. И Луна – удобный полигон для отработки новых технологий космонавтики. Как только человек освоится в дальнем космосе, можно будет по-новому смотреть на полеты на Марс, к астероидам.
Я думаю, что в ближайшее время крупных открытий в космосе стоит ждать от фундаментальной науки. Это поиск жизни, поиск экзопланет, то есть планет у других звезд, пригодных для жизни. Я думаю, что в течение 10-15 лет мы найдем полного двойника Земли, сможем проверить состав его атмосферы, примерно оценить климат, температуру и тогда, может быть, встанет уже другой практический вопрос – если там кто-то есть, тогда как с ними связаться? Но это уже совершенно другая постановка задачи.
Ведь мы сейчас изучаем экзопланеты там, где их удобнее искать. Берем квадрат на небе, где больше всего подходящих звезд, и туда долго и внимательно смотрим. Но, может быть, "правильная" планета находится совершенно в другой стороне. И выбор одной-единственной главной цели может кардинальным образом изменить наши приоритеты.
Кроме этого, необходимо обратить внимание на так называемую новую физику. Сейчас мы живем по законам физики, которая была придумана в прошлом веке. И, строго говоря, почти все, что мы нашли сегодня в космосе, это подтверждение теорий, которые были высказаны в то время. Хотя есть аспекты, к примеру, темная материя и темная энергия. Эти две субстанции не могут быть объяснены в рамках современных представлений и в целом остаются довольно абстрактными объектами, о которых мы знаем крайне мало. И здесь, я думаю, возможны существенные прорывы в ближайшие 10-15 лет. И, возможно, это тоже заставит нас кардинально пересмотреть наше поведение даже с практической точки зрения, потому что новые формы материи – это всегда новые источники энергии.
Сформулировав законы электромагнетизма, мы научились преобразовывать механическую энергию в электрическую, передавать ее на расстоянии. Когда поняли, как работает квантовая физика, мы получили доступ к ядерной энергии. В конце концов, только благодаря ядерной энергии космические аппараты могут выжить на Луне во время двухнедельной лунной ночи – на них ставят ядерные батарейки.
Доступ к новым видам энергии — это крайне важная задача на ближайшие сто лет. Человечество стремительно подходит к пределам возможностей планеты Земля. За сто лет объемы используемой энергии возросли в 15-20 раз, и в XXI веке рост будет не меньшим. Поскольку любое использование энергии рано или поздно превращает ее в тепло, Земля может просто перегреться, поэтому придется уходить в космос, там добывать энергию и там ее использовать.
И как раз третье направление, где возможны прорывы, это наблюдение за Землей из космоса: как Земля получает энергию от Солнца, как на нее воздействует космос, как формируется климат, каково влияние человека. Мы уже практически освоили всю планету, и ее будущее зависит только от нас. И в этом случае уровень понимания нашей планеты как единой глобальной системы будет иметь критическое значение.

— А где, по-вашему, на этих направлениях Россия может сыграть свою роль?
— Мы стараемся развиваться на всех направлениях. Например, сейчас готовится к запуску ракета с космическим аппаратом "Спектр-Рентген-Гамма" ("Спектр-РГ"), цель которого как раз исследования фундаментальных законов формирования Вселенной. Запуск должен состояться 12 июля. Аппарат будет наблюдать космос в рентгеновских лучах, которые до поверхности Земли не доходят из-за атмосферы.
В рентгеновском диапазоне светят наиболее энергетически насыщенные объекты: окрестности черных дыр, нейтронные звезды, квазары – ядра галактик, наиболее крупные объекты Вселенной – скопления галактик. Наш проект проведет наиболее полную перепись таких источников. И на основе этого мы получим очень мощный инструмент для анализа происхождения и законов развития Вселенной. Это даст основу для создания новых теорий.

— В настоящее время в космической отрасли все больше говорят о космическом туризме, туристических полетах в космос и на Луну в ближайшем будущем. А когда Россия начнет отправлять космических туристов?
— На самом деле космических туристов на МКС мы уже отправляли. Но когда шаттлы перестали летать, выяснилось, что свободных ресурсов для отправки туристов не хватает. Но сейчас, когда у американцев, может быть, появятся новые космические корабли для доставки космонавтов, космический туризм вернется.

— Такие заказы есть у России?
— Да, они есть, в том числе у России. Мир развивается, появляются новые страны, которые готовы конкурировать в космосе, появляются новые рынки, новые потребители космических услуг, в том числе туристических. Например, есть заказы на полет профессиональных космонавтов от стран, которые хотят начать собственную работу в космосе, но не могут самостоятельно запускать космонавтов.

— Для дальнейшего развития подобных отраслей необходимо международное сотрудничество. Кто, с вашей точки зрения, в ближайшем будущем будет нашим стратегическим союзником? Это будут США или мы все же развернемся на Восток?
— Сейчас основной вызов пилотируемой космической отрасли – это некоторое раздваивание целей. У нас есть МКС, которую только построили, и на Луну надо лететь. Финансов и технических возможностей на все, как всегда, не хватает, и надо искать партнеров. Сотрудничество по МКС на околоземной орбите будет, скорее, с новыми космическими странами, странами Азии, заинтересованными в начале собственной космической программы. Недавно, как сообщал Роскосмос, было подписано соглашение о подготовке космонавтов с Индией, Объединенными Арабскими Эмиратами.
Если же говорить о Луне и фундаментальных исследованиях, то это прежде всего сотрудничество с США и Европой. Сейчас основная тема в освоении Луны – это безопасность. Вопрос спасения, сохранения программы после какой-либо аварии очень существенный. И здесь, как показывает опыт МКС, Россия и США являются единственными партнерами, которые могут подставить друг другу плечо. И стратегический уровень сотрудничества заключается именно в этом, а не в том, кто кого на Луне обгонит.

— А есть ли сейчас сотрудничество с США, к примеру, по строительству базы на Луне?
— Такого сотрудничества пока нет. Но это скорее вопрос политической воли. В конце концов, построить МКС совместно также решили на самом высоком уровне не в самые простые времена. Если это произойдет, то это будет очень большой бонус для всех.
Что же касается фундаментальной науки, то здесь сегодня просто не бывает не международных проектов. К примеру, сейчас несколько российских приборов летают на зарубежных спутниках. Карты распространенности воды на Луне, которые сейчас используются для выбора места лунных баз, были сделаны прибором на американском аппарате, но созданном в нашем институте за счет Российского космического агентства.
На аппарате "Спектр-РГ" стоят один российский, один немецкий телескопы. В 2016 году на Марс на российской ракете улетело два российских прибора и два европейских. В 2020 году будет запущена российско-европейская посадочная платформа "ЭкзоМарс". Приборы на платформе в большинстве российские, с самой платформы съедет европейский марсоход, на котором установлены и два российских прибора. У самой платформы вся механика, в том числе двигатели, российские, а управляется она европейской электроникой. Это, конечно, совершенно выдающийся проект с точки зрения взаимодействия. В целом международное сотрудничество позволяет достичь гораздо больших результатов, чем набор совершенно независимых программ.
Я уже не говорю о дистанционном зондировании Земли. Конечно, есть и собственные космические спутниковые группировки, но 95% процентов всех спутников – зарубежные. Комбинация всех имеющихся наблюдений позволяет решать очень широкий спектр прикладных задач.

— Не секрет, что отношения между РФ и США на политическом уровне сегодня существенно охладились. Ощущается ли это напряжение на вашем, экспертном, уровне?
— Да, оно есть. С одной стороны, все наши действующие проекты выведены из-под режима санкций. С другой стороны, напряжение чувствуется в новых контактах. Да и визу в США сейчас с разумными затратами усилий фактически невозможно получить. В долгосрочной перспективе это, безусловно, плохо.

9

https://www.roscosmos.ru/27789/

Интервью Александра Блошенко
Роскосмос ранее анонсировал ряд амбициозных планов: освоение Луны, программа создания ракет на метановом топливе, разработка робототехнических комплексов для работы на поверхности планет. О текущем статусе этих проектов, важности освоения Луны, метановом ракетном двигателе и о том, какое имя получит робот, создаваемый по прототипу робота «Федор», для испытаний корабля нового поколения «Орел», в интервью ТАСС рассказал исполнительный директор Госкорпорации «Роскосмос» по перспективным проектам и науке Александр Блошенко.
***
— На каком этапе находится работа над лунной программой РФ?
— В конце года Роскосмос внесет концепцию программы изучения и освоения Луны в правительство. Сейчас головная научно-исследовательская организация ракетно-космической промышленности ЦНИИмаш совместно с Российской академией наук разрабатывает развернутый сценарный план, который будет рассчитан на период, выходящий за пределы действующей Федеральной космической программы, то есть далеко за 2025 год. Конкретные суммы в этот документ не войдут, но будут очерчены разумные границы по объему работ. Самое главное — будет прописан системный взгляд на наши планы.

— Каковы ключевые элементы программы?
— Главная задача — строительство научной лунной базы. Для нее выбран район на Южном полюсе Луны. Он благоприятен с точки зрения рельефа и условий — достаточно света для работы солнечных батарей и есть кратеры с постоянным затемнением и запасами льда, который можно будет использовать в качестве топлива, сырья и как научный объект для изучения эволюции Вселенной.
На этой базе планируется разместить аппаратуру для изучения дальнего космоса и спецтелескопы для отслеживания угрожающих столкновением с Землей астероидов и комет. Эти телескопы вместе со спутниками в точках либрации системы Солнце — Земля потом войдут в глобальную систему мониторинга астероидно-кометной опасности, которая будет наблюдать за потенциально опасными объектами на фоне Солнца и в глубине космоса.
Также на Луне планируется создать полигон для отработки технологий, которые понадобятся для продвижения дальше в космос. В дальнейшем в рамках освоения Солнечной системы интерес для Роскосмоса представляют малые тела и астероиды. Это и вопросы планетарной безопасности, и научные интересы, и источник сырьевых ресурсов. Но это дело дальнесрочной перспективы.
Для лунной базы в сотрудничестве с Росатомом мы разворачиваем работу по ядерным энергетическим модулям небольшого размера. Предполагается, что будет сформирована специальная подпрограмма по развитию космической ядерной энергетики, в рамках который эти модули будут разрабатываться.
Луна сегодня по многим причинам наиболее удобный объект для освоения человечеством, в том числе по соображениям безопасности. Это следующий шаг после низкой околоземной орбиты, где находится МКС. Сегодня путешествие к МКС занимает часы, к Луне дни, а, например, к Марсу — месяцы, а если придется ждать подходящего пускового окна (удобного взаимного расположения Земли и Марса), то и вовсе годы. Представьте, если вдруг возникла необходимость экстренной эвакуации экипажа, насколько должны быть развиты технологии автономного жизнеобеспечения, чтобы гарантировать человеку безопасность в таких миссиях.

— Кто будет работать на этой базе?
— Обслуживанием инфраструктуры должны заниматься робототехнические системы. Постоянно обитаемая база на Луне не предполагается. Периодическое посещение поверхности спутника Земли людьми возможно, но только для решения задач, которые роботы выполнить не в состоянии.

— Как соотносится с лунной программой проект создания ракеты-носителя сверхтяжелого класса (СТК)?
— Эскизный проект по СТК разрабатывается независимо. Ракетно-космическая корпорация «Энергия» должна представить его в Роскосмос в конце года, где пройдет его защита. Параллельно мы ждем утверждения правительством отдельной программы по сверхтяжу. Мы предложили, чтобы в рамках этой программы с самого начала разрабатывались варианты полезных нагрузок, которые эта ракета должна выводить. Масштаб нагрузок регулирует стоимость программы. Проект СТК будет синхронизирован с лунной программой в широком смысле.

— Какова может быть финансовая отдача от лунной программы?
— Быстро вернуть выделенные на лунную программу деньги не получится. Хотя бы потому, что на Луне сейчас нет, например, сверхценного сырья, добыча которого компенсировала бы все затраты.
Но это логичный следующий шаг в освоении космоса для человечества. Мы уже десятки лет поддерживаем существование человека на низкой околоземной орбите. Луна — это необходимый следующий шаг к освоению практических навыков использования планет и малых космических тел, умению заблаговременно распознавать внешние космические угрозы и их парировать.
Это вопрос не только национальной безопасности, но и общечеловеческой.
Одновременно лунная программа заставит существенно «подтянуть» производство российской электронно-компонентной базы, обеспечит дальнейшее импортозамещение в робототехнике, энергетике и материалах, даст мощнейший толчок развитию искусственного интеллекта и направлений его использования. Вспомните, какой гигантский технологический скачок в смежных с комической индустрией отраслях совершила наша страна благодаря программе «Энергия — Буран». В конце концов, это демонстрация технологического могущества страны — способности создания в агрессивной космической среде за пределами околоземной орбиты условий для жизни и работы человека.

— Глава Роскосмоса заявил о планах по созданию российских ракет на метане. О чем идет речь?
— По ракете-носителю на метане у нас создан большой задел. Работы по созданию двигателей на метане ведутся предприятиями отрасли с 1998 года. Кроме того, изначально опытно-конструкторская работа (ОКР) «Феникс», которая позже была переориентирована на разработку «Союза-5», предполагала создание перспективной ракеты носителя среднего класса именно на метане. С этой ОКР была синхронизирована разработка соответствующего двигателя. В воронежском КБ химавтоматики ведется разработка опытного образца двигателя тягой 85 тонн. Опытный образец получил индекс РД-0177, а перспективное летное изделие — РД-0169.
Сейчас мы предлагаем сделать новую ракету носитель среднего класса на метановых двигателях. РКЦ «Прогресс» разработало в инициативном порядке основные разделы ее эскизного проекта. Новая ракета, в отличие от «Союза-2», не будет иметь боковых блоков, а получит тандемную схему — один блок на первой ступени, один на второй, то есть это будет «карандаш», по компоновке внешне похожий на «Зенит». Соответственно, планируется интенсифицировать работы в КБ химавтоматики по метановому двигателю, чтобы создать уже летный образец для проведения советующих испытаний. На первой ступени нового носителя планируется использовать воронежские РД-0169, на второй — тот же РД-0169, но с высотным соплом. Этот двигатель в перспективе будет сертифицирован на многоразовое применение.

— Эта ракета заменит «Союз-2»?
— В ближайшее время заменять «Союз-2» мы не планируем, потому что он нужен для пилотируемой программы, обеспечен заказами Министерства обороны и имеет огромную статистику успешных стартов. Одна из главных причин создания новой ракеты — задел по технологиям на многие годы вперед. Кроме двигателей, она получит новую систему управления, новые материалы и технологии производства. Носитель будет предельно прост и надежен в эксплуатации и технологичен в изготовлении.
Метан позволяет применять новые конструктивно-компоновочные схемы при проектировании, за счет этого число деталей и сборочных единиц по сравнению с «Союзом-2» уменьшится вдвое, что существенно повысит технологичность и удешевит себестоимость выпуска ракеты. Ее стартовая масса будет меньше, чем у «Союза-2», а грузоподъемность даже немного больше — до 10 т на низкую околоземную орбиту при пуске с космодрома Восточный. Ракета получит головной обтекатель увеличенного размера — до 5 м в диаметре, что сегодня очень важно для заказчика, так как ограничение по диаметру обтекателя ограничивает типы космических аппаратов, которые можно выводить.
Другая изюминка нового носителя в исходно заложенной предельной цене пуска. Мы хотим изначально в техническом задании прописать стоимость пусковой услуги. Она должна быть конкурентоспособной. Причем не на момент принятия решения о постановке работ, а по состоянию на момент ее первого пуска.
Проектирование носителя под заданную стоимость пуска — принципиально новый подход для отрасли и одновременно объективная необходимость.

— И когда может быть выполнен первый старт нового носителя?
— РКЦ проработал компоновку ракеты и варианты стартовых комплексов под нее. Теперь нужно делать полноценный эскизный проект. Его мы планируем закончить к концу следующего года. При выделении необходимых денег создать летный вариант ракеты на метане можно будет к концу 2024 года, а первый старт выполнить в 2025 году.

— Какая выгода от метановых двигателей?
— Про упрощение конструкции ракеты я уже сказал. Это достигается, собственно, за счет применения двигателя с умеренными параметрами в камере сгорания (давление, температура), также положительно сказывается на характеристиках и хорошая охлаждающая способность метана, его более высокий удельный импульс (двигатель будет более экономичен), применение надежной системы турбонасосных агрегатов и удачная компоновка баков. Температура жидкого метана в баке горючего (—160 °C) близка к температуре жидкого кислорода в баке окислителя (—183 °C). По сравнению с использованием керосина в качестве горючего, который требует поддержания его при температуре +40 °C, это позволяет существенно упростить систему термостатирования, сделать ее единой и выполнить баки для окислителя и горючего с совмещенными днищами. Все это упрощает и повышает надежность изделия.
С метаном удобно реализовывать схему горячего резервирования за счет того, что он создает меньшее давление и температуру в камере сгорания по сравнению с керосиновым двигателем при одинаковом уровне тяги. То есть пять-семь двигателей первой ступени номинально работают в щадящем режиме, и в случае отказа одного из них есть возможность форсировать работу остальных, обеспечив тем самым успешный пуск и выполнение миссии.
Метановые двигатели выгодно использовать на многоразовых ракетах, потому что такое топливо создает гораздо меньше сажи по сравнению с керосином и, соответственно, требует меньшего межполетного обслуживания. Справедливости ради отметим, что гептил еще меньше сажи дает, но он крайне токсичен
Ну и доступность, а также меньшая стоимость сырья позволят снизить и стоимость запуска. Мы называем двигатель метановым, потому что применяем гостированный сжиженный природный газ марки А, который на 99% состоит из метана. Это то, что серийно выпускает «Газпром», и разработка нового вида топлива не требуется. Именно на таком топливе мы и проводили предварительные прожиги изделий. Все решения по транспортировке и хранению этого вида топлива коллегами-энергетиками уже придуманы и доведены практически до совершенства. Тут, безусловно, мы рассчитываем на их помощь.

— Недавно на МКС побывал антропоморфный робот «Федор». Об успехах известно, а какие проблемы были выявлены?
— Для кардинальной переработки этой системы наземного исполнения для использования в космосе было мало времени, поэтому робот получился излишне габаритным и тяжелым. Хотя его можно было бы облегчить, например, заменив отдельные металлические элементы на полимерные и композитные. Также требуют доработки задающие устройства, например костюм для оператора, алгоритмы работы с задающими устройствами и некоторые настройки.

— Когда на МКС полетит следующий робот?
— В первую очередь следует отметить, что Роскосмос в значительной мере меняет подход к проведению научно-прикладных исследований в пилотируемом космосе — формируется нормативно-регулирующая база проведения целевых работ (здесь это аналог понятия «космический эксперимент»). Работы будут проводиться проектным методом по направлениям: научные фундаментальные исследования, отработка технологий освоения космического пространства, а также решение практических задач в интересах сторонних заказчиков и реализация образовательных мероприятий.
Пока дата полета следующего робота не определена. Ведутся работы по созданию робототехнического комплекса для внекорабельной деятельности — целевая работа «Теледроид», и у нас есть неплохой задел по проекту «Косморобот». Программа предусматривала полуавтономное передвижение на этот раз совсем не похожего на человека робота по внешней поверхности научно-энергетического модуля. Сейчас концепция пересматривается: на новом модуле должен стоять европейский манипулятор «Эра», и есть предложение по интеграции робота с этой «рукой». Аналогично системе из манипулятора Canadarm и робота Dextre.

— Какой робот полетит на «Орле»?
В первых тестовых полетах корабля «Орел» будет использоваться робот для внутрикорабельной деятельности, создаваемый на платформе «Федора». Шифр целевой работы — «Испытатель». Робот получил предварительное название ARTEM — Automatic Research and Testing Machine.

— Будет ли он управлять кораблем?
— Да, он будет делать то, о чем нас так долго все просили: нажимать кнопки, выполнять определенные операции. Пока не могу сказать, какой именно объем управления кораблем у него будет. Но стыковку со станцией, которая должна быть выполнена в рамках второго полета «Орла», он, конечно, проводить не будет — это проблематично с точки зрения безопасности.

— Чем он будет отличаться от «Федора»?
— Я подозреваю, что очень многим. После предварительной обработки результатов полета «Федора» на МКС очевидно, что в конструкцию «Артема» будет внесена масса изменений. Каких конкретно, пока говорить рано.
Внешний антропоморфный вид его сохранится, но я надеюсь, он станет элегантнее. Сейчас «Федор» довольно «топорно» выглядит, на первый взгляд, но это сделано целенаправленно — в рамках опытной отработки важные узлы расположены снаружи для удобства обслуживания, а не закрыты «для красоты» пластиковыми накладками. «Федор» в этом смысле, как автомат Калашникова, который разбирается руками и выколоткой, в то время как для обслуживания американской M16 нужно с собой носить набор специальных инструментов.

— Какие роботы разрабатываются для работы на других планетах, в чем будут их особенности?
— Рассматриваются разные концепции, в том числе с антропоморфными элементами. Антропоморфность будет востребована для выполнения нестандартных задач в режиме копирования действий человека-оператора с помощью задающего устройства. Для работы по программам с высокой степенью автономности зачастую более удобны спроектированные специально под задачу не похожие на человека роботы.
В целом уже есть определенность с платформой, на которой могут размещаться напланетные робототехнические комплексы. Это будет шагающая колесная тележка, которая может и катиться, и переступать через препятствия. Опытный образец такой тележки был создан еще в СССР в Центральном научно-исследовательском институте робототехники и технической кибернетики в Ленинграде, его концепция взята за основу. Выглядеть это будет так: колеса с гребущими лопатками или перфорированные колеса крепятся на шарниры, которые в случае необходимости могут двигаться, и тогда платформа способна переползти через камни, «перешагнуть» через трещины.
Кентавроподобный робот на шагающей тележке для решения нестандартных задач на других планетах — это тоже одна из концепций\
Гусеницы, например, для Луны не подойдут. В таком шасси большое число роликов, а лунный реголит — это очень абразивная пыль, которая быстро будет приводить такую платформу в негодность.

— Планируется ли создавать на Земле испытательный полигон для роботов?
— Да, такой полигон может появиться в ближайшие несколько лет на Кавказе или на Камчатке. В этих регионах подходящий ландшафт и грунт для отработки робототехнических комплексов. Есть места, где рельеф и грунт по некоторым свойствам похожи на те, которые есть на небесных телах. Европейское космическое агентство для этих целей уже давно «облюбовало» склоны вулкана Этна в Италии.
Не исключаю, что отработка следующих этапов миссии «Экзомарс» будет проводится на этом полигоне. Там же можно будет испытать роботы на шагающей платформе и образцы специального назначения, например, для разминирования. Этот полигон можно будет использовать также для тестирования робототехнических комплексов для нужд Минобороны, МЧС, Росатома, ФПИ, других организаций и компаний.

— Давно и много говорится о привлечении в отрасль молодых специалистов. Есть какие-то свежие идеи на этот счет?
— У немецкого аэрокосмического центра DLR есть хорошая практика. Они ежегодно берут около 40 студентов, и те отрабатывают свои идеи на тестовом проекте ракеты. Могут в ней что-то перепроектировать, поставить свою простейшую полезную нагрузку. Куратор от DLR в их проект не вмешивается, а только следит за безопасностью для персонала. До 90% запусков заканчивается неудачей. То есть человек полтора года горел, работал, а потом у него с датчика не снялись показания, потому что он банально контакты плохо припаял. Потом, естественно, следует подробнейший разбор технических деталей каждой такой студенческой миссии, поскольку вся работа тщательно документируется. Для практикантов-студентов это урок на всю оставшуюся жизнь. И толк от такого, даже зачастую плачевного, опыта несоизмеримо больше, чем от проекта, где за тебя руководитель все сам поправил, а ты даже не понял, где ошибся.
Я бы хотел постепенно перестроить взаимодействие с нашими вузами в подобный формат. Лучше пусть ребята ошибутся лишний раз, но зато сами и честно. Думаю, на Восточном в перспективе можно организовать студенческую стартовую площадку с небольшими полями падения для экспериментальных суборбитальных ракет.
С этого старта студенты наших технических вузов будут запускать ракеты, которые сами будут разрабатывать, модернизировать и комплектовать своей полезной нагрузкой
До того как такой старт будет создан и организованы работы студенческих групп над пусковыми проектами, можно запустить и другой формат обучения. Мы можем выводить собранные студентами космические аппараты как попутную нагрузку. Будут ли они работать весь положенный срок или ломаться — для Роскосмоса не столь принципиально, важным является обеспечение условий для незасорения низких околоземных орбит, но для студентов, вложивших свои силы в эту программу, это станет бесценным опытом. Подобные проекты и сейчас есть, но на поверку эти спутники можно назвать «студенческими» лишь условно. Нам же, повторюсь, важнее чувствовать собственный вклад молодого специалиста — так предприятия отрасли присматривали бы себе кадровый резерв, проверяя его уже «в деле».

— Возвращаясь к Луне, ранее предлагалось добывать там гелий-3. Как обстоит дело с этой историей сейчас?
— Довольно часто, к сожалению, циркулирующее предложение о добыче в лунном грунте изотопа гелия Не-3 и спасения человечества от энергетического голода основано на нескольких заблуждениях.
Во-первых, этого изотопа в поверхностном слое лунного реголита очень мало. В солнечном ветре гелий (Не-4) составляет около 4%, и действительно есть очень небольшая доля изотопа Не-3. Эти частицы при столкновении с Луной имплантируются в ее грунт, но на очень маленькую глубину, поскольку частицы солнечного ветра имеют относительно малые энергии. Поэтому имплантированные частицы быстро улетучиваются с поверхности. Для того чтобы добывать этот изотоп в необходимых объемах, нужно создать на Луне промышленность, соизмеримую с золотодобывающей отраслью на Земле. При этом доля Не-3 в лунном грунте столь мала, что если бы золото на Земле содержалось в таком же количестве, его добыча оказалась бы экономически невыгодной.
Во-вторых, единственным преимуществом управляемой термоядерной реакции Не-3 по сравнению с обычной реакцией дейтерий — тритий, которую пока безуспешно в течение более чем 50 лет пытаются осуществить в разных странах, является то, что продуктами реакции являются заряженные протоны, а не нейтроны, как в случае реакции дейтерий — тритий. Протоны легче остановить магнитными полями, забрать у них энергию и сделать реакцию немного более чистой. Впрочем, на строящейся сейчас международной установке ITER в городе Кадаракш (Франция) эта проблема выхода нейтронов уже решена. Стоит отметить, что плата за это небольшое преимущество оказывается очень высока: для дейтерий-тритиевой плазмы термоядерный синтез возможен при температурах, превышающих 100 млн градусов. Для реакции с изотопами Не-3 нужна температура в девять-десять раз больше, то есть порядка миллиарда градусов. Конечно, не исключено, что в будущем человечество решит и эту задачу сверхвысокотемпературного термоядерного синтеза, но и тогда изотопы Не-3 не понадобятся — близкую критическую температуру для синтеза (1,3 млрд градусов) имеет реакция с атомами бора, который в неограниченных количествах можно добывать в земных океанах.
Таким образом, пока вопрос практического использования лунного Не-3 в термоядерной энергетике на повестке не стоит. Есть ряд неразрешимых на сегодня технологических проблем, которые не позволяют создать на Земле реактор на гелии-3. Плюс цена добычи и доставки гелия-3 с Луны совершенно нивелирует его потенциальные преимущества и пока относит эту тему в разряд спекуляций.

10

https://www.roscosmos.ru/27841/

Интервью Алексея Овчинина
Сегодня, 9 декабря, в нашей стране отмечают День Героев Отечества. Эта памятная дата, существовавшая ещё в дореволюционной России, была установлена в 2007 году. Авторы законопроекта в пояснительной записке к документу указали: «мы не только отдаём дань памяти героическим предкам, но и чествуем ныне живущих Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, кавалеров ордена Святого Георгия и ордена Славы».
На данный момент в нашей стране порядка 13 тысяч граждан — Герои Отечества. Из них лишь один процент тех, кто получил «Золотую Звезду» за освоение космоса, что ещё раз подтверждает, какая редкая и сложная профессия у космонавтов.
На прошлой неделе в Звёздном городке чествовали экипаж пилотируемого корабля «Союз МС-12», который благополучно вернулся на Землю 3 октября 2019 года. И сегодня с командиром корабля, бортинженером МКС-59 и командиром МКС-60 Алексеем Овчининым редактор пресс-службы ЦПК Светлана Носенкова поговорила о том, что значит быть настоящим героем, как прошла его вторая длительная экспедиция на Международную космическую станцию (МКС) и какие новые цели ставит перед собой лётчик-космонавт РФ.

— Когда обычный человек произносит слово «герой», перед ним предстаёт образ мужественного, бесстрашного, бескорыстного человека, готового пожертвовать жизнью ради своей страны, ради других людей. А что значит быть настоящим Героем Отечества? И как Вы обычно отмечаете этот праздник?
— Носить высшее государственное звание — это, прежде всего, большая ответственность. Просто так «Золотую Звезду» не дают. Люди её заслужили своими храбрыми поступками, самоотверженной работой. И в дальнейшем, конечно, это накладывает определённые требования, обязанности. Любого из Героев Отечества можно ставить в пример. Я в этот день вспоминаю о своих дедушках и по маминой, и по папиной линии, которые прошли через Великую Отечественную войну. Для меня они лучший ориентир в жизни. Думаю, в каждой семье есть такие свои герои, ценность поступков которых мы считаем важными.

— Прошло чуть больше двух месяцев, как Вы вернулись на Землю. Что изменилось на станции за три года с момента вашей первой длительной экспедиции? Стало ли там комфортнее работать?
— Не скажу, что на станции произошли какие-то глобальные перемены, но изменения есть, конечно. Например, стало лучше освещение. В служебном модуле, где экипаж проводит больше всего времени, на панели стали делать накладные пластиковые листы, от которых стало светлее, к тому же их легче и удобнее протирать от грязи. Также установили новую систему регенерации воды из урины, которая сейчас работает в тестовом режиме.

— На торжественной встрече вашего экипажа в Звёздном городке полёт корабля «Союз МС-12» назвали испытательным. Системы корабля были модернизированы после неудачного старта 11 октября 2018 года или это запланированные работы для корабля серии «Союз»?
— Сейчас каждый корабль «Союз» идёт с какими-то изменениями. Двух одинаковых нет, постоянно что-то модернизируется. В корабле «Союз МС-12» были изменения в программном обеспечении. Также у нас стояли новые датчики угловых скоростей.

— Алексей Николаевич, расскажите о российской научной программе на МКС. Какие эксперименты Вы делали с особым интересом?
— Вся наша научная программа очень интересна, потому что она, в первую очередь, направлена на будущее освоение дальнего космоса. Расскажу, пожалуй, о нескольких новых исследованиях. Мне очень нравилось проводить эксперимент «Ряска». Все знают, что ряска — это растение, которое находится на поверхности воды, а корень её — в воде. У нас на станции было три сосуда с разным соотношением воды и воздуха. В одном 30% воздуха, 70% — воды. В другом — наоборот. В третьем — поровну воды и воздуха. В течение месяца я каждый день наблюдал за ряской, фотографировал, как она ориентируется в невесомости, понимает ли, где вода, а где воздух. Данный эксперимент важен, потому что это растение вырабатывает большое количество кислорода. И, может быть, в дальнейшем, при полётах в дальний космос, эту ряску будут использовать как генератор кислорода внутри корабля, станции.
Также было интересно создавать ткани и отрабатывать технологию печати объёмных внутренних органов на магнитном 3D-биопринтере. Ещё я бы отметил эксперимент с антропоморфным роботом Skybot F-850. У нас было несколько сессий работ с ним. В первый день мы с Александром Скворцовым, который управлял роботом с помощью экзоскелета и шлема виртуальной реальности, проверяли, может ли Skybot F-850 пользоваться инструментами, которые находятся на борту станции, например, гаечным ключом, отвёрткой или шуруповёртом. В завершение дня он должен был взять и состыковать два электрических разъёма. Причём Александр Скворцов управлял роботом дистанционно, находясь в служебном модуле МКС (а Skybot F-850 был в МИМе-2).
Во второй день мы проверяли речевую систему Фёдора, как зовут робота в простонародье. Он должен был распознать вопрос, заданный голосом, и ответить на него. Большинство вопросов он понимал с первого раза. Во время ещё одной сессии с роботом мы записали его видеообращение к школьникам, посвящённое Дню знаний.

— 13 ноября в рамках XIII Международной научно-практической конференции «Пилотируемые полёты в космос» в ЦПК прошёл круглый стол на тему: «Настоящее и будущее пилотируемой космонавтики», где рассказывали об основных итогах испытаний антропоморфного робота Skybot-F-850 на борту российского сегмента МКС. Каково, на ваш взгляд, значение робототехнических систем при дальнейшем развитии космонавтики?
— В будущем роботы однозначно будут широко использоваться. Например, для постройки лунных или марсианских баз. Оператор может находиться, допустим, на Земле или на станции, которая летает вокруг Луны, а робот — на поверхности планеты или астероида. И космонавт, управляя роботом, сможет выполнять необходимые работы.

— Во время экспедиции МКС-59/60 Вы совершили свой первый выход в открытый космос. Поделитесь впечатлениями от этого важного события в вашей жизни.
— Внекорабельная деятельность (ВКД) — очень ответственное задание. В космическом полёте к нему начинаешь готовиться за две недели. Проверяются скафандры «Орлан МКС», отрабатывается программа выхода, подготавливается инструмент, который будет использоваться при ВКД, и оборудование, необходимое для установки на внешней поверхности станции. Когда ты первый раз открываешь люк и выходишь в открытый космос — это непередаваемое, захватывающее ощущение! Одно дело, когда ты смотришь на Землю через иллюминатор, у которого не такой большой угол обзора, поэтому видно ограниченную часть земной поверхности. А когда ты выходишь в открытый космос, видишь полностью всю планету. Особенно меня поразил вид МКС. Находясь внутри, понимаешь, что она достаточно большая, но снаружи она просто огромная. Незабываемое зрелище.

— А Луна и звёзды из космоса выглядят так же, как с Земли?
— Почти. Только чуть ярче. И наблюдать их можно постоянно, потому что не мешает облачность, задымлённость или искусственное освещение, как на Земле.

— Выход в открытый космос — ещё одна ступень в профессиональном развитии космонавта. Что дальше?
— Сейчас наука и техника не стоят на месте (улыбается). Идёт разработка корабля нового поколения, который будут использовать для полётов к Луне, Марсу. А значит, будут новые ракеты, скафандры и другое оборудование. Думаю, через несколько лет начнутся испытательные полёты. Поэтому, надеюсь, смогу поучаствовать в чём-то новом, ведь надо технику изучать, прорабатывать и испытывать.

— Удалось ли в этой экспедиции сфотографировать что-то редкое, необычное?
— Несколько раз фотографировал извержение вулкана. Вы спросите, в чём редкость таких снимков? Например, на Камчатке вулканы постоянно курятся. Но здесь другое дело. Это было извержение на Сицилии, которое быстро началось и закончилось. Удалось как раз в момент пролёта станции над вулканом это зафиксировать. Я знаю, что Олег Кононенко сделал тоже много интересных снимков. Один из них, когда пыльная буря шла стеной. У каждого космонавта есть такие уникальные фотографии, которые удалось сделать, потому что ты оказался в нужное время в нужном месте.

— Алексей Николаевич, расскажите подробнее, как проходит реабилитация после полёта?
— Первые три недели у нас идёт реабилитация в Центре подготовки космонавтов. Всё это время мы находимся под постоянным врачебным контролем. Очень хорошо помогает бассейн, потому что вода — это гидроневесомость. Организму в ней комфортно находиться. И физические упражнения в воде не дают таких больших нагрузок на организм. А плаванье — вообще замечательная вещь, так как идёт работа сразу многих групп мышц. Плюс плавать полезно для работы сердечно-сосудистой системы. Это всё ведёт к быстрейшей реабилитации, привыканию к земным условиям.
В острый период также обязательны массаж и физические упражнения с нарастанием по видам и группам мышц. С космонавтами работают не только врачи, но и инструкторы-методисты физической подготовки ЦПК.
Затем следует отдых в санатории в течение 21 дня. У меня он проходил в Сочи. Здесь уже шла усиленная физическая нагрузка. Не каждый человек на Земле столько ходит, сколько космонавт после полёта (улыбается). Но только так можно восстановить организм, иначе процесс рискует затянуться надолго.

— 3 декабря ваш экипаж торжественно встречал Звёздный городок. А на этой неделе будет торжественная встреча в Хьюстоне. Она проходит так же, как у нас?
— В Хьюстоне она проходит в более камерной обстановке. Также приглашаются все желающие на встречу экипажа. NASA демонстрирует фильм о состоявшемся полёте. А затем любой гость, будь то ребёнок, инструктор или коллега, может задать интересующий его вопрос. Получается своего рода публичный отчёт о проделанной работе.

11

https://ria.ru/20191230/1562942542.html

Геннадий Падалка: ближайшие 20 лет для космоса будут эпохальными
Российский космонавт Геннадий Падалка – рекордсмен мира по суммарной продолжительности полетов в космос, его "стаж" - 878 суток в составе пяти различных экипажей. В интервью корреспонденту РИА Новости Анне Раткогло он рассказал о том, что изменилось в отечественной и мировой космонавтике за последние годы, нужен ли на орбите робот Федор, почему нельзя осваивать космос в одиночку и с кем лучше в этом сотрудничать, о роли Илона Маска, о различиях станций "Мир" и МКС. Он также сообщил, сколько человек в России хотят быть космонавтами и как можно стать космическим туристом.

— Геннадий, мы сейчас находимся в Китае, и я не могу не спросить, что вы думаете об их успехах в космосе? В последнее время часто говорят, что они будут впереди планеты всей, какую оценку как профессионал вы можете им дать?
— Китайцы — молодцы. В январе 2019 года первыми в истории человечества высадились на обратной стороне Луны. Зонд, в составе которого находился посадочный аппарат и луноход, совершил посадку в заранее выбранном районе. Это важная миссия с точки зрения науки и отработки посадки на поверхность небесного тела. Но вот что касается пилотируемых программ, то с нами и нашими партнерами по МКС Китай не работает. Из азиатских стран на МКС тесно сотрудничают японцы, и они не раз выручали всех партнеров. Особенно в 2015 году, когда две подряд аварии грузовых кораблей, нашего "Прогресса" и американского Dragon, резко сократили ресурсы станции. Японское космическое агентство тогда отправило свой грузовой корабль HTV с пятью тоннами грузов. В этом основное преимущество партнерства.
Отсутствие Китая в международных пилотируемых программах, на мой взгляд, большая потеря для международного сотрудничества в космосе. Возможная причина — технологии. Китай в начале пути своих пилотируемых программ. Надеемся, что будут нашими партнерами, либо в рамках того содружества стран, которые сейчас работает на МКС, либо со странами БРИКС, о чем говорят наши лидеры. Может быть, в строительстве совместной орбитальной станции, лунного или марсианского проекта.

— К вопросу о сотрудничестве, как вы думаете, нужна ли после 2024 года МКС или другая международная орбитальная станция?
— Наши партнеры идут вперед. Их ближайшие планы — строить окололунную станцию, высадка на Луну и марсианский проект. Мне кажется, что мы исчерпали необходимость пребывания на земной орбите. Многому научились и приобрели колоссальный опыт. В 60-е годы прошлого века, на заре космической эры мы не понимали, с чем столкнемся и какое влияние окажут невесомость и радиация на человека в длительном полете. Сейчас мы умеем создавать космическую технику, которая надежно работает в экстремальных условиях космоса, научились противостоять вредным факторам космического полета, длительно жить и работать в космосе. Надо лететь дальше, а не накручивать витки вокруг Земли. Ближний космос может быть востребован, например, коммерческими компаниями по созданию и совершенствованию новых технологий и промышленного производства.

— Некоторые говорят о том, что лучше не тратить время на Луну, а сразу лететь к Марсу, как вы к этому относитесь?
— У ведущих космических держав цель одна – Луна. Почему это важно? Отработка технологий для дальнего космоса, в том числе и защита экипажа от радиации. Сейчас это наиболее актуально. Строительство окололунной базы, как перевалочной, и лунной опять же для отработки технологий, например, по добыче воды и ракетного топлива из лунного грунта. В марсианском реголите тоже есть вода, а марсианская атмосфера на 90% состоит из углекислого газа, а это значит, воду и ракетное топливо, при соответствующих технологиях, можно добывать там. Поэтому в плане сначала Луна, потом Марс.

— России выгоднее работать с другими странами или самостоятельно развиваться?
— Самостоятельно — тупиковый путь. Каждый год работы в одиночку выльется в десятилетия отставания. Нужно сотрудничать, обмениваться технологиями, дополнять друг друга техническими решениями, а не создавать то, что уже есть у партнеров. Заниматься освоением космического пространства в одиночку затратно финансово и невыгодно с точки зрения технологической.

— Но, скажем, тот же Китай пока держится обособленно.
— Ну вот они так и летают. Их пилотируемые программы от случая к случаю.

— Они говорят, что готовы сотрудничать и даже свою орбитальную станцию, когда она будет построена, откроют для других стран.
— Без проблем. Еще раз повторю, исследование космического пространства в одиночку выливается в десятилетия отставания. Пожалуйста, пусть строят свою орбитальную станцию, а сегодняшние партнеры по МКС к тому времени займутся освоением Марса.

— А России куда дальше двигаться в освоении космоса?
— У нас есть идеи и мечты, к сожалению, до реализации пока дело не доходит. Нам необходим новый пилотируемый корабль для лунного и марсианского проектов, нужна сверхтяжелая ракета-носитель. У наших партнеров по МКС цели более четкие и многое уже реализовано. Готов пилотируемый корабль "Орион" для дальнего космоса, и они завершают испытания двух кораблей (Starliner и CrewDragon) для полетов на МКС. Есть у них и сверхтяжелая ракета SLS. Они готовы к реализации проекта Artemis по созданию окололунной станции, высадки на Луну в 2024-2025 году и дальнейшим полетам к Марсу. Аналогичные проекты есть у Илона Маска. Место России только среди передовых космических держав, пусть даже на второстепенных ролях.

— Наша страна в прошлом была ведущей космической державой, и сейчас трудно мириться с тем, что нам приходится догонять других и быть на второстепенных ролях, что лично вы думаете по этому поводу?
— За последние два десятилетия отрасль действительно сильно сдала. Причин несколько. Во-первых, технологическое отставание: российский сегмент МКС построен по технологиям 1980-х годов. Перспективные, на наш взгляд, модули МЛМ и НЭМ все еще на земле, хотя должны были быть в составе нашего сегмента еще в 2008–2009 годах. Хорошо сделанный и надежный, но давно устаревший корабль "Союз" проходит бесконечные модернизации.
Во-вторых, неэффективное и нецелевое использование бюджетных и коммерческих средств в отрасли, в СМИ регулярно появляется об этом информация.
В-третьих, нехватка квалифицированных специалистов. Произошел существенный перекос в сторону управленцев, юристов, экономистов, финансистов. Топ-менеджмент в зарубежных космических агентствах и компаниях, как правило, профессионалы с отличным инженерно-техническим образованием, представители научных сообществ, специалисты в области прикладной физики. Кстати, это то, что было и в наших космических бюро и коллективах в 1960–1970-е годы при наших выдающихся конструкторах Королеве, Глушко, Челомее.

— Когда этот кризис начался?
— Период стагнации начался у нас еще в нулевых. Запустив на МКС два базовых модуля, вокруг которых партнеры смогли начать сборку своих сегментов, мы почему-то остановились в своем развитии. В кораблестроении идет бесконечная модернизация старого "Союза". Мы до сих пор летаем на том, что досталось нам в наследство от Советского Союза. Не создали ничего нового, сейчас я говорю только о пилотируемой космонавтике.

— Недавно в Роскосмосе заявили, что в следующем году планируют осуществить полет к МКС за два часа, это не достижение?
— Главное – добраться до станции удачно и безопасно, а всех этих рекордов по скорости не понимаю. Я летал по двухсуточной схеме. Меня она полностью устраивала, потому что есть время на адаптацию к невесомости. Летал и по четырехвитковой схеме за шесть часов, тоже неплохо, поскольку корабль — средство доставки экипажа к станции и в нем не очень комфортно, так нет горячей пищи, прохладно, очень влажно, шумно и хочется побыстрее на станцию. Сокращение времени полета к станции я бы не назвал каким-то рекордом или достижением, в этом нет никаких преимуществ, в этом нет ничего особенного – ни позитивного, ни негативного. Более того, спешка может привести к каким-то непредвиденным ситуациям и отказам.

— В этом году активное обсуждение вызвал полет на МКС робота "Федора", на ваш взгляд, это важное достижение для российской космонавтики и робототехники?
— Робототехника — неотъемлемая и важная часть космонавтики для автоматических космических аппаратов и в помощь человеку. Лично у меня робот "Федор" восхищения не вызвал. С его прототипом я начинал работать еще в 2011 году. Мы проводили экспертизу антропоморфного робота как помощника космонавту при выходе в открытый космос. Отзыв отрицательный. Все равно протащили. Кому-то выгодно.

— То есть антропоморфные роботы нам в космосе сейчас не особо нужны?
— Это не тот путь, по которому наша космическая индустрия должна развивать робототехнику, во всяком случае, сейчас. Нам следует брать за пример опыт наших партнеров по МКС. Нам нужны шагающие по поверхности станции роботы-манипуляторы, которые могут работать под управлением оператора и автоматически. Антропоморфные роботы могут быть отдельным направлением в будущем. Не вижу перспективы этой "кукле-игрушке" на российском сегменте сейчас и на начальном этапе лунной и марсианской программ. Какова цель доставки "Федора" на МКС? Что ценного получено по результатам полета? Если ничего, то можно было бы отправить на "Союзе" аналогичную "куклу" на порядок дешевле и более продвинутую, купив в обычном японском либо южнокорейском магазине детской игрушки.

— Насколько я знаю, "Федора" позиционируют как робота-аватара, который будет делать работы в открытом космосе вместо космонавтов, есть ли в нем смысл?
— Возможно, в будущем.

— А сейчас?
— Что нам нужно сейчас? Например, у канадских партнеров есть манипулятор SSRMS, шагающий по поверхности станции с семью степенями свободы, и SPDM с двумя "руками", каждая из которых имеет тоже по семь степеней свободы. Они создали манипулятор, который обошел разработки всех остальных партнеров. Спектр возможностей у него огромен: сборка сегмента партнеров, стыковки и расстыковки грузовых кораблей, перенос модулей станции весом в несколько десятков тонн, ремонт и обслуживание систем, помощь астронавтам при ВКД (внекорабельная деятельность, выход в открытый космос – прим. ред.). Преуспели в робототехнике на МКС и японцы с европейцами.

— А что имеется в арсенале российского сегмента?
— На нашем сегменте снаружи из робототехники ничего. Даже на станции "Мир" были два небольших и полностью автоматических манипулятора, с помощью которых мы могли перестыковывать 20-тонные модули с осевого узла на боковые и обратно, в случае необходимости. На российском сегменте МКС за 20 лет мы не создали и не испытали ни одного элемента робототехники. Вся наша "робототехника" — две стрелы с ручным управлением из прошлого века. С помощью трех рукояток на каждой из них и команд "майна/вира" космонавты и занимаются переносом грузов небольшой массы. Совершено безвозмездно могу проконсультировать специалистов Роскосмоса, что нужно и в каком направлении следует развивать отечественную робототехнику, без которой к лунной и марсианской программам можно и не приступать.

— Вы летали и на "Мир", и на МКС, большая ли разница между ними?
— Огромная. "Мир" — отечественная станция, а МКС— международная. Хотя и на "Мире" было реализовано много международных проектов. Для наших партнеров МКС — прорыв в области технических решений, технологий, архитектуры построения модулей, совершенствования систем жизнеобеспечения и создания замкнутого контура по воде. В первом приближении аналога земного гидрологического цикла. Приводил я пример и с робототехникой. Российский сегмент МКС, к сожалению, не претерпел таких изменений. Наш сегмент в основном построен по технологиям 1980-х годов.
На МКС мы отстаем от партнеров и по уровню космического комфорта. Даже на "Мире" у нас условия были гораздо комфортнее.

— Как такое возможно, учитывая, что МКС современнее?
— Дам вам хорошее сравнение — типовая однокомнатная квартира. Так вот, вся МКС это примерно 12 однокомнатных квартир, из них только три российских. У партнеров же несколько научных модулей, отдельно — спальный, отдельно — модуль для санитарно-гигиенических процедур, спорта и туалета, отдельно — складские помещения и модуль для приема пищи. На российском сегменте МКС экипаж вынужден и жить, и работать в служебном модуле "Звезда". Спальные места, прием пищи, туалет, спортзал, проведение большинства научных экспериментов в одном.
На "Мире" таких модулей было шесть, причем четыре из них только научные. Были у нас передовые технологические наработки и в системах жизнеобеспечения, создания замкнутого контура по воде. На МКС мы не вышли даже на этот уровень, растеряв эти наработки, а ведь именно такие технологии нужны для лунной и марсианской базы. Отправить экипаж в надежде, что продолжим снабжать ресурсами, не разумно. Грузовой корабль может взорваться на старте, может быть нештатная ситуация по трассе перелета либо при посадке. Так что российская космонавтика, увы, сделала шаг назад. Даже по сравнению со станцией "Мир".

— Когда "Мир" затопили, что вы почувствовали?
— Конечно, жаль было. Наш космический дом. Станция могла бы еще полетать, но в силу разных причин полет завершился. Во-первых, в начале нулевых началось строительство МКС и нам стало тяжело финансировать одновременно две программы. Во-вторых, на "Мире" была серьезная авария. Грузовой корабль "Прогресс" таранил станцию. Причина банальна – 100-процентный человеческий фактор. Мы тогда потеряли целый модуль, а с ним и очень много европейского оборудования. Ряд европейских стран отказались летать на "Мир". Нет полетов с партнерами, значит, нет и финансирования. В-третьих, выработка ресурса отдельных систем. Но это не основная причина. Какие-то да, были выработаны. Но, с другой стороны, летает же сейчас российский сегмент МКС, построенный по тем же технологиям. Летает более 20 лет, а "Мир" пролетал всего 15 — с 1986 по 2001 год.

— Согласны ли вы с тем, что по российской космической отрасли сильно ударили 90-е годы прошлого века?
— Я разрушу этот миф. В советское время было принято сравнивать нашу жизнь с 1913-м годом. Сейчас у нас другая тенденция: сравнивать сегодняшнюю нашу жизнь с 90-ми. На самом деле 90-е годы были успешными для российской космонавтики. Мы развивались и даже достроили станцию "Мир". Это 125 тонн веса и 400 кубических метров объема. До развала СССР она была готова только наполовину. Всего за 10 лет, с 1986 года по 1996, благодаря в том числе и международному партнерству, мы собрали ее полностью. Что сейчас? В 1998 году мы запустили первый модуль российского сегмента МКС. С тех пор прошло более 20 лет, а наш сегмент собран наполовину, при том что его вес порядка 55 тонн, а объем 200 кубических метров. Только половина станции "Мир". Для российской космонавтики и Роскосмоса 1990-е годы были весьма успешными, а нулевые и последующие — нет.

— Вы упомянули Илона Маска, как вы относитесь к его проектам, ведь многие не верят в его технологии и называют его идеи пустыми мечтами?
— Многие представляют, что его возвращаемые первые ступени ракет размером с карандаши. Что такое первая ступень ракеты Falcon? Это ступень высотой с десятиэтажный дом и диаметром около четырех метров. В его проекте Starship возвращаемая многоразовая ступень будет диаметром девять метров и высотой с 20-этажный дом. Это не пустые фантазии, а отработанные технологии. Он мечтает и ставит цели, которые не всегда достижимы, но к ним человечество должно стремиться.
Помимо прочего, он создает многим конкуренцию. Даже внутри его компании, к примеру, проектом Starship занимаются две команды – одна в Техасе, другая во Флориде. За основу проекта Starship будут взяты наиболее продвинутые корабль и тяжелая ракета-носитель. Это как раз то, что было у нас в Советском Союзе, когда было несколько команд, была конкуренция, здоровая или нет, но она была.
Маск — мечтатель-романтик, он не только сам влюблен в космос, но и заражает своей любовью всех окружающих. У него очень молодая команда. Я помню, в 2012 году мы встречали первый Dragon на борту МКС. В прямом эфире показывали его Центр управления полетами. Команда молодых специалистов 25-40 лет с фантастическими идеями и проектами. Мне это напоминает времена Сергея Павловича Королева, под его началом тогда работала именно команда таких инженеров, которые не боялись творить, рисковать и брать на себя ответственность.

— К вопросу о конкуренции, считаете ли вы, что объединение космической отрасли под управление одной корпорации не лучший шаг?
— Я так не считаю, а вижу. У нас успешных госкорпораций единицы, Роскосмос в их число не входит. Госкорпорациями осваиваются огромные потоки бюджетных средств. Результат на выходе небольшой. С одной стороны, есть общий контроль за расходованием бюджетных средств, для нас это большая проблема. Президент и председатель правительства не раз об этом говорили. Но, с другой стороны, тем самым убивается конкуренция. Партнеры умело сочетают работу национального космического ведомства NASA и частных компаний Boeing, Lockheed Martin, SpaceX. Кстати, и Airbus работает над созданием космических аппаратов, делает служебный модуль для корабля "Орион" и ряд модулей для окололунной станции.
Поэтому самые надежные и востребованные гражданские самолеты у компаний Boeing и Airbus. Вот вам и прямая связь передовых космических технологий с последующим их внедрением в другие отрасли.

— Не скучаете ли вы по космосу?
— Нет, не скучаю. В космосе ведь не только романтика. Там много нудной, тяжелой и монотонной работы. Мы ведь туда прилетаем и не сидим у иллюминатора с фотоаппаратом, видеокамерой и любуемся красотами Земли. Разгрузка грузовых кораблей, загрузка мусора, подготовка рационов питания и одежды, ремонтно-восстановительные работы, уборка станции. Много интересных научных экспериментов, но мы не всегда ими занимаемся.

— Мне лично кажется, что космонавты сегодня не самые знаменитые люди в России, все помнят в основном героев прошлого. Это говорит о том, что космонавтика сегодня непопулярна?
— Думаю, мы очень привязаны к прошлому. Даже когда мы отмечаем День космонавтики, славим не сегодняшние достижения, а то, что было в прошлом. Причина — отсутствие значимых космических событий и проблемы в отрасли сегодня. Отсюда и мало желающих при наборе в отряд космонавтов. В последнем открытом наборе у нас было всего 400 кандидатов. Три человека на миллион россиян. К примеру, в США 18000 кандидатов или 57 на миллион жителей. Сравнение для космической державы, гражданин которой позвал человечество в космос, не в нашу пользу.

— Это число желающих?
— Да, желающих. Значит, профессия недостаточно популярна. Я и мои коллеги много встречаемся с молодежью, пытаемся популяризировать, но желающих мало.

— Может их отпугивают трудности подготовки или страх, что они не полетят в космос?
— Не думаю. По моему наблюдению, в космонавтику всегда приходили две категории людей. Первая — по призванию. Их видно сразу. Как правило, они оказываются в космической отрасли еще задолго до отбора в отряд космонавтов. Вторая — романтики. Может, кто-то из них никогда всерьез об этом и не думал. Так, мечтал в детстве. Но тут вдруг объявляется набор. И он принимает решение попробовать.
Россия продолжит помогать ОАЭ развивать космическую сферу, заявил российский лидер Владимир Путин. Как отметил в эфире радио Sputnik руководитель Института космической политики Иван Моисеев, есть широкие возможности для сотрудничества двух стран в этой области.
Потом, в процессе подготовки и полетов, эти две группы делятся уже на три. Есть люди, которые быстро понимают, что ошиблись. Слетав максимум пару раз, они получают определенную выгоду, скажем зарабатывают пенсию, и спокойно уходят. Например, на руководящие должности. Таких в ЦПК много. Есть другие, которые считают, что статус, полученный ими в космонавтике, можно и нужно реализовать в какой-то другой области. Скажем, в политике или общественной деятельности. Это нормально. Им тоже не о чем жалеть.
И есть небольшой процент фанатиков, которые из полета в полет, из экспедиции в экспедицию. Их примерно четверть. В любом случае раньше желающих было больше. В наше время сменились нравственные ценности и жизненные приоритеты. Престижно и прибыльно быть госслужащим, чиновником, силовиком, а не инженером в космической отрасли или космонавтом.

— Переносите ли вы дружбу с партнерами по МКС на Землю, ведь, судя по видеозаписям со станции, коллектив там очень сплоченный?
— Как правило, никогда. После полета начинается подготовка к следующей миссии, и каждый из нас назначается в новый экипаж. Нужно выстраивать отношения, находить контакт и точки соприкосновения с другими людьми, поэтому не могу сказать, что после полетов мы всегда дружим. Бывает так, что мы больше и не пересекаемся. Чаще всего встречаемся на совместных международных конференциях, симпозиумах, форумах, связанных с космическими исследованиями.

— Что брали с собой на МКС?
— Практически ничего. Со мной был только мой талисман — снеговик, который мне давала младшая дочь. Еще эмблемы и конверты с логотипом экипажа. Все остальное — видео, фото, музыка, литература, пресса — забрасывается через спутниковый ретранслятор по связи на персональный компьютер каждому члену экипажа, в зависимости от его предпочтений. Занимается этим группа психологической поддержки.

— Какие перспективы в освоении космоса ждут нас в ближайшем будущем?
— Ближайшие 10-20 лет будут эпохальными десятилетиями. Как 1960-1970-е годы: первый полет, первый выход в открытый космос, первая лунная программа. Сейчас начнется такой бум с Луной и Марсом, что только успевай наблюдать. Спустя 60 лет человечество ждет очередной прорыв в космических технологиях и исследованиях. Главное для России – успеть запрыгнуть хотя бы в последний вагон и дальше двигаться с нашими сегодняшними партнерами.
Гарант сотрудничества — взаимозависимость и взаимозаменяемость, как сейчас на МКС. У нас многие говорят, что мы разделимся и продолжим летать самостоятельно. Уровень кооперации и техническая взаимозависимость таковы, что если расстыковать сегменты, то ни мы ни партнеры летать не смогут без технического дооснащения комплексов и огромных финансовых затрат. Россия — нужный, уважаемый и надежный партнер на МКС. Чтобы оставаться и далее таковой, создать нужно немало: сверхтяжелый носитель, пилотируемый корабль, космодром, передовые технологии и технические решения, от которых зависели бы наши партнеры.

— Есть ли у России сейчас что-то, кроме кораблей "Союз", чем мы сегодня можем похвалиться?
— "Союзом" мы похвалиться не можем. Это достижение поколения первопроходцев космоса. Наше поколение ничего подобного не создало. В остальном у нас идеи и мечты. Мы в режиме ожидания какого-то чуда, но чудес не будет.

— Вы сейчас являетесь туристическим амбассадором, могли бы вы рассказать о космическом туризме?
— Мы единственная страна, которая занималась и продолжает заниматься космическим туризмом, хотя сейчас полеты с туристами приостановлены. Мы используем наши "Союзы" для доставки профессиональных астронавтов. Выполняем наши партнерские обязательства и зарабатываем на этом хорошие деньги. Безвозмездно мы никого не возим. Нам сейчас это выгодно. Начнут партнеры использовать свои корабли для доставки астронавтов, и мы потеряем существенную долю дохода для покрытия расходов на пилотируемую космонавтику. С 2011 года Роскосмос на извозе заработал больше, чем потребовалось Маску для создания нового пилотируемого корабля Crew Dragon.

— Сколько такой полет стоит и как записаться в туристы?
— Все зависит от того, кто летит и от какой страны. Как правило, это приватная информация. Место на корабле "Союз" для профессиональных астронавтов наших партнеров оценивается в сумму порядка 80 миллионов долларов. Цену билета для космического туриста не знаю. С 2009 года туристы не летают, и как подать заявку, тоже не скажу. Ранее заключался контракт напрямую с Роскосмосом либо через компанию космического туризма Space Adventures, которая предоставляет доступ частным лицам в космическое пространство.

— Нужно ли проходить медицинскую проверку и подготовку?
— Медкомиссия — одно из основных требований для полета. Далее туристы, или как их называют "участники космического полета", проходят подготовку. Очень короткую, максимум до полугода. Космический турист это как пассажир такси, поэтому требуется минимум подготовки. Самое главное, это не быть обузой для основного экипажа, знать и соблюдать меры безопасности, самостоятельно питаться и пользоваться туалетом. Некоторые летали более профессионально — с пользой для себя и их бизнеса. Со мной летал Чарльз Симони свой второй полет. У него была хорошо разработанная им самим научная программа. Но большинство летит за романтикой и полагая, что за удовольствием.

— И что туристы на станции увидят? Сколько длится полет?
— У каждого своя программа полета, включая и небольшую научную программу. Обычно 7-10 дней полета. Только на время пересменки экипажей. Прилетел, вкусил невесомости, романтики, космической пищи, полюбовался красотами и на Землю.

12

https://tass.ru/interviews/7657531

Рогозин: решивший списать модуль "Наука" подпишет себе "смертный приговор"
Роскосмос планирует в 2020 году внести на рассмотрение в правительство Единую космическую программу. Она будет включать развитие системы ГЛОНАСС, работы по инфраструктуре космодромов, создание группировки "Сфера" и другие проекты. В качестве отдельной подпрограммы будет представлен эскизный проект сверхтяжелой ракеты, который включает лунную программу.
В интервью ТАСС гендиректор Роскосмоса Дмитрий Рогозин рассказал, как идут работы по созданию корабля и ракеты для полета к Луне. Также глава госкорпорации сообщил о предложении NASA по участию РФ в проекте окололунной станции и возможных изменениях требований набора в отряд космонавтов.

— Как вы оцениваете работу Роскосмоса в 2019 году?
— В целом я доволен результатами прошлого года. И дело не только в том, что он впервые за долгие годы прошел без аварий, от которых не смогли уберечься наши американские, европейские и китайские партнеры. Именно в 2019 году мы приняли судьбоносные решения по переходу на новую ракетно-космическую технику, разработали актуализированные документы развития отрасли на ближайшие десять лет, сдвинули с мертвой точки наш космический долгострой, вошли в необходимый темп стройки на Восточном, поправили финансовые дела ключевых предприятий, заложили основу для стабильной контрактной работы, от которой зависит дисциплина и ритм деятельности промышленности.
2020 год — во многом будет переломным. Он покажет, способна ли космическая отрасль преодолеть хронические проблемы, которые она переживала последние 30 лет

— Какие работы сейчас ведутся с кораблем "Орел", на котором в будущем планируется отправка космонавтов к Луне?
— Сейчас идет этап подготовки производства космического корабля, то есть выпуск необходимой технической документации, освоение новых станков и их размещение в корпусах корпорации "Энергия". Уже кое-какие элементы корабля созданы — днище, отдельные силовые конструкции. Мне их уже показали, они существуют. Еще отрабатывается "авионика", эргономика приборов, манипуляторов, компьютеры, а также то, что будет внутри корабля.

— Идет ли разработка системы аварийного спасения корабля "Орел", если учесть, что он будет запускаться с космодрома Восточный?
— На корабле "Орел" будет совершенно новая система аварийного спасения. В отличие от действующей системы на пилотируемых кораблях серии "Союз" новая система — двухступенчатая и более интеллектуальная. Она дает больше возможностей в маневрировании кораблем и позволяет осуществлять спасение более управляемо. Одну из этих ступеней разрабатывает АО "Корпорация "Московский институт теплотехники".

— Какие принципы работы у новой системы?
— Система спасения состоит из нескольких элементов. Первый элемент — ракетный блок аварийного спасения (РБАС), именно он должен увести корабль в случае развития нештатной ситуации на стартовом комплексе, на втором этапе спасения будет работать вторая ступень. На заключительном этапе выведения система будет иметь достаточно энергетики, чтобы на собственных двигателях, без ракеты, поднять корабль на безопасную орбиту.

— "Орел" планируется использовать в лунной программе. Она уже внесена в правительство?
— С учетом того, что полеты к Луне определены государственной политикой в качестве одного из приоритетов, "Орел" разрабатывается как космический корабль, который может использоваться как при полетах на околоземные орбиты, так и в экспедициях к Луне.
Кроме того, лунная программа будет неотъемлемой частью документации, которую будем защищать в правительстве по ракете сверхтяжелого класса (СТК). На сегодняшний день мы имеем принятое в декабре решение расширенного научно-технического совета Роскосмоса по эскизному проекту ракеты СТК, он одобрен. Есть несколько десятков замечаний, но они имеют рабочий характер и будут доработаны в процессе создания технического облика корабля и ракеты.

— В какой срок лунная программа будет внесена?
— 2020 год. Мы должны внести программу СТК в виде подпрограммы Государственной программы космической деятельности России, куда будут включены все элементы нашей работы (и ГЛОНАСС, и работы по инфраструктуре космодромов, и создание группировки "Сфера"). Общая Госпрограмма космической деятельности должна быть подготовлена и принята в течение 2020 года, чтобы с 2021 года началась реализация ее мероприятий на 10-летний период. Программа будет содержать описание проектов, сроки, финансирование и многое другое.

— Ранее вы сообщали, что прообразом окололунной станции могут стать научно-энергетический и узловой модули.
— Лунные модули, безусловно, будут создаваться в том числе на базе технологий, которые были реализованы в НЭМ (научно-энергетический модуль) и узловом модуле. Разработка лунной станции будет базироваться на опыте, полученном при строительстве и эксплуатации станций "Мир" и МКС.

— На каких ракетах этот модуль можно запускать к Луне?
— К Луне различные модули можно запустить различными носителями. Для некоторых модулей будет достаточно ракет-носителей тяжелого класса, а для некоторых потребуется выведение ракетами сверхтяжелого класса.

— Поступал ли в Роскосмос меморандум NASA о сотрудничестве по окололунной базе? Ведутся ли сейчас переговоры по этому вопросу?
— В мой адрес поступил меморандум и письмо от главы NASA господина Бранденстайна. Такой же меморандум, как мы понимаем, направлен и всем остальным партнерам по МКС — европейцам, канадцам, японцам и др. В нем американская сторона излагает сам проект и возможности для взаимодействия. Пока у нас окончательного решения нет.
Специалисты считают, что для реализации амбициозной российской лунной программы, которая включает высадку космонавта на поверхность естественного спутника Земли, необходима промежуточная станция, ей должна стать орбитальная окололунная станция. Можно спорить о ее орбите, конфигурации, но в целом это просто необходимо и для американцев, и для европейцев, и для кого хотите.
Думаю, создавать самостоятельно российскую окололунную станцию в условиях нынешнего ограничения по финансированию космических программ достаточно сложно. Если же для нашей программы это будет целесообразно, будем входить в международную кооперацию. Если мы туда войдем со своим рабочим модулем, выполняющим функцию причала, тогда будет о чем говорить.
Кроме того, у России развернуты работы по ракете сверхтяжелого класса, лунному кораблю. Это альтернатива американской транспортной системе, которая крайне необходима для обеспечения безопасности экипажей, работающих в дальнем космосе

— NASA предлагало в меморандуме место для российского космонавта в корабле "Орион" во время полетов к Луне?
— Мы не исключаем перекрестные полеты, но пока не идет речь о полетах на "Орле" и "Орионе" в дальних экспедициях, для начала надо наработать опыт на кораблях в ближнем космосе. Поэтому пока говорим о возможных перекрестных полетах экипажей к МКС на наших надежно летающих кораблях "Союз МС" и на кораблях "Боинга" и "Спейс Икс", когда они будут готовы и сертифицированы. Такие полеты нужны для увеличения надежности программы МКС.

— Есть понимание, когда наши космонавты могут начать летать к МКС на американских кораблях?
— В настоящее время мы ведем переговоры с NASA о предстоящих полетах наших космонавтов на американских кораблях. Но разрешим мы эти полеты только тогда, когда убедимся в абсолютной надежности и безопасности американской техники. Подходы к тому, что касается тестирования и квалификации кораблей для пилотируемых полетов, у нас близкие, но не одинаковые. Мы считаем, что должен быть безукоризненный полет корабля в безэкипажном варианте и только после этого можно принимать решение об отправке экипажа.
Мы не знаем, пойдут ли наши американские коллеги по пути сокращения количества испытаний, чтобы ускорить приемку этих кораблей, или же они будут действовать более рационально, придерживаясь строгих критериев безопасности. В любом случае, мы не дадим наших космонавтов в их экипажи, пока не убедимся в том, что корабли действительно квалифицированы.

— Европейцы будут летать на "Союзах", пока американские корабли не готовы?
— До сих пор европейцы летали по квоте NASA. В августе мы инициировали переговоры с руководителем ЕКА Яном Вернером. Они хотят выйти на прямые договоренности с Роскосмосом о полетах своих астронавтов. Мы не возражаем.

— А они вышли уже?
— Нет еще, но выйдут. Переговоры запланированы на март.

— Если венгерский космонавт полетит, это будет американская или европейская квота?
— Он полетит по двустороннему соглашению.

— Когда американцы доведут до ума свои корабли, мы будем заполнять места не только нашими космонавтами, но и представителями других стран по двусторонним соглашениям с конкретными государствами?
— Мы готовы в случае поступления коммерческих предложений заказывать дополнительные корабли, помимо бюджетных, и на них уже реализовывать проекты, например, по линии Space Adventures для туристов. Но нельзя ни в коем случае делать так, чтобы наши космонавты годами ждали, когда они могут полететь, а мы, распахнув объятия, бежали в сторону иностранных партнеров. Российский сегмент требует поддержки специалистов, мы его просто не можем оголить, поэтому тут должен быть разумный баланс.
С другой стороны, следует поддерживать роль Роскосмоса как проводника других стран, которые рвутся в космос и могут стать нашими долгосрочными партнерами. Например, Венгрия хочет отправить своего космонавта на МКС не в туристический полет, а для участия в настоящей работе. В таком случае речь пойдет о профессиональном полете в космос по научно-исследовательской программе. Мы сейчас с ними говорим не только о полете, но и о других направлениях сотрудничества в космосе, то есть это будет комплексное соглашение.

— С какими еще странами идут такие переговоры?
— Есть желающие, безусловно. Венгрия — да, Турция, я думаю, — да. Я слышал, что египтяне с большим интересом к этому относятся. Потом желающих будет больше. Чем надежнее будут российские корабли на фоне новых американских, тем больше у нас будет шансов сочетать баланс полетов наших космонавтов и приглашения партнеров.

— Сколько планируется космических запусков на 2020 год?
— План пусков зависит от готовности космических аппаратов, а также от оперативной необходимости восполнения орбитальных группировок. Он гибок. В 2020 году Россия планирует обеспечить больше пусков ракет космического назначения, чем в 2019 году. Пуски будут производиться с космодромов Байконур, Восточный, ГКЦ и Плесецк.

— Когда состоится запуск многофункционального лабораторного модуля (МЛМ) "Наука"?
— В ноябре запустить модуль вряд ли получится. Если он прибудет на Байконур в марте, минимум семь месяцев потребуется для электроиспытаний. Я думаю, что запуск будет в конце 2020 — начале 2021 года.

— С чем связана задержка?
— У специалистов Центра им. М.В. Хруничева и у военной приемки есть ряд технических замечаний. Они устраняются. Здесь нужно понимать, что это копия модуля, который в 1998 году был направлен на МКС. Оборудование давно морально устарело. Пришлось менять клапаны двигателей, приборы и многое другое. Была фактически проведена реновация.
Прежде чем отправить на Байконур, нужно завершить все те мероприятия, которые надо делать исключительно в заводских условиях. На месяц позже или на месяц раньше — это уже не имеет никакого значения. Главное, что машина полетит, я надеюсь на это

— Отдельные эксперты и источники говорят, что МЛМ в таком плохом состоянии, что человек, который примет решение о его запуске, подпишет себе смертный приговор.
— Человек, который примет решение о списании готовой машины, тоже подпишет себе "смертный приговор". Поэтому любой человек, который подпишет решение об отставке МЛМ от старта или о старте МЛМ, возьмет на себя большую личную ответственность. На этот риск мы готовы идти, и на него пойдет новая команда Роскосмоса, потому что мы больше не можем терпеть долгострои. А ответственность у нас и так очень большая, мы ее осознаем.

— В июне 2019 года стартовал новый набор в отряд космонавтов и планировалось привлечь к более активному участию девушек. Насколько удается их привлечь?
— Мы очень ждем девушек для набора в отряд космонавтов и очень рассчитываем на их интерес к этой профессии. Им совсем не нужно быть супергероями, они должны быть просто очень хорошими специалистами в тех сферах, которые нужны для работы в космосе, — врачами, пилотами, инженерами, биологами, астрономами. В перспективе они станут космонавтами — специалистами по бортовой аппаратуре космических кораблей и орбитальных станций, а также по тем функциям, которые необходимы для поддержания жизнедеятельности космических экипажей.
Сегодня мы уже ведем с руководством Центра подготовки космонавтов переговоры на тему — можно ли с учетом новой технологии работы экипажа (более современные корабли, большее количество автоматики, которая помогает человеку, замещает его) снять в пределах разумного некоторые требования к кандидатам. В противном случае нам еще долго придется отбирать в отряд суперменов.
Кроме того, я сформулировал поручение искать кандидатов в космонавты среди работников отрасли: профессиональной молодежи, конструкторов, инженеров и так далее. По предприятиям просто поедут соответствующие комиссии, которые на самих предприятиях будут проводить отбор. Не каждый молодой человек может позволить себе приехать в Москву с отдаленного предприятия, например, на Дальнем Востоке. Поэтому мы будем делать выездные сессии комиссии на местах.

— А Анна Кикина полетит в космос?
— Она стоит в плане. Мне сложно сказать, на какой год. Будет предложение от ЦПК, соответствующая комиссия Роскосмоса будет рассматривать. Ближайшая комиссия должна собраться после начала переговоров с американцами. Пока мы утвердили на 2020–2021 годы экипажи, но там, безусловно, будет какое-то движение, потому что нам придется пойти навстречу американцам, иначе пострадает станция. Переговоры закончатся, комиссия будет рассматривать этот вопрос.

— Не планируется ли сокращение линейки ракет-носителей в России?
— Линейка уже сокращена за счет вывода устаревших ракет, а также ракет, которые были технологически связаны с бывшими украинскими партнерами. На настоящий момент планируется повысить уровень унификации ракет-носителей. Основные ракетные модули будут производиться в двух диаметрах — 4,1 м и 2,9 м. На них будут использованы родственные двигатели РД-191, РД-180 и РД-171. Универсальные разгонные блоки будут применяться для всех семейств ракет-носителей. Например, КВТК будет применяться и на "Ангаре-А5В", и на ракете сверхтяжелого класса.
Что касается количества ракет, они все созданы под конкретные нагрузки. "Ангара-1.2" — это 3,7 тонны на низкую околоземную орбиту, "Союз-2.1 а,б" — 7–8 тонн (в перспективе эта ракета будет заменена на "Союз-6", ракету-носитель нового поколения, и грузоподъемность поднимется до 9 тонн), "Союз-5" — 17,5 тонны, "Ангара-А5М" — 27 тонн, "Ангара-А5В" — 37 тонн, дальше СТК — 103 тонны, СТК второго этапа — 140 тонн. То есть я не вижу ни одного пересекающегося элемента.
Пока нет новой ракеты в сверхлегком классе. Но нагрузку массой в сотни килограммов или даже 1,5 тонны можно выводить с помощью твердотопливных и жидкостных конверсионных ракет, снимаемых с вооружения. Также большой интерес к этому классу ракет демонстрируют частные разработчики — такие партнерства для нас привлекательные и многообещающие

— Будет ли Роскосмос создавать ракету для "Морского старта"?
— Мы готовы создать для S7 Space средство выведения вместо "Зенита". Условно ракета будет называться "Союз-7" — морская модификация РН "Союз-5", с меньшей заправкой. Несмотря на меньший объем заправки, "Союз-7" сможет выводить на орбиту почти столько же полезной нагрузки за счет расположения космодрома в южных широтах.
Если "Союз-5" сможет выводить на низкую околоземную орбиту около 17 тонн полезной нагрузки с космодрома Байконур, то в морском варианте с тем же самым двигателем, но с меньшей заправкой с морской платформы она будет выводить почти столько же. Это "облегченная" версия "Союза-5" под названием "Союз-7" — интересное название для компании, которая называется S7.

— Когда планируется начать реализацию программы "Сфера"? В каком состоянии все находится?
— Мы планируем завершить разработку программы "Сфера" и включить ее в Единую госпрограмму космической деятельности России, где будут определены этапы развертывания орбитальных группировок. С 2023 года мы начнем запускать космические аппараты, созданные в рамках программы. На сегодняшний день программа "Сфера" согласована с большинством заинтересованных министерств и ведомств. Дальнейшие работы будут продолжены в соответствии с принятыми президентом Российской Федерации решениями.

— Где будут производиться спутники?
— АО "Корпорация "ВНИИЭМ", "Информационные спутниковые системы" имени академика М.Ф. Решетнева способны производить космические аппараты, которые могли бы составить основу этой группировки. Также есть договоренность с компанией "Газпром космические системы" и их новым заводом, мы с ними в постоянном контакте, планируем участие в капитале этого предприятия.
Предприятия Роскосмоса до сих пор выпускали серийно лишь небольшие партии аппаратов больших орбитальных группировок: "Гонец", ГЛОНАСС.
Вся наша работа — штучные, уникальные изделия в рамках отдельных ОКР. То есть понятие "серия" для российского спутникостроения — это terra incognita. Нам очень интересна работа, которую ведет OneWeb, наши специалисты были на этих предприятиях, и мы планируем развитие сотрудничества

— Финансирование "Сферы" должно вестись за счет средств частных инвесторов?
— Финансирование должно быть начато бюджетом. Программа "Сфера" включает много проектов, в том числе те, которые мы давно хотели реализовать. Понятно, что эта волна создания новых аппаратов, конечно, должна привлечь и частных инвесторов, мы на это рассчитываем. Главное новшество "Сферы" — подход к созданию аппаратов и группировок самых передовых стандартов "от рынка", под требования конечных пользователей и операторов сервисов и услуг, в том числе тех, кто находится за периметром госкорпорации. Это сегодняшние реалии стоящих перед нами бизнес-задач.

— Сколько на начальном этапе планируется в "Сферу" вложить?
— Будет ясно, когда программа будет утверждена. На первом этапе мы должны начать с разработки перспективных технологий. Это порядка 10 млрд рублей. "Сфера" — это вызов для российского спутникостроения. Уверен, работа над этим проектом поможет нам выйти на серийное производство космических аппаратов на основе выбранных оптимальных платформ. Это не только обеспечит российский космос новыми уникальными возможностями в интересах науки, экономики и обороны, но и сделает наше спутникостроение рентабельным и высококонкурентным.
Беседовали Екатерина Москвич и Дмитрий Решетников

13

http://www.gctc.ru/main.php?id=4877

Александр Скворцов: «На борту МКС – порядок!»
10 февраля 2020
Сегодня в Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина состоялась послеполётная пресс-конференция космонавта Роскосмоса Александра Скворцова, который 6 февраля вернулся на Землю после 200-суточной длительной экспедиции на МКС. Командир транспортного пилотируемого корабля (ТПК) «Союз МС-13» с радостью поделился с журналистами своими впечатлениями от мягкой посадки спускаемого аппарата, рассказал об их дружном интернациональном экипаже, комфортабельном самолёте Ту-204-300, на котором космонавт прилетел на аэродром Чкаловский, программе полёта и многом другом.

«У нас была очень хорошая экспедиция по результативности, – отметил Александр Александрович. –61-я экспедиция выполнила десять выходов, проработав в открытом космосе 61 час, что очень символично. Кристина Кук совершила шесть выходов, Эндрю Морган – семь, догнав Анатолия Соловьёва по количеству выходов за одну экспедицию. Возможно, он даже станет рекордсменом по количеству выходов. Я очень рад за него. Это его первый космический полёт, а он растёт прямо на глазах. Настоящий профессионал».

Присутствовавший на пресс-конференции начальник ЦПК Герой Российской Федерации, заслуженный лётчик-испытатель РФ Павел Власов отметил замечательную работу и самого Александра Скворцова, который выполнил все запланированные на период экспедиции исследования и эксперименты, даже несмотря на нештатные ситуации, такие как неудачная первая стыковка ТПК «Союз МС-14» с МКС, который летел в беспилотном режиме с роботом Skybot F-850 на борту.

«Пришлось отработать одну из нештатных ситуаций, к которым нас готовят здесь, – поделился Александр Скворцов. – Когда узнали, что есть проблемы с узлом, пришлось сделать увод корабля от станции и перестыковать наш корабль. Причина оказалась не столь глобальна: просто один из кабелей оказался отсоединён. В невесомости такое бывает. При тестировании системы проблема решилась очень просто. Теперь узел исправен полностью. Я от него отстыковался. Станция опять готова принимать следующие экипажи. На борту МКС порядок».

Говоря о взаимоотношениях на станции, космонавт отметил, МКС – прекрасный пример, показывающий, как можно работать людям с разными взглядами, национальной культурой, вероисповеданием и получать максимальный результат. «Все члены нашей экспедиции настолько хорошо подготовлены, что мы успевали и выполнять программу полёта, и отдохнуть, – отметил, улыбаясь, Александр Александрович. – Лука прекрасно играет на гитаре. У нас даже была экипажная песня. Мы проводили совместные ужины. Такое человеческое общение в общем кругу помогает, поддерживает. Я получил удовольствие от полёта».

Коснулись сегодня и пресловутого числа 13. Александр Скворцов отметил, что, конечно, лётчики – люди суеверные, но Лука Пармитано рассказал, что служил в 13-й эскадрилье и убедил, что это счастливое число. Так и оказалось. ТПК «Союз МС-13» отработал без единого замечания.

Поинтересовались представители средств массовой информации и вопросом снижения требований к кандидатам в космонавты. «Требования к состоянию здоровья космонавтов определяются давним приказом, который был подписан ещё Министерством обороны, – подчеркнул Павел Власов. – Некоторые позиции с расширением нашего опыта, конечно, могут быть пересмотрены. И так и было, например, по сравнению с самыми первыми требованиями, которые предъявляли к первому отряду космонавтов. Мы пока работаем с врачами ЦПК, чтобы сформировать понимание, а можно ли? Например, по сердечно-сосудистой системе мы снизить требования никак не можем, сами понимаете. А вот по остроте зрения уже чуть расширены диапазонные отклонения».

Начальник ЦПК сказал, что пока не консолидированы все мнения, чтобы обсудить их с ИМБП и ФМБА. Если найдётся подтверждение и понимание, что снижение каких-то требований по здоровью обосновано, тогда можно будет инициировать необходимость изменения данного приказа.

В свою очередь Александр Скворцов добавил: «Требования, которые к нам предъявляются, не избыточны. Невесомость – это, конечно, очень здорово и приятно, но есть факторы, которые потенциально опасны. Мы не зря на станции не меньше двух часов каждый день занимаемся физкультурой».
Александр Александрович скромно заметил, что пока острый период реабилитации не прошёл. «Когда выйду на бадминтонный корт с ракеткой, тогда скажу, что всё в порядке», – добавил космонавт, улыбаясь. Тем не менее, уже сегодня вечером Александр Скворцов принимает участие в послеполётных исследованиях и экспериментах.
Источник: Пресс-служба ЦПК

14

https://nauka.tass.ru/interviews/7742517

Гендиректор РКК "Энергия": разработка нового корабля стала научно-техническим вызовом
Ракетно-космическая корпорация "Энергия" продолжает разработку сверхтяжелой ракеты и нового пилотируемого корабля "Орел", которые войдут в новую транспортную космическую систему, позволяющую летать к Луне и в дальний космос. Также корпорация ведет строительство новых модулей для российского сегмента Международной космической станции.
О статусе этих проектов, финансовом положении в компании, накопленных ранее в отрасли проблемах и путях их решения рассказал в интервью ТАСС гендиректор Ракетно-космической корпорации "Энергия" Николай Севастьянов.

— Расскажите об итогах деятельности "Энергии" в 2019 году.
— В 2019 году госкорпорацией "Роскосмос" осуществлено 25 космических запусков, 11 из которых прошли при непосредственном участии РКК "Энергия". РКК "Энергия" в 2019 году были изготовлены и запущены к Международной космической станции (МКС) четыре пилотируемых корабля "Союз МС" и три грузовых корабля "Прогресс МС". Кроме этого, были изготовлены и запущены спутник дистанционного зондирования Земли для Египта и спутник в интересах госзаказчика. После значительного перерыва в использовании разгонных блоков ДМ-03, изготавливаемых в "Энергии", с их помощью успешно выведены на целевую орбиту космические аппараты "Спектр-РГ" и "Электро-Л".
Кроме пусковой программы, в 2019 году предприятием был проведен большой объем работ по другим направлениям. Полностью выполнена программа эксплуатации российского сегмента МКС, обеспечены и выполнены все запланированные стыковки, посадки, выходы в открытый космос, эксперименты на орбите. Также в РКК "Энергия" велась разработка новых модулей МКС и нового пилотируемого транспортного корабля, автоматических космических аппаратов, нового разгонного блока для запуска на ракете-носителе "Ангара-5", ракеты-носителя полутяжелого класса "Союз-5" и сверхтяжелой ракеты-носителя.

— На какой стадии находятся работы по новым модулям для МКС?
— В 2018 году из-за проблем с двигательной установкой работы по многоцелевому лабораторному модулю (МЛМ) "Наука" были вынужденно остановлены. В 2019 году по инициативе РКК "Энергия" подготовка к запуску МЛМ возобновилась. Сейчас модуль находится в Государственном космическом научно-производственном центре (ГКНПЦ) им. Хруничева, где ведутся работы по его дооснащению.
В марте этого года МЛМ должны отправить на Байконур, где РКК "Энергия" совместно с ГКНПЦ предстоит большая работа по проведению заключительных комплексных испытаний и подготовке модуля к запуску на ракете-носителе "Протон-М". Узловой модуль "Причал" уже изготовлен и ждет запуска МЛМ
Особое внимание на предприятии уделяется созданию научно-энергетического модуля (НЭМ), который изготавливается по проектной и конструкторской документации РКК "Энергия". Модуль сложный, но он создает новые технологические возможности и необходим для развития пилотируемых программ. На базе технологий, которые разработаны для НЭМ, может быть создан российский сегмент окололунной станции.

— На каком этапе находятся работы по перспективному транспортному кораблю "Орел"?
— Разработка нового пилотируемого транспортного корабля (ПТК), предназначенного для полетов в дальний космос, в том числе на окололунную орбиту, стала настоящим научно-техническим вызовом для специалистов "Энергии". После постоянных сдвигов сроков и организационно-технических проблем, практически остановивших проект, работа по ПТК активизировалась в прошлом году. Сегодня идет разработка конструкторской документации, началась подготовка производства.
Первое летное изделие планируется запустить в 2023 году на ракете "Ангара-А5" с космодрома Восточный для отработки критичных технологий: это старт, орбитальные операции и безопасная посадка новой тяжелой капсулы на Землю
Второе летное изделие, где будет отработана система жизнеобеспечения, планируется запустить в беспилотном варианте в 2024 году к МКС. Запуск с экипажем на борту и стыковку с МКС планируется провести в 2025 году на втором летном изделии.

— Какие работы в "Энергии" ведутся в направлении создания спутников?
— По направлению автоматических космических систем в установленные сроки создаются космические аппараты в интересах госзаказчика. Большой технологический прорыв РКК "Энергия" осуществлен при создании спутников ДЗЗ (дистанционное зондирование Земли — прим. ТАСС). Спутник, запущенный в феврале 2019 года в интересах Египта, принят заказчиком в эксплуатацию. Это направление имеет хорошую перспективу для космического рынка.
Направление автоматических космических систем, технологическое начало которому в РКК "Энергия" положено спутниками "Ямал", разработанными по заказу "Газпрома" и показавшими экономическую окупаемость космической деятельности, является для предприятия одним из основных.

— Какие перспективы у разгонных блоков ДМ?
— После пятилетнего перерыва РКК "Энергия" в 2019 году возобновила запуски разгонных блоков ДМ-03 на РН "Протон" с космодрома Байконур. Первый пуск 13 июля не только позволил запустить уникальную космическую лабораторию "Спектр-РГ", но и ознаменовал возвращение разгонных блоков РКК "Энергия" в космическую деятельность. Второй запуск, проведенный 24 декабря, спутника "Электро-Л" с разгонным блоком ДМ-03 на ракете "Протон-М", прошел без замечаний.
Необходимо отметить особую важность и перспективность работ по созданию разгонных блоков, которые должны обеспечивать запуски спутников на геостационарную орбиту на ракете "Ангара-А5" с космодромов Плесецк и Восточный.
После длительных задержек в предыдущие годы в 2019 году была завершена комплексная программа наземной экспериментальной отработки и изготовлен первый летный разгонный блок для "Ангары-А5", который доставлен в ноябре 2019 года на космодром Плесецк

— Как продвигается работа над проектом новой ракеты "Союз-5"?
— РКК "Энергия" определена госкорпорацией "Роскосмос" головной организацией по разработке космических ракетных комплексов полутяжелого класса "Союз-5" и сверхтяжелого класса (СТК). Разработка "Союза-5" идет полным ходом. Причем РКК "Энергия" отвечает по заказу Роскосмоса как за создание ракетного космического комплекса в целом, так и будет отвечать по заказу Казахстана за модернизацию технического и стартового комплекса "Зенит" на космодроме Байконур, предназначенного для подготовки и запуска ракет-носителей "Союз-5". Работы осуществляются в партнерстве с РКЦ "Прогресс" и ЦЭНКИ. Первая ступень РН "Союз-5" и технология ее производства будут использованы при создании ракеты сверхтяжелого класса.
В 2019 году РКК "Энергия" совместно с предприятиями кооперации — РКЦ "Прогресс", ЦЭНКИ, РКС, "Энергомаш" и другими — разработан полномасштабный эскизный проект космического ракетного комплекса сверхтяжелого класса, включая ракету космического назначения сверхтяжелого класса и наземную космическую инфраструктуру на космодроме Восточный для подготовки и осуществления пусков ракеты-носителя сверхтяжелого класса. Эскизный проект одобрен госкорпорацией "Роскосмос".
Первый пуск пилотируемого корабля "Орел" ракетой-носителем сверхтяжелого класса на окололунную орбиту должен быть осуществлен в 2028 году

— Какое сейчас финансовое положение РКК "Энергия"?
— Из-за больших убытков прошлых лет, которые получены РКК "Энергия" в период с 2014 по 2018 год по коммерческим проектам "Морской старт", EgyptSat и AngoSat, предприятие в 2019 году столкнулось с большими финансовыми трудностями. Из-за этих убытков мы должны привлекать дополнительные кредиты для обеспечения финансовой устойчивости предприятия. Эти кредиты не относятся к производственной деятельности предприятия, и мы должны ежегодно выплачивать по ним проценты, уменьшающие прибыль, полученную от основной деятельности.
Кроме этого, в период с 2008 по 2018 год РКК "Энергия" были существенно сорваны сроки по целому ряду проектов, выполняемых по государственному заказу. По ним Роскосмос и Министерство обороны вынуждены выставлять штрафы.
С целью недопущения банкротства в прошлом году нами была разработана программа финансового оздоровления РКК "Энергия", которая была одобрена советом директоров РКК "Энергия" и правлением Роскосмоса.
Наблюдательным советом Роскосмоса в конце 2019 года поручено доработать программу финансового оздоровления РКК "Энергия" с учетом механизмов финансового оздоровления, которые планирует использовать правительство РФ для финансового оздоровления предприятий ВПК, таких как докапитализация предприятий, реструктуризация старых долгов и отсрочка выплаты штрафов.
Но главный источник выхода предприятия из финансового кризиса — это выполнение до 2025 года большой производственной программы, по которой РКК "Энергия" должны быть разработаны и изготовлены изделия новой космической техники, а также осуществлено более 60 пусков с космодромов Байконур, Плесецк и Восточный.

— Каковы результаты производственно-экономической деятельности РКК "Энергия" в 2019 году? Удалось ли продвинуться по отношению к 2018 году?
— По отношению к 2018 году выручка РКК "Энергия" в 2019 году увеличилась на 20%. Если 2018 год был для РКК "Энергия" убыточным, то 2019 год закончили без убытков, несмотря на то, что пришлось выплачивать большие проценты по банковским кредитам, привлеченным на поддержание финансовой устойчивости предприятия.
Не все выполненные работы по госконтрактам были актированы в 2019 году, хотя были выполнены и предъявлены госзаказчику. Из-за длительности процедур приемки по госконтрактам, чтобы актировать работы в конце года, необходимо выполненные работы предъявлять начиная с середины года.

— Вы уже были руководителем РКК "Энергия" в 2005–2007 годах. У вас тогда не сложились отношения с руководством Федерального космического агентства. А как вы оцениваете отношения с Роскосмосом сейчас?
— К сожалению, тогда мне пришлось уйти из РКК "Энергия". Прежнее руководство Федерального космического агентства не поддержало предложение РКК "Энергия" по созданию новой космической техники, которая в итоге должна была обеспечить самоокупаемость космической деятельности.
Тогда всем казалось, что советские технологические заделы будут вечно конкурентоспособными. И действительно, что касается пилотируемой космонавтики, почти десять лет наши зарубежные коллеги использовали и оплачивали услуги пилотируемых кораблей "Союз", пока не разработали свои собственные пилотируемые корабли.
В итоге, как мы сейчас видим, было потеряно время, потеряна конкурентоспособность российской космической техники и накоплены большие финансовые проблемы
Но главное — из отрасли ушло много профессиональных кадров, которые имели опыт разработки новой космической техники. Остались в основном специалисты, которые воспроизводят и эксплуатируют космическую технику.
Действующий руководитель госкорпорации "Роскосмос" Дмитрий Олегович Рогозин нацелен на развитие российской космической отрасли. Он прикладывает, я бы сказал, неимоверные усилия, мобилизуя предприятия отрасли для достижения этой цели. К сожалению, за один-два года невозможно кардинально изменить то, что деградировало в течение предыдущих 10-12 лет. Но, если не ослаблять усилия по созданию новой техники, задачу вывода космической отрасли на новые технологические рубежи за пять-семь лет решить можно.
Я, безусловно, поддерживаю руководителя Роскосмоса в желании вывести российскую космическую отрасль на новый уровень и считаю, что это ему под силу.

— В январе в СМИ прошла информация о том, что у вас возникли конфликты со старым менеджментом РКК "Энергия" из-за утверждения новой структуры предприятия. Как вы прокомментируете эту информацию?
— Это объективная ситуация. Когда в прошлом году меня пригласил вице-премьер правительства РФ Юрий Иванович Борисов и предложил вернуться в РКК "Энергия" с целью вывода ее из кризиса, я, откровенно говоря, не планировал работать в РКК "Энергия". Ранее, в период 2005–2007 годов, мне уже приходилось выводить РКК "Энергия" из финансового кризиса. Конечно, за прошедшее время РКК "Энергия" стала другой организацией по отношению к тому, когда я ушел из нее в 2007 году. Хотя внешне кажется, что она выполняет те же работы. Но кризис просто так не возникает. Как правило, это есть результат деятельности людей.
Восемь месяцев я пытался исправлять ситуацию, не меняя руководящий состав и структуру предприятия. Но в итоге стало ясно, что надо менять распределение работ между руководителями, назначать новых, снимать часть полномочий со старых, иначе ситуацию не исправить
Конечно, не всех это устраивает. Люди хотят сохранить свои позиции, хотя не всегда справляются с работой. Но по-другому нельзя, руководитель по закону несет полную ответственность за деятельность предприятия, и он должен обладать полномочиями управлять персоналом.
Я думаю, сегодня большинство из старого руководящего состава уже адаптировалось к изменениям. Это позволит не только осуществлять стабильную деятельность, но и обеспечить устойчивое развитие РКК "Энергия".

— Какие, по-вашему, сегодня условия должны быть созданы, чтобы российская космическая отрасль опять заняла лидирующие позиции в мире в области космических технологий и систем?
— Главным условием развития сегодня является реализация начатых масштабных космических проектов, таких как создание новых средств выведения тяжелого класса "Ангара-5", полутяжелого класса "Союз-5", ракеты-носителя сверхтяжелого класса и нового пилотируемого корабля "Орел" для полетов в дальний космос. Большое значение для развития отрасли имеет коммерциализация космической деятельности, так как она является показателем полезности. Это, прежде всего, касается создания конкурентоспособных автоматических космических систем связи и наблюдения, которые могут и должны создаваться за счет внебюджетных инвестиций. Также необходимо развивать коммерциализацию пилотируемых полетов.
Но для решения этих задач сегодня не менее важно, чтобы была обеспечена кадровая стабильность. Если назначили новых руководителей, дайте им время для реализации новых проектов. За один-два года эти задачи не решить. На реализацию нового космического проекта нужно пять-семь лет. Это мировая практика.
Поэтому очень важно решить вопросы персональной ответственности и полномочий руководителей предприятий. В космической отрасли, начиная с Королева, Челомея, Янгеля, Глушко и других руководителей предприятий, которые создавали новую ракетно-космическую технику, успех в разработке космических проектов достигался тогда, когда главный конструктор обладал полномочиями руководителя предприятия, а руководитель нес ответственность главного конструктора, то есть это было одно лицо. При создании новой космической техники должно быть обеспечено единое организационно-техническое руководство. В новой разработке, как и в любом сражении, должно быть единоначалие. Только в этом случае можно не только добиться, но и спросить за результат.
Это является необходимым, но еще не достаточным условием для развития космической отрасли. В сложившейся ситуации, конечно, нужна поддержка правительства для финансовой стабилизации предприятий отрасли. За прошедшие десять лет многие предприятия по разным причинам, в том числе из-за неумелого управления, накопили финансовые проблемы, которые не дают предприятиям "встать с колен".
Выполнение этих условий позволит обеспечить российской космической отрасли лидирующие позиции в области создания новых ракетно-космических систем.
Беседовал Дмитрий Решетников

15

"Оп-па"! Ну наконец-то хоть признали, что "Морской старт" изначально убыточен для России. Тем более, вдумайтесь по кооперации с Украиной?! Они что за почти 30 лет дружественную политику вели по отношению к России? А еще надо почистить кадры, которые до сих пор работают в оборонке, а в будущем видят себя "в Украине". И "не фиг! стесняться. Оборонка есть оборонка! Тем более гляньте на свиту Зеленского....

Ну и про Ангару наконец от авторитетного товарища услышал - надо делать!
А еще плохо, что раньше глава РАН был "Главный теоретик", а сейчас я и не знаю его. Тоже в какой-нибудь нано-технологии. Кстати объяснили бы, что такое "нано-технологии". Ну, я так понимаю, что радио-элементы все меньше. Надежность больше, мощности в система цифры меньше. Все сразу понятно. А то уже "нано" пищу придумали. Да, "Рыж.й" может.

16

https://ria.ru/20200225/1565075227.html

Андрей Охлопков: "Ангара" — умничка, а не ракета
Космодром Восточный. О его строительстве в Амурской области знает, наверное, каждый. Это должен быть первый гражданский космодром на территории России, который позволит обеспечить стране независимый доступ в космос. С 2016 года с космодрома летают ракеты среднего класса "Союз-2", с 2023 года полетят тяжелые носители семейства "Ангара", а в 2028 году должна стартовать сверхтяжелая ракета "Енисей". Поставкой оборудования на космодром и его обслуживанием занимается Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры (ЦЭНКИ). О состоянии стройки на Восточном и планах подготовки к полету на Луну специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу в первом интервью в должности рассказал гендиректор ЦЭНКИ Андрей Охлопков.

— Сейчас идет строительство второй очереди космодрома Восточный – инфраструктуры для пусков ракеты "Ангара". Но в то же время не полностью готова инфраструктура для пусков "Союзов". Сообщалось, что приняты в эксплуатацию только 5 объектов из 19. Кто и в какие сроки будет достраивать первую очередь космодрома?
— Уже не пять, а шесть. Еще по двум объектам – девяти жилым домам в Циолковском и хранилищу компонентов ракетного топлива — решение принято, их будет достраивать производственно-строительное объединение "Казань". Завершение строительства еще шести объектов, возможно, Роскосмос передаст нам. Мы необходимые компетенции имеем. Собственно, сейчас мы ведем работы на стартовом комплексе, на техническом комплексе и достраиваем водозабор. Принято решение на достройку еще девяти объектов: автомобильной дороги, железной дороги, двух промышленно-строительных и эксплуатационной баз, метеорологической станции, системы телекоммуникаций и связи космодрома. В зависимости от сложности объекта мы рассчитываем завершить строительство в 2021-2022 году.
Для того чтобы понять, какие объекты в каком состоянии находятся, сейчас проводится экспертная оценка оставшихся не построенными объектов. Сложность обусловлена тем, что некоторые предыдущие подрядчики у нас ушли, бросили все, разбежались. Где-то отсутствует документация, где-то имеются замечания, которые можно снять только путем экспертной оценки либо устранения недоделок.
Заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев проводит совещание, посвящённое состоянию госкорпорации Роскосмос, строительству космодрома Восточный, созданию орбитальной группировки. 12 февраля 2020

— Откуда планируется получить финансирование на завершение строительства первой очереди, раз часть средств была похищена и сейчас недоступна на время проведения судов?
— Действительно, сейчас нам недоступны 22,4 миллиарда рублей, по которым ведутся судебные дела. Имеются два варианта решения проблемы: выделить эти средства из федерального бюджета или взять из средств, предусмотренных на завершение строительства второй очереди Восточного, а после судов погасить долг перед государством. Какой-то из вариантов будет выбран. Но первую очередь строительства надо заканчивать. Почему это так принципиально, ведь ракеты "Союз" летают и так? Потому что в первую очередь Восточного заложена инфраструктура, которая необходима не только для "Союза", но и для "Ангары".

— Не осталось ли на Восточном недоделок, как известная полость, обнаруженная под стартовым комплексом в 2018 году?
— Я могу с полной ответственностью сказать: нет. Те пустоты мы устранили. Можно все что угодно говорить о наших строителях, но они построили прекрасный стартовый комплекс, который рассчитан на эксплуатацию в течение трех десятилетий.

— Сейчас при строительстве второй очереди таких огрехов не допустите?
— Не допустим. Теперь нам понятно, как этого избежать. Созданы оперативные группы из строителей, Роскосмоса, ЦЭНКИ и смежных организаций. Создан центр неразрушающего контроля, который оборудован самой современной техникой. Никаких сложностей теперь не возникнет. Мы научены горьким опытом.

— В сентябре 2019 года было принято решение вернуть пилотируемую программу на "Ангару". Речь о летных испытаниях корабля "Орел". Вызвало ли это трудности по изменению проекта стартового комплекса для пусков ракеты?
— Нам пришлось менять проектно-техническую документацию на башню обслуживания, чтобы предусмотреть возможность для посадки экипажа, обслуживания пилотируемого корабля. Обновление документации заняло у нас два месяца вместо заложенных шести. Теперь с помощью башни можно будет обслуживать разные типы ракет семейства "Ангара" — "Ангару-А5М", "Ангару-А5П" и "Ангару-А5В". Кроме того, завершено изготовление и проведены испытания оборудования для стартового стола. 10 июня оно по Северному морскому пути будет отправлено на Дальний Восток. Суда подойдут через Амур и Зею к порту в 40 километрах от космодрома. Рассчитываем, что в сентябре оборудование для стартового стола будет доставлено на Восточный. В оборудовании, кстати, мы реализовали собственное ноу-хау. В готовые секции впервые встроили всю электрику и гидравлику. В итоге после доставки на космодром секции нужно будет собрать одна в другую как конструктор Lego. При этом практически все оборудование российское. Монтаж будет проводиться в 2021-2022 годах.
При строительстве стартового стола для "Союза" мы столкнулись с санкциями на поставку оборудования. В проекте тогда участвовали Италия, Испания и другие страны. Нам никто не верил, что можно построить космодром только из российских комплектующих. Но мы полностью все иностранные системы заменили на отечественные.
Еще один момент импортозамещения. На наземной инфраструктуре "Союза" должны были стоять испанские компрессоры. После 2014 года нам отказали. Мы обошли все российские предприятия, в том числе санкт-петербургское производство, где изготавливают дизеля для подводных лодок. Мы их попробовали, нас все удовлетворило, их и закупили. Работают как часы, просто закачаться. Теперь аналогичные дизеля ставим на наземной инфраструктуре для "Ангары".
Строители на нас обижаются постоянно: то тут корректировка, то там корректировка, но космодром это живой организм. То, что мы планировали в 2011 году, уже устарело. Приходим к строителям: будешь делать так и так. Они скандалят и будут скандалить. Но у меня есть один ответ: не можете и не умеете так, идите строить дома по стабильной технологии. Ведь что такое Восточный? Это даже не космодром. Это научно-производственная база по отработке новых космических технологий. И если мы в этом направлении пойдем, то у нас перспективы колоссальные. Есть другой путь, которым идут наши партнеры: куча денег и понеслась.

— В 2025 году с Восточного должен быть осуществлен пуск "Ангары" с новым российским космическим кораблем и экипажем. Как обстоит дело с созданием инфраструктуры для пилотируемых пусков?
— В 2023 году с Восточного состоится первый пуск "Ангары-А5" с беспилотным кораблем "Орел". В 2024 году запланировано сразу два старта: с "Орлом" снова без экипажа и тяжелым космическим аппаратом. Первый пилотируемый пуск "Ангары-А5П" намечен на 2025 год. Затем последуют пилотируемые пуски в 2026 и 2027 годах, а потом испытания нового корабля перенесут на сверхтяжелую ракету. Первый ее старт запланирован на 2028 год.
Мы понимаем, какую инфраструктуру требуется построить на Восточном под эту программу. Подготовка нового пилотируемого корабля "Орел" будет проходить в существующем монтажно-испытательном корпусе. Саму "Ангару" будут собирать и готовить к полету в монтажно-испытательном корпусе для сверхтяжелой ракеты. От отдельного монтажно-испытательного корпуса для "Ангары" мы отказались с целью экономии. У этой ракеты колоссальное будущее. Сколько мы будем жить, столько она будет летать. Это умничка, а не машина.

— Это все о подготовке корабля, ракеты. А что с подготовкой самого экипажа к полетам? Для них планируется построить какой-то комплекс?
— По представительству Центра подготовки космонавтов проведена полная рекогносцировка местности. Первые экипажи, которым придется испытывать "Орел", уже приезжали, смотрели место. Оно выбрано. Сейчас определяются этапы финансирования, формируются необходимые изменения в Федеральную целевую программу "Космодромы России". Территориально представительство Центра подготовки космонавтов будет располагаться в Циолковском за зданием ФМБА. Там будет создана необходимая инфраструктура для проживания, подготовки, тренировок. Но мы должны говорить не только о полете, но и о приземлении. Определены два штатных района посадки нового корабля. Их тоже нужно подготовить.

— Учитывая, что на Байконуре вывели из эксплуатации "Гагаринский старт" и для пилотируемых запусков осталась только 31-я площадка, нет ли планов модернизации стартового комплекса для ракет "Союз" на Восточном под пилотируемые запуски?
— Больших проблем в этом нет. Соответствующая задача нам ставилась, мы обдумали ее. Прекрасно понимаем, что делать и как в случае принятия такого решения. Но возник вопрос: а надо ли проводить пилотируемые пуски "Союзов" с Восточного? Пока целесообразности в этом нет. Вместо этого нужно приступить к модернизации "Гагаринского старта", вернуть его в строй и продолжать пилотируемые полеты с Байконура. Уводить пилотируемую программу с Байконура не нужно. Скажу даже больше. В этом году с Восточного у нас запланировано четыре пуска, в следующем – шесть-восемь. Для того чтобы разгрузить единственную пусковую площадку "Союза" на Байконуре, можно оставить там на ближайшие годы только запуски по пилотируемой программе, а запуски автоматических космических аппаратов перенести на Восточный.

— Модернизацию "Гагаринского старта" планировалось начать с 2020 года, но работы так и не стартовали. Что мешает?
— Вопрос модернизации первой площадки космодрома Байконур сейчас решается между тремя странами – Россией, Казахстаном и ОАЭ. Это сложный финансовый и политический вопрос. Нашим партнерам просто нужно время подумать. Мы же готовы начать реконструкцию хоть завтра. Тем более работа предстоит интересная. Для пусков с "Гагаринского старта" предлагается модернизированная ракета "Союз-2М".

— Аналогичный вопрос по "Назарбаевскому старту" — модернизации стартового стола от "Зенита" для пусков ракет "Союз-5" и, возможно, "Союз-6". В каком состоянии проект?
— Скажем честно – мы ждем финансирования со дня на день. Никаких юридических препон нет. При интенсивном подходе к реконструкции можно осуществить первый старт в декабре 2022 года.

— С "Назарбаевского старта" смогут летать и "Союз-5", и "Союз-6"?
— Да, хотим поставить туда и "Союз-6". Предстартовая подготовка у этих ракет будет автоматическая с минимизированным привлечением персонала.
Автоматика у нас первоклассная. Помните, при первом старте "Союза" с Восточного в 2016 году произошла отмена пуска. Автоматизированная система управления технологического оборудования дала отбой. Не было бы этой системы – ракета бы полетела. И, наверное, улетела бы идеально. Но мы заложили такую степень ограничений в систему, что она "сказала": стоять, я не полечу, ситуация не соответствует тем критериям, которые в меня заложили. И правильно, что не полетела. Мы сейчас повсеместно вводим такие ограничения, чтобы автоматика перед стартом проверяла все системы. Для нас, главное, надежность.

— Анонсировалось, что одна из площадок для пусков "Протона" в 2020 году будет закрыта. Планы сохраняются?
— Это было в планах, но в связи с переносом двух пусков "Протона" с 2019 года на 2020 год планы поменялись. Теперь мы намерены 24-ю пусковую установку на 81-й площадке космодрома Байконур закрыть в конце 2022 — начале 2023 года, а 39-я пусковая установка на 200-й площадке будет работать до конца эксплуатации ракет "Протон". Если у Центра Хруничева появятся дополнительные заказы и Казахстан даст разрешение на продолжение пусков "Протонов", мы готовы и дальше эксплуатировать площадку.

— Вернемся на Восточный. С 2023 года там планируется начать строительство инфраструктуры под сверхтяжелую ракету. А ракеты "Союз-5" и "Союз-6", из которых, как из блоков, будет собираться сверхтяж, смогут стартовать индивидуально с этого стартового комплекса или они нуждаются в собственном стартовом столе?
— Их запуски со стола для сверхтяжелой ракеты были бы очень рискованными. Намного дешевле и безопаснее создать рядом стартовую площадку под "Союз-5" и "Союз-6". Так и будем делать.
Впервые с того момента, когда я пришел в ЦЭНКИ, а это конец 2013 года, сейчас у предприятия появилась четкая программа деятельности на десятилетие. У нас выверенный план: 2022 год – завершение реконструкции "Назарбаевского старта" и первый старт "Союза-5", 2023 год – первый старт "Ангары" с Восточного, 2028 год – старты с Восточного сверхтяжелой ракеты, а также, возможно, "Союза-5" и "Союза-6", 2030 год – апофеоз — высадка российских космонавтов на Луну. И все это уже есть в планах-графиках. Мы понимаем, что делать и куда бежать.

— Все это потребует многократного увеличения ФЦП "Космодромы России"?
— Ни в коем случае. Просто в этом случае прописанное в программе финансирование потребуется в более ранние сроки. Но в этом есть свой выигрыш. Задумка такая: строительный комплекс идет от одного проекта к другому, набрал темп и копает, копает, а мы, технологи, идем следом со своим оборудованием. В итоге нет перерывов между работами. Нет необходимости увозить технику, увольнять людей.

— Еще одна потенциальная площадка для запуска "Союза-5" — платформа "Одиссей" проекта "Морской старт". Планируете ли сотрудничать с компанией S7 – владельцем космодрома?
— Конечно, планируем. Они очень интересные для нас компаньоны. В первую очередь "неадекватностью" своего мышления, в том смысле, что у них нет стереотипов. Некоторые их идеи просто бомба. Они выдвигают очень интересные предложения. Если мы загнаны в рамки, то у них полет мысли неограничен. В компании работают прекрасные люди — многие наши бывшие сотрудники. Я надеюсь, что нам удастся организовать с ними государственно-частное партнерство, ведь ракету для своего комплекса им придется заказывать у Роскосмоса.

— Еще одна точка мира, где работают сотрудники ЦЭНКИ, космодром Куру во Французской Гвиане. Многократно европейскими коллегами анонсировалось создание ракеты "Ариан-6", которая заменит "Союз". Вас проинформировали, когда стартовый комплекс для "Союза" больше не будет нужен коллегам и будет закрыт?
— Когда мы встречаемся с представителями Arianespace в неофициальной обстановке, наши европейские коллеги заверяют, что заинтересованы в пусках "Союзов", может, не так активно, как сейчас, но все же. Стартовый комплекс под ракету "Союз" создан из расчета 50 пусков, сейчас проведено 23. Было бы расточительно для наших коллег использовать инфраструктуру только наполовину. Я не думаю, что мы в 2023 году, как заявляют официально, уйдем с Куру. По моему личному мнению, программа будет продолжена.

17

https://ria.ru/20200306/1568193684.html

Коити Ваката: Япония хотела бы регулярно присутствовать на МКС
Вице-президент Японского агентства аэрокосмических исследований (JAXA), многократный участник экспедиций на Международной космической станции Коити Ваката рассказал в интервью РИА Новости, могут ли японские астронавты вновь летать на МКС на российских кораблях "Союз", стоит ли сохранить станцию после 2024 года, какие эксперименты будут проводить в космосе вместе российские и японские ученые и что планирует предложить Япония для лунной программы Gateway.

— Планирует ли Япония покупать места на российских кораблях "Союз" или все будущие полеты астронавтов на МКС будет проводить на американских космических кораблях?
— Мы уже отправили на "Союзах" семь японских астронавтов, но что касается покупки мест на "Союзах" у Роскосмоса – за это несет ответственность НАСА. После того как места на "Союзах" выкуплены НАСА, распределение мест среди международных партнеров, в том числе на долю JAXA, будет осуществляться многосторонней группой по вопросам экипажа. Согласно этой процедуре осуществлялись полеты астронавтов JAXA на "Союзах" раньше. На данный момент планируется, что астронавт Соити Ногути полетит на МКС на американском коммерческом пилотируемом корабле. Тем не менее, если НАСА примет решение приобрести еще места на "Союзе" для астронавтов, в том числе представляющих JAXA и других международных партнеров, есть вероятность того, что астронавты JAXA полетят на "Союзе".

— Насколько я понимаю, сейчас идет обсуждение между представителями НАСА и Роскосмоса о покупке мест. Вы уже обращались к американским партнерам по поводу мест для Японии на случай, если НАСА будет закупать себе места?
— Все варианты возможны. Для JAXA важно иметь возможность совершать полеты на постоянной основе. Так было в прошлом. Если посмотреть на предыдущие полеты семи астронавтов JAXA на "Союзах", они осуществлялись примерно раз в 1,5-2 года. Чтобы мы могли получить максимум от использования МКС, мы бы хотели регулярного присутствия на ее борту японских астронавтов. В прошлом астронавты JAXA провели прекрасные полеты на кораблях "Союз", и мы рассчитываем узнать о дальнейших планах относительно мест на "Союзах".

— Когда астронавт Хосидэ, который должен был лететь на "Союзе" в апреле, но замененный американским астронавтом Крисом Кэссиди, отправится на МКС?
— Сейчас JAXA планирует полеты двух астронавтов — Соити Ногути и Акихико Хосидэ. Как я уже говорил, вопрос о возможности их полета, на каком корабле они полетят на МКС, это решение за НАСА. Поэтому, что касается корабля для доставки Акихико Хосидэ, этот вопрос еще обсуждается с НАСА и международными партнерами.

— Какой позиции Япония придерживается по вопросу продления эксплуатации МКС до 2028-30 годов?
— Решение примет правительство Японии. Так как последний план реализации Базового плана по политике правительства в области космоса требует провести оценку деятельности Японии в сфере пилотируемых полетов на низкой орбите Земли после 2025 года, мы ожидаем решения нашего правительства о том, будет ли Японии продолжать участие в работе МКС после 2024 года.
Конечно, JAXA хотело в полной мере использовать МКС, так как эксперименты на ее борту давали большие результаты, это прекрасный комплекс для исследований. Так что для того, чтобы в полной мере использовать возможности МКС, мы приветствуем продление работы МКС на период после 2024 года.
JAXA занималось технической оценкой возможности работы модуля Кибо на МКС после 2024 года и удостоверилось, что системы и конструкция Кибо будут пригодны для использования по меньшей мере до 2028 года.

— Приняла ли Япония решение по участию в проекте строительства международной окололунной станции Gateway?
— В октябре прошлого года правительство Японии приняло решение принять участие в американской лунной программе Gateway. Сейчас мы разрабатываем технологии, которые позволят нам сыграть ключевую роль в международных усилиях в этом направлении. Есть четыре основных области, в которых мы ведем разработки. Первое — предоставление технологий и оборудования в тех технологических областях, где сильна Япония, для первой фазы программы Gateway. Второе – миссии по доставке грузов и топлива с использованием кораблей HTV-X и H3. Третье – обмен данными о поверхности Луны и технологиями для выбора мест посадки. Четвертое – разработка транспортных средств для исследований поверхности Луны.

— Япония обратилась ранее в Роскосмос с предложением о намерении участвовать в разработке прибора для космической обсерватории "Спектр-УФ". Принято ли какие-либо решение?
— Насколько я понимаю, Роскосмос и Институт космических исследований РАН и с японской стороны Институт космических и астрономических наук JAXA сейчас изучают потенциальное сотрудничество по международной космической обсерватории "Спектр-УФ". Я надеюсь, что скоро будет принято решение для расширения сотрудничества России и Японии в исследованиях космоса.

— Можно ли ожидать решения в этом году или в ближайшие месяцы?
— Не могу сказать. Хотел бы я знать, но надеюсь, это случится скоро.

— Какие проекты Япония планирует развивать с Россией в области космических исследований?
— Как я уже говорил, МКС – это фантастическая совместная программа. Работа с российскими коллегами в рамках программы МКС проходит отлично, и я надеюсь, продолжится в дальнейшем. У Роскосмоса и JAXA есть двустороннее соглашение по сотрудничеству в исследованиях в области кристаллизации белка для создания новых лекарств. Совместная программа экспериментов по кристаллизации белка идет очень хорошо, и мы надеемся расширить сотрудничество не только на сферу кристаллизации белка, но и на область экспериментов по физическому материаловедению с использованием нашего новейшего оборудования в японском модуле Кибо – ELF, печи электростатической левитации. С ее помощью можно проводить измерения температурных и физических свойств, таких как плотность, вязкость, поверхностное натяжение расплавленных веществ при температуре выше двух тысяч градусов, находящихся в невесомости. Использование ELF в модуле Кибо – это еще одна сфера, где мы хотели бы расширять сотрудничество с Россией.
Кроме того, в японском модуле Кибо есть аппарат с центрифугой, где живут мыши в различных условиях гравитации – от невесомости до 2G. Исследования по выведению мышей предназначены для получения новых данных для решения медицинских проблем, связанных со старением, например, остеопороза и мышечной атрофии: такие проблемы встречаются у стареющего населения в Японии. Это еще одна область, в которой мы рассматриваем сотрудничество с Россией. Все это потенциальные области для дальнейшего сотрудничества, поэтому нам нужно в полной мере использовать оборудование модуля Кибо на МКС. Я настроен позитивно и считаю, что будут и другие сферы для возможного сотрудничества в будущем.

18

https://ria.ru/20200306/1568194903.html

Павел Власов: космонавты смогут дать отпор диким зверям в тайге
Шестьдесят лет назад, 7 марта 1960 года, появился первый отряд советских космонавтов. В июне 2019 года в России стартовал новый набор в отряд космонавтов, которым предстоит работать на Международной космической станции, испытывать новый космический корабль "Орел" и, возможно, полететь на Луну. МИА "Россия сегодня" выступает официальным информационным партнером набора.
О том, кто захотел стать космонавтом, получат ли они пистолет для отпугивания диких зверей в случае аварийной посадки и будут ли летать на американских космических кораблях по обмену, в интервью корреспонденту РИА Новости Андрею Красильникову рассказал начальник Центра подготовки космонавтов (ЦПК), Герой России Павел Власов.
— Павел Николаевич, сколько заявок и от кого уже поступило в текущем наборе в отряд космонавтов? К чему будут готовить этот набор космонавтов?
— Всего по состоянию на 4 марта у нас 922 обращения. Они поступили как по телефону, так и по электронной почте. Представлено 74 пакета документов – от 16 женщин и 58 мужчин. Среди них 15 претендентов из ракетно-космической отрасли, два – из Росатома, девять – из Минобороны РФ.
Этот набор будет готовиться к полетам на МКС, кораблях "Союз" и "Орел", а также к пилотируемой лунной программе. Им предстоит интересная работа.
— Какие требования могут снизить для желающих стать космонавтами?
— Современный пакет требований к здоровью космонавтов определен приказом Минобороны и Минздрава. ЦПК не устанавливает эти правила, мы можем только инициировать их пересмотр. Пока обсуждаем с военными и врачами необходимость и возможность изменений. Если придем к консенсусу, то обратимся в Роскосмос с просьбой скорректировать требования.
Но тут важно понимать: если у человека проблемы с сердцем, то такое требование мы снять не сможем. А вот диапазон по остроте зрения в приказе уже чуть-чуть расширен.
— Как идет подготовка кандидатов в космонавты, набранных в 2018 году? Когда она завершится?
— Они готовятся более-менее ровно. Бывает, конечно, когда кто-то что-то не доучил. Они из другого поколения, которое без интернета жить не может. Все сидят в соцсетях. Есть такой тренд: если вечером не запостит чего-нибудь, то на следующий день будет "хворый" ходить. Это не может не отражаться на подготовке. Если при учебе одним глазом смотреть в гаджет, кто там лайкнул, то как минимум внимание рассеивается. Пока мы эту ситуацию держим под контролем.
Этап общекосмической подготовки завершится в ноябре-декабре. И перед Новым годом состоится заседание межведомственной квалификационной комиссии, которая при условии успешного прохождения подготовки присвоит кандидатам квалификацию "космонавт-испытатель".
— В России ведется разработка космического корабля нового поколения "Орел". Когда начнется подготовка космонавтов для полета на нем? Отобраны ли кандидаты в первый экипаж?
— У нас есть несколько рабочих групп, в которые входят практически все опытные космонавты. Вместе с конструкторами ракетно-космической корпорации (РКК) "Энергия" они оценивают эргономику корабля "Орел", уделяют внимание в первую очередь интерфейсу, чтобы он был дружественным. Молодых космонавтов тоже привлекаем к этой работе.
Пока внутри ЦПК не определено, кто войдет в первый экипаж "Орла". Но до 2025 года время еще есть.
— "Орел" предназначен для полетов как к околоземным орбитам, так и к Луне. Какие работы ведут специалисты ЦПК в интересах пилотируемой лунной программы?
— Мы ведем несколько научно-исследовательских работ для подготовки тренажерной базы. У нас есть тренажер "Выход-2", где отрабатываются операции по выходу в открытый космос. По аналогии с ним планируется создать новый тренажер, который будет имитировать работу космонавтов на поверхности Луны и Марса и силу тяжести на них.
Также разрабатываем тренажер корабля "Орел" с расширенными функциональными возможностями. Считаем, что одного тренажера для качественной подготовки экипажей будет достаточно. Но если поймем, что количество стартов будет расти и, соответственно, увеличится нагрузка на подготовку экипажей, то закажем еще один тренажер.
— Изменится ли состав аварийного запаса космонавта на "Орле"? Были слухи, что в него вернется пистолет…
— В носимый аварийный запас (НАЗ) корабля "Орел" включат новый костюм для пребывания космонавта в воде вместо резинового костюма "Форель". Поскольку корабль очень высокий, то нужна специальная система "Самоспас", которая поможет экипажу самостоятельно выбраться через верхний люк до прибытия спасателей. Будет и канат, чтобы космонавтам можно было работать в связке. Еще новые медикаменты и обезболивающие.
Корабль может приземлиться в незапланированном районе, и там ребятам придется побороться за жизнь, поэтому оставлять их без возможности отпугнуть дикого зверя неправильно. В настоящее время в стадии предварительной проработки рассматривается вопрос включения в НАЗ средства, повышающего безопасность экипажа с этой точки зрения.
Не исключаю, что этим средством укомплектуем и корабли "Союз", иначе будет не логично – экипаж нового корабля его получит, а действующие экипажи будут летать с пустыми руками.
— В прошлом году РКК "Энергия" напугала всех сообщением, что космонавты могут погибнуть при приводнении в океане в случае возникновения аварийной ситуации, если их быстро не отыскать. Какие средства необходимы для спасения экипажа "Орла" в случае приводнения в океане из-за аварии при выведении?
— В ближайшие год-два мы вместе с РКК "Энергия" и Росавиацией сформулируем контур системы поиска и спасания экипажа "Орла" при запуске с космодрома Восточный.
Среди обсуждаемых вариантов – корабли, мобильные катера и летательные аппараты, которые могут быстро и далеко летать. В советские времена был разработан опытный образец скоростного герметичного катера, десантировавшийся вместе со спасателями внутри с самолета Ил-76. Такое средство тоже рассматривается.
Признаюсь, что нам немного волнительно от возможного приводнения "Орла" в океане. Особенно при возвращении экипажа после длительного космического полета. Ведь большой проблемой будет укачивание на волнах ослабленных невесомостью космонавтов.
— США тоже строят свои новые космические корабли. Однако американцы пока продолжают летать на наших "Союзах" и даже хотят закупить новые места. Какие астронавты включены в экипажи ближайших "Союзов"?
— На весну и осень 2020 года американской стороной выбраны, соответственно, Кристофер Кэссиди и Стивен Боуэн. На весну 2021 года от НАСА окончательного решения пока нет. Но если они используют эту возможность, то полетит Кэтлин Рубинс.
— Будут ли наши космонавты летать на американских частных кораблях и когда начнутся такие полеты? Отобраны ли уже кандидаты?
— Летать начнем только тогда, когда американская сторона убедит нас в безопасности их кораблей. Пока та статистика, которая у них есть, уверенности не вселяет. Наша позиция: полет возможен только после успешных пилотируемых миссий каждого из кораблей.
Уже есть группа российских космонавтов, предварительно отобранная для полетов на американских кораблях. Никакими распорядительными документами она еще не определена, потому что, честно говоря, нечего им там делать сейчас по текущему состоянию дел. Один из кандидатов – Андрей Борисенко. Но если у НАСА затянутся испытания кораблей, то будет логично дать Борисенко слетать вместо этого на "Союзе".
Не стоит забывать о том, что изготовление снаряжения для космонавта требует много времени, поэтому сейчас проходят предварительные переговоры с американской стороной на сей счет. Возможно, они заранее пригласят наших космонавтов для проведения необходимых обмеров. Кстати, наши космонавты полетят на американских кораблях не пилотами. У них там не будет командирских функций.
— А не будет ли проблем с обучением наших космонавтов в США? Ведь корабли-то коммерческие, с ноу-хау…
— Мне о таких проблемах неизвестно. В конце концов, заказчик кораблей – НАСА, и как оно решит, так и будет. Могут быть, конечно, всякие капризы, все меняется, но я думаю, что это преодолимо.
— В феврале в ЦПК прибыли четыре кандидата в космонавты из Индии. В чем будет особенность их подготовки?
— Индийские военные летчики будут готовиться у нас до февраля 2021 года включительно по программе космонавтов-испытателей. Она будет состоять из общекосмической подготовки и изучения корабля "Союз". МКС они изучать не будут. Скорее всего, полученный здесь опыт позволит им активно участвовать в разработке собственного корабля "Гаганьян".
Преподавание будет вестись на английском языке, но параллельно будут курсы русского языка. Без этого нельзя, потому что в "Союзе" все написано по-русски, да и вся документация на русском.
— Приезжали ли в ЦПК два туриста, которые отправятся на МКС на "Союзе" в конце 2021 года? Когда им надо прибыть на тренировки?
— Компания Space Adventures нам их еще не представила. При условии непрерывной подготовки туристам необходимо начать тренироваться здесь не позже чем за полгода до старта. Если это будут американцы, то теоретически медицину они могут пройти там – у нас есть процедура взаимного признания состояния здоровья.
Я полагаю, что одна из причин сложностей подбора туристов лежит на поверхности. Все космические туристы как минимум должны быть зажиточными людьми, чтобы позволить себе такое дорогое удовольствие. Они все в бизнесе, еще где-то, и вот так просто уехать, бросить все на полгода – это для них серьезная проблема.
— Когда введут в эксплуатацию гидролабораторию, которая ремонтируется уже шесть лет? С чем связаны такие задержки?
— Мы наполнили ее водой. Провели статические испытания монтажно-подъемной платформы, на которой будут установлены макеты модулей российского сегмента МКС. Сейчас начинаются ее динамические испытания. В ближайшее время мы должны закончить комплекс испытаний. Только после этого будет возможность приступить к опытной эксплуатации гидролаборатории. И тогда российские космонавты смогут полноценно готовиться к выходам в открытый космос.
Основные задержки были связаны с недобросовестностью военных строителей, которые нас просто кинули. Много чего не было сделано, а то, что сделано, было не в соответствии с документацией, поэтому пришлось все переделывать.
В частности, с платформой мы накувыркались, практически полгода приводили ее в порядок, так как ее сделали с дефектами и деформацией. Военные строители слепили ее из того, что было и как понимали. Для исправления ситуации пришлось привлечь лучшие умы отрасли – из ЦЭНКИ и КБ "Мотор".
Сейчас находимся в непрерывных судебных разбирательствах с военными строителями, а для достройки наняли компанию BCC, которая была у них на субподряде, но хоть чего-то делала.
— В прошлом году летный отряд ЦПК пополнили самолеты Ту-204 "Юрий Гагарин" и "Сергей Королев". Они уже начали использоваться. Какая судьба ждет в этой связи старые Ту-134?
— Прежде чем отказываться от проверенных Ту-134, нам необходимо наработать опыт эксплуатации Ту-204. Понятно, что три Ту-134 в сочетании с двумя Ту-204 – такое количество нам точно не нужно, поэтому мое видение такое: один самый новый Ту-134 мы оставим и будем поддерживать, а остальные два будем выводить из эксплуатации и возвращать государству, чтобы оно определило, что с ними делать – продавать или в музее поставить.

19

https://tass.ru/interviews/8061671

Замглавы Роскосмоса: при подготовке ракеты к старту главный контролер — совесть
С начала 2020 года пуски российских ракет были дважды перенесены из-за технических замечаний. В частности, 24 января был отменен запуск на орбиту военного спутника "Меридиан" из-за короткого замыкания в электрооборудовании третьей ступени ракеты "Союз-2.1а", после замены ступени и прохождения повторных проверок носитель успешно вывел аппарат.
Позже на космодроме Куру во Французской Гвиане был отменен пуск "Союза-СТ" со спутником ОАЭ из-за сбоя в плате блока обогрева одного из жидкостных ракетных двигателей малой тяги системы управления разгонного блока "Фрегат". Сейчас ракета находится в монтажно-испытательном корпусе.
Обнаружить технические замечания до старта позволяет система контроля качества ракет. О том, как она работает,  возможно ли провести все проверки в автоматическом режиме и кто принимает решение о переносе пуска из-за техзамечаний, в интервью ТАСС рассказал заместитель генерального директора Роскосмоса по ракетостроению, эксплуатации наземной космической инфраструктуры, обеспечению качества и надежности Александр Лопатин.

— Когда была создана система контроля качества ракет-носителей перед стартом?
— Система контроля качества ракетно-космической техники (РКТ) формировалась с первых пусков отечественных ракет, в том числе с учетом нештатных ситуаций, аварий и катастроф, сопровождавших становление ракетно-космической отрасли.
Система контроля постоянно совершенствовалась. В советский период она основывалась на том, что организациями, эксплуатирующими ракетно-космическую технику на космодромах, были войсковые части Минобороны. При этом летные испытания всегда проводились под руководством государственных комиссий.
На космодроме Байконур после его передачи от Минобороны Роскосмосу функции по контролю качества РКТ полностью перешли к организациям ракетно-космической промышленности.

— Когда эта система проходила модернизацию?
— В наше время работы по совершенствованию существующей системы контроля получили новый дополнительный импульс с приходом в отрасль нового руководства. Генеральный директор госкорпорации "Роскосмос" Дмитрий Олегович Рогозин безоговорочно поставил задачу — аварий быть не должно, если есть сомнения — остановитесь, подробно разберитесь и устраните дефект. Пуски можно проводить только абсолютно уверенным в технике и в правильности принятых решений.

— Что в себя включает эта система?
— Сегодня система контроля качества является совокупностью организационных, технических и нормативно-методических составляющих. Система предусматривает введение системы независимого контроля качества всех выполняемых на техническом и стартовом комплексах работ, фиксацию абсолютно всех несоответствий, причины которых должны быть исследованы и устранены. О несоответствиях обеспечиваются незамедлительные доклады техническому руководству организаций, ответственных за запуск, и руководству госкорпорации "Роскосмос". В это время в конструкторских бюро, на заводах-изготовителях, НИИ круглосуточно находятся специалисты, анализирующие все технические проблемные вопросы.

— Системы видеофиксации работают при производстве и сборке?
— Конечно, продолжается широкое внедрение фотодокументирования (это когда собранный узел фотографируется и сравнивается с эталонной сборкой на эталонной фотографии), видеофиксации всего процесса сборки и внедрение автоматических средств контроля технических параметров ракеты, разгонного блока и космического аппарата в процессе проверки функционирования их систем. При этом важно отметить, что только на предприятиях для подтверждения качества изготовления ракет-носителей фотодокументируется свыше десяти тысяч технологических операций.
В госкорпорации определен телефон доверия, по которому любой работник может анонимно сообщить об ошибках на производстве и при сборке и подготовке ракеты к пуску.
Перечисленные мероприятия системы контроля в совокупности с системой мотивации, обучения и подбора кадров придают новое качество ранее существовавшей системе: каждый сборщик ракеты, начальник расчета, контролер и каждый руководитель понимают персональную ответственность за выполняемые ими работы.

— Какой подробный алгоритм этой системы?
— Алгоритм на самом деле прост в подходах и сложен при выполнении конкретных работ. Вся система контроля как минимум трехуровневая. Сначала начальник расчета в соответствии с эксплуатационной документацией подает команду на выполнение конкретной технологической операции. Затем номер расчета ее выполняет. После этого начальник расчета вместе с контролером из состава независимой сводной группы контроля качества, специально созданной по указанию руководителя Роскосмоса, осуществляют контроль правильности действий.

— Как в этой системе контроля сочетается работа автоматики и человека?
— Документацией предусмотрена видеофиксация выполнения технологической операции согласно сценарному плану, сформированному для каждого типа ракеты-носителя. Затем в эксплуатационной документации фиксируется факт выполнения операции, расписываются исполнитель и контролер, производится фотографирование полученного результата. При проведении испытаний систем на функционирование специальное испытательное оборудование в автоматическом режиме фиксирует и хранит как испытательное воздействие, так и полученный результат испытаний. Все полученные фотографии, видеоматериалы и результаты проверок направляются в единое электронное хранилище, используемое для анализа качества РКТ.

— В случае обнаружения замечаний проходит ли изделие повторную проверку после их устранения?
— При выявлении любого несоответствия работы останавливаются, происходит доклад о выявленном замечании. Затем производится подробный технический анализ несоответствия и принимаются меры по его устранению с проведением повторных проверок. В процессе анализа несоответствия устанавливаются причины, приведшие к его возникновению, а также как выявленное несоответствие может проявиться в других, аналогичных изделиях. Разрабатываются мероприятия по исключению их повторения.

— Как конкретно в системе определяется отказ того или иного блока? Есть ли карта отказов, позволяющая быстро локализовать проблему?
— Все проверки всех систем проводятся по многократно проверенной эксплуатационной документации. Она содержит в своем составе конкретные указания по конкретным действиям в процессе испытаний, а также по всем нештатным ситуациям, с указанием конкретного отказавшего элемента и последовательности действий по восстановлению его работоспособности.
После завершения каждого этапа сборки проводятся проверки каждой конкретной системы автономно с использованием специальных наземных испытательных станций. По мере продолжения сборки ракеты и наращивания систем проводится проверка их совместного функционирования.
По факту, находясь еще на земле, мы уже должны проверить каждую систему на функционирование в полете с записью всех параметров.

— Приведите пример работы системы при недавних стартах, когда она помогла предупредить развитие потенциальной аварийной ситуации.
— Запуск 13 июля 2019 года космической обсерватории "Спектр-РГ". Благодаря своевременному выявлению трещины в элементе пневмогидросистемы двигателя второй ступени ракеты-носителя "Протон-М" и принятию соответствующих технических мер по восстановлению герметичности была предотвращена авария.
Запуск 9 октября 2019 года космических аппаратов иностранного заказчика Eutelsat-5WB ("Ютелсат") и MEV-1 (МЕВ-1) ракетой-носителем "Протон-М". Тогда в процессе проведения проверок ракеты с состыкованными аппаратами по одному из каналов связи загорался красный транспарант. Организация эффективного взаимодействия специалистов на космодроме Байконур и в Москве позволила экспериментальным путем установить причину, которая могла привести к неприятностям в полете.

— Перед стартом много параметров проверяется?
— Ракетно-космическая техника очень сложная. В ней тесно взаимодействуют системы, функционирующие на различных физических принципах. Электрические, механические, гидравлические, пневматические, химические. И все это взаимодействие происходит на пределе прочности конструкции в условиях сильнейшего внешнего воздействия. Работы по подготовке ракеты на земле — это своего рода последний и самый жесткий фильтр, который должен подтвердить исправное состояние всех систем и конструкции РН (ракеты-носителя — прим. ТАСС), а это проверка сотен тысяч параметров, перед тем как будет дана команда на старт и ракета оторвется от земли и ничего уже отремонтировать будет невозможно. И поэтому когда при подготовке ракеты удается выявить различные несоответствия, замечания к работе тех или иных приборов, агрегатов или систем, то это говорит о том, что контроль качества на земле помогает нам не допускать аварий.

— Эта система на всех космодромах одинаковая? Какие особенности есть в зависимости от космодрома?
— В целом принципы в системе контроля одинаковые. Но есть, конечно, и отличия. В Гвианском космическом центре контроль качества в процессе выполнения технологических операций осуществляют представители российской независимой организации, а наши партнеры из ЕКА и заказчика запуска контролируют качество техники при завершении определенных этапов подготовки. Считаю важным отметить, что для обеспечения контроля качества подготовки нашими европейскими партнерами был заимствован и положительный российский опыт.
В Плесецке ответственность за подготовку и контроль ее качества несет Минобороны с участием организаций Роскосмоса.

— А для космодрома Восточный применялись новые технологии?
— На современном космодроме Восточный введены новые автоматизированные системы контроля качества, позволяющие проводить проверки и формировать их результаты в автоматизированном режиме.
Например, АО "РКЦ "Прогресс" применяет автоматизированную систему проведения испытаний пневмогидромагистралей двигательных установок с автоматической фиксацией результатов испытаний, а АО "ЦЭНКИ" организовало ведение базы данных всех несоответствий, выявленных при подготовке и проведении всех пусков РКН. На стартовом комплексе применена мобильная башня обслуживания, обеспечивающая защиту ракеты и обслуживающего персонала от атмосферных осадков и ветра.

— Возможно ли проведение всех проверок в автоматическом режиме? Работаете ли над созданием такой системы?
— В 80-х годах прошлого века был создан первый полностью автоматизированный стартовый комплекс для ракеты "Зенит", в основе которого лежала концепция "безлюдного старта".
Аналогичные решения будут применяться на новых ракетах "Союз-5", "Союз-6" на космодроме Восточный, где в соответствии с заложенной циклограммой с момента вывоза на стартовый комплекс до пуска все операции будут выполняться в автоматическом режиме.
Поэтому работы над повышением уровня автоматизации контроля качества работ ведутся постоянно, вводятся автоматизированные системы управления процессами подготовки к пуску и пуска, в том числе для РН типа "Союз-2", но, учитывая сложность ракетно-космической техники (про которую я сказал ранее), современные технологии полностью не позволяют исключить визуальный контроль.
Нужны человеческие глаза, руки, ответственность, ум. Но главный контролер — это все-таки совесть.

— Сколько по времени занимает одна штатная проверка?
— Весь процесс сборки ракеты и ее испытаний является проверкой и зависит от класса ракеты и, соответственно, технологического графика ее подготовки на космодроме. Для РН среднего класса срок подготовки на космодроме составляет менее месяца. Для РН тяжелого класса — до двух и более месяцев. Кроме того, необходимо еще учитывать время подготовки наземного оборудования космодрома.

— Как принимается решение о переносе старта ракеты при обнаружении сбоя? Кто принимает такое решение?
— Решение о переносе пуска принимается Государственной комиссией, назначенной распоряжением правительства Российской Федерации с докладом в ВПК на основании анализа выявленных в ходе подготовки к пуску замечаний и несоответствий.

— Сколько, по статистике, в среднем устраняется незначительных замечаний при подготовке ракеты к старту (учитывая сложность ракетно-космической техники и количества составляющих элементов)? Есть ли каталог считающихся некритичными отказов?
— Еще раз хочу подчеркнуть, что для нас нет незначительных замечаний. Чтобы исключить все возможные риски заказчика при выведении полезной нагрузки, каждому из них уделяется самое повышенное внимание. Проводится тщательный анализ и принимаются меры по устранению и предотвращению возникновения аналогичных замечаний в дальнейшем. Главными конструкторами предприятий, головными научно-исследовательскими организациями отрасли выдаются соответствующие дополнительные заключения о технической готовности.

— Бывают ли такие отказы, которые при выводе ракеты с одного космодрома некритичны, а с другого — критичны?
— Бывают, но связаны они в основном не с отказами ракет, а с использованием разного типа наземного оборудования и аппаратуры на стартовых и технических комплексах космодромов.
Кроме того, стартовые позиции на космодромах отличаются своим географическим положением. Поэтому тщательным проверкам подвергаются баллистическое обеспечение пуска и, соответственно, полетные задания для каждой ракеты.
Еще раз хочу отметить, что риск заказчика должен быть сведен к нулю.
Беседовала Екатерина Москвич

20

https://www.militarynews.ru/story.asp?r … mp;lang=RU

Дмитрий Лоскутов: Меры безопасности из-за коронавируса не повлияют на выполнение контрактов «Главкосмоса»
        АО «Главкосмос» является оператором внешнеэкономической деятельности Госкорпорации «Роскосмос», продвигая на международном рынке достижения отечественной космической отрасли иностранным партнерам. О работе компании в условиях пандемии коронавируса, основных направлениях развития и перспективах международного сотрудничества в этой сфере в эксклюзивном интервью корреспонденту "Интерфакса" Илье Морозову рассказал генеральный директор АО "Главкосмос" Дмитрий Лоскутов
       - Дмитрий Владимирович, АО «Главкосмос» - коммерческая компания, работающая на внешних рынках. Как сегодня происходит работа с иностранными партнерами в условиях пандемии коронавируса?

Свернутый текст

- Мы ответственно относимся к здоровью своих сотрудников и наших зарубежных партнеров. Кроме того, мы всерьез восприняли скорость распространения коронавируса COVID-19 за рубежом, отслеживали, какие меры принимались (или не принимались) другими странами в этой связи. Поэтому мы заблаговременно оценили угрозу и готовились к различным сценариям и в нашей стране. Полагаю, что мы оказались в достаточной степени подготовленными к возможным сложностям в работе.
       Так, еще с 19 марта в связи с риском распространения коронавируса «Главкосмос» перевел основную часть работников на удаленный режим работы с сохранением их функциональных обязанностей и заработной платы. Руководство компании продолжает работу в прежнем режиме, не исключена работа удаленно и для топ-менеджмента – наши технические специалисты сумели обеспечить подобную возможность для всех работников предприятия.
       Подчеркну, что принятые меры никак не повлияют на бесперебойность работы компании и выполнение «Главкосмосом» своих контрактных обязательств.
       Разумеется, еще раньше нами были введены такие первоочередные меры, как минимизация личных встреч и совещаний, компания перешла на конференц-связь. При входе в офисные помещения «Главкосмоса» для удобства сотрудников и посетителей были установлены автоматические диспенсеры с антисептиком.
       Помимо этого, осуществлялось измерение температуры тела работников перед началом трудового дня – сотрудников с признаками простудных заболеваний мы сразу направляли за медицинской помощью. Работники, возвращавшиеся из зарубежных командировок, помещались в карантин. Кроме того, были отменены все командировки, если от них критически не зависело обеспечение пусковых кампаний в рамках текущих контрактов «Главкосмоса».
       Должен с удовлетворением отметить, что все наши сотрудники без исключения отнеслись к этому с пониманием и ответственностью, за что я всем им очень признателен. Все работают в удаленном режиме и делают это достаточно эффективно.

- В прошлом году в интервью «Интерфаксу» Вы заявили, что активно работаете над привлечением новых участников в проект МКС. Как продвигается эта работа? Кто-то планирует создавать свои модули на станции? Будут ли привлечены к этой работе российские предприятия?
       - Любые действия, связанные с МКС, требуют обязательного согласования со всеми участниками этого крупнейшего международного космического проекта, так что работа эта не очень быстрая и вовсе не такая простая, как может показаться на первый взгляд. Да, мы констатируем рост интереса со стороны «развивающихся космических держав» к возможному участию в дальнейшей эксплуатации станции. Обсуждаем с нашими зарубежными партнерами их возможное участие в проекте МКС. Вместе с тем при обсуждении возможного участия мы не замыкаемся лишь на этом, нашим перспективным клиентам всегда предлагается весь спектр услуг в области пилотируемой космонавтики – от подготовки космонавтов до оказания помощи в разработке собственных пилотируемых программ, от проведения научных экспериментов на борту станции до оказания содействия во внедрении результатов этих экспериментов в науку и промышленность страны.

       - В середине марта Вы заявили, что АО «Главкосмос» совместно с американской компанией International Launch Services, Inc. (ILS) будет заниматься развитием коммерческих пилотируемых программ с использованием российских космических кораблей «Союз». Уже есть претенденты на то, чтобы стать космическими «туристами»? Когда может состояться первый полет?
       - Совершенно верно, одной из новых для ILS задач станет продвижение коммерческой пилотируемой космонавтики в тесном сотрудничестве с «Главкосмосом». Мы, со своей стороны, будем обеспечивать взаимодействие с предприятиями российской кооперации, которые будут готовить коммерческих космических путешественников для полета в космос.
       Наша страна обладает уникальным опытом подготовки людей к космическому полету. Поэтому руководство Госкорпорации «Роскосмос» поручило нам как внешнеэкономическому оператору Госкорпорации возобновление программы коммерческих полетов человека в космос.
       Говорить о том, что с момента выхода нашего информационного сообщения в марте, на которое вы ссылаетесь, в «Главкосмос» выстроилась очередь из желающих оплатить полет в космос, было бы лукавством. Неплатежеспособный спрос на полет в космос всегда превышал предложение, но такой полет, даже не в качестве космонавта-пилота или космонавта-исследователя, а просто в качестве пассажира – это очень дорого. Коммерческий полет в космос рассчитан на людей, способных его оплатить, это – эксклюзивная, штучная услуга.
       Вместе с тем следует понимать, что вклад именно этой группы людей, способных оплатить свой путь к звездам сегодня, уже завтра может удешевить пилотируемую космонавтику, сделать ее более доступной, так как эти средства сразу же идут на развитие российской ракетно-космической отрасли в части пилотируемой космонавтики.

       - В настоящее время в России проходят подготовку четыре астронавта из Индии. Есть ли планы по привлечению представителей других стран к подготовке в РФ?
       - Подготовить Россия, а конкретнее – Центр подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, может кандидатов для космического полета от любой страны. Единственный важный момент – далеко не любая страна имеет стратегию развития пилотируемой космонавтики. Индия пошла по этому сложному и весьма достойному пути развития собственной пилотируемой программы, и именно поэтому четыре индийских кандидата для полета в рамках миссии «Гаганьян» сегодня тренируются на базе ЦПК. Москва оказывает Нью-Дели запрошенную поддержку в развитии индийской национальной пилотируемой программы.

       - Опыт полета первого астронавта ОАЭ признан удачным? Когда можно ожидать полет следующего астронавта этой страны? Сообщалось, что этот полет будет уже полноценной экспедицией на МКС. Эти планы в силе?
       - Да, первый эмиратский астронавт Хаззаа Аль Мансури успешно выполнил свою миссию на МКС. Он и его дублер Султан Аль Нейяди сейчас, по сути, являются национальными героями ОАЭ.
       Вообще, космические амбиции ОАЭ заслуживают самой высокой оценки. Руководство страны не только понимает, что космическая отрасль может стать дополнительным драйвером роста для экономики, но и четко осознает, что это – вклад в будущее страны, в будущие поколения, ведь они активно инвестируют в образовательные проекты, связанные с космосом, в инженерные специальности.

       - С какими государствами в настоящее время идут переговоры по вопросу полета на МКС?
       - Переговоры на государственном уровне и уровне агентств ведет Госкорпорация «Роскосмос», при необходимости – привлекая к участию нас. Раскрывать «географию» этих переговоров до достижения прочных договоренностей сейчас полагал бы преждевременным.

21

https://ria.ru/20200331/1569382697.html

Сергей Савин: у космонавтов запрещены объятия и рукопожатия
Запуск к Международной космической станции экипажа очередной экспедиции в условиях охватившей весь мир пандемии коронавируса с космодрома Байконур планируется осуществить 9 апреля без задержек и переносов. На орбиту отправится интернациональный экипаж – двое россиян Анатолий Иванишин и Иван Вагнер, а также американец Кристофер Кэссиди. Как и чем врачи защищают космонавтов от коронавируса, что поменялось в традиционной программе предстартовой подготовки из-за пандемии, где космонавты будут проводить свой отпуск в условиях закрытых границ, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу рассказал врач-эпидемиолог Центра подготовки космонавтов Сергей Савин.
— Сергей Николаевич, как вы спасаете космонавтов от заражения коронавирусом?
— Когда зарождалась пилотируемая космонавтика, вопрос борьбы с инфекционными болезнями стоял достаточно остро. Больного космонавта ведь в космос не пошлешь. В те времена быстро пришло осознание необходимости создания системы противоэпидемиологической защиты космонавтов во время отбора в экипаж, на подготовке и в особенности во время предстартового периода. За 60 лет развития пилотируемой космонавтики такая система была создана и функционирует у нас постоянно. Она эффективна, что доказывает хотя бы то, что у нас нет ни одного отложенного пуска по причине инфекционных заболеваний членов экипажей. Наши старты осуществляются в плановом порядке в любом режиме – и при эпидемиях, и без них. Мы работали в последние годы при эпидемиях атипичной пневмонии, свиного и птичьего гриппа, верблюжьего коронавируса и так далее. У новой коронавирусной инфекции путей передачи множество. С этой инфекцией достаточно сложно бороться.
Наиболее действенные меры при расширяющейся эпидемии — обсервация и карантин. Это мы наблюдаем во всем мире. Наши экипажи тоже проходят двухнедельный обсервационный режим на Байконуре перед стартом.
Обсервация экипажей проводится на космодроме уже несколько десятков лет и показала свою состоятельность и эффективность. Ничего нового мы не придумываем, мы просто тщательно выполняем проверенные временем наработки. Не применяем какую-то волшебную таблетку, которая позволила бы защититься от коронавируса, не прилагая никаких усилий. Только тщательное исполнение всех предписаний и рекомендаций специалистов — залог успеха в борьбе с эпидемией.

— Какие конкретные мероприятия проводятся для защиты экипажа от попадания вируса в организм космонавтов с воздухом, с пищей?
— Конкретно при этой коронавирусной инфекции, так как нет наработанных вакцин и других специфических средств профилактики, мы постоянно проводим полный комплекс мер по укреплению иммунитета космонавтов. Они ведут здоровый образ жизни, правильно питаются, следят за весом, закаляются, осуществляют банные и общеукрепляющие процедуры. Мы оперативно лечим соматические заболевания, особенно органов, которые могут служить "воротами" для инфекции – ЛОР-органов, пищеварительного тракта, глаз.
Коронавирус практически не имеет веса и самостоятельно перемещаться не может, только с частицами биологической жидкости или пыли. Поэтому мы проводим ежедневные влажные уборки помещений с хлорсодержащими препаратами, регулярное проветривание номеров космонавтов, кварцевание помещений и увлажнение сухого байконурского воздуха.
Строго и регулярно применяются санитарные гели, дезинфицирующие средства для обработки рук и предметов личного пользования, предметов обучения. У нас категорически запрещены рукопожатия, объятия. При любом загрязнении космонавты моют и дезинфицируют руки. Не допускается использование чужих личных вещей. Вещи общего назначения после каждого применения дезинфицируются.
Усилен контроль за здоровьем персонала столовой, процессом приготовления и приема пищи. Питание космонавтов проводится в специальной столовой в отдельном зале. Перед приемом пищи они обязаны обработать руки дезинфицирующим составом.

— Какие традиционные мероприятия отменены? Что будет проводиться в режиме видеоконференции?
— В усеченном формате была проведена встреча космонавтов на аэродроме космодрома Байконур, присутствовали только руководители предприятий ракетно-космической отрасли и руководство города. Был сокращен формат проведения на стартовом комплексе подъема флагов стран-участниц запуска – России, Казахстана и США. Отменены все мероприятия, связанные с приездом родственников и друзей. Был изменен формат посещения памятных мест города Байконур. Мы это мероприятие провели, но перевозку космонавтов проводили в закрытых спецавтобусах. Отменены посещения 112-й площадки – монтажно-испытательного корпуса, где проводится сборка ракеты-носителя "Союз", и музея космодрома Байконур. Изменен формат проведения госкомиссии и пресс-конференции. Они пройдут в формате видеоконференции. То есть все мероприятия, представляющие какую-либо эпидемиологическую опасность, по возможности были изменены или отменены.

— Носят ли космонавты на Байконуре маски?
— Вы, наверное, читали в СМИ разъяснения о бессмысленности ношения масок здоровым человеком на открытом воздухе. Это совершенно разумный довод. Никакой необходимости в ношении масок нет.

— Насколько серьезна угроза пандемии для выполнения дальнейших полетов? Ведь может быть вторая волна, новые вирусы. Планируете ли усилить требования к эпидемиологической защите экипажей?
— Как мы видим, созданная в России система медобеспечения продолжает работать достаточно успешно. Я не думаю, что из-за коронавируса будут менять систему работы с экипажами.

— Через неделю после старта этой экспедиции на Землю вернется нынешний экипаж МКС. Как коронавирус и другие земные инфекции могут повлиять на ослабленный полетом организм космонавта?
— Понятно, что отрицательно. Иммунитет космонавта в полете ослаблен стрессом, однообразием полета. Но это не фатальное влияние. Космический полет не лишает человека иммунной защиты.

— Космонавты после полета любят проводить отпуск в теплых странах. Куда полетит Олег Скрипочка, который вернется с МКС 17 апреля, раз границы закрыты?
— Ответ на этот вопрос нам пока не ясен. И не только потому, что границы с другими странами закрыты, нам непонятна эпидемиологическая ситуация в разных регионах России. Да и вопрос о пересечении границы Казахстана тоже сложный. В Казахстане, как и в России, принято решение о 14-суточной изоляции прибывших из-за границы. Это требование наверняка будет распространяться на Скрипочку после его спуска с МКС. То есть пока вся традиционная программа послеполетной реабилитации находится под вопросом.

— Будут ли предприняты дополнительные меры защиты при возвращении нынешнего экипажа МКС? Спасатели будут проходить осмотр?
— Всегда перед выездом к месту посадки в Казахстан весь личный состав оперативно-тактической группы проходит медицинское обследование. Они все уже прошли медицинское обследование и тестирование на коронавирус.


Вы здесь » novosti-kosmonavtiki-2 » Пилотируемые полеты. » Общие вопросы пилотируемых полётов