novosti-kosmonavtiki-2

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » novosti-kosmonavtiki-2 » Пилотируемые полеты. » Общие вопросы пилотируемых полётов


Общие вопросы пилотируемых полётов

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://ria.ru/20190411/1552575394.html

Сергей Крикалев: ОАЭ планируют купить космический корабль "Союз"
58 лет назад, 12 апреля 1961 года, с космодрома Байконур на ракете "Восток" в космос отправился первый человек – Юрий Гагарин. Он положил начало целой череде космических побед нашей страны в области пилотируемой космонавтики. О международном сотрудничестве и перспективах российской космонавтики в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу в преддверии Дня космонавтики рассказал исполнительный директор госкорпорации "Роскосмос" по пилотируемым космическим программам, Герой Советского Союза и Герой России Сергей Крикалев.
— Некоторое время назад Индия провела испытания противоспутникового оружия. Глава НАСА заявил, что некоторые из обломков угрожают МКС. Следит ли Роскосмос за ситуацией, насколько считает ее опасной для станции?
— Любой неконтролируемый объект в космосе это плохо: будь то потерявшая управление ступень или спутник. Сейчас идет разработка правовых механизмов, чтобы уменьшить количество таких неконтролируемых объектов в космосе вплоть до того, что введено правило не отрабатывать до конца топливо в космической технике, а остатки использовать для ее увода на орбиту захоронения или сведения в атмосферу Земли.
Что касается индийского спутника, то высота, на которой он был сбит, ниже МКС, но поскольку осколки разлетались в разные стороны, потенциально опасность для станции есть, и это не очень хорошо. Не все эти осколки можно отследить. Мелкие, у которых маленькая отражательная способность, наверное, нельзя. Пусть вероятности столкновения и небольшие, но лучше их иметь в виду при обеспечении безопасности станции.

— Продолжая индийскую тему, какую помощь Роскосмос окажет в формировании отряда космонавтов и создании пилотируемой космической системы Индии?
— При переговорах с Индией с самого начала обговаривалось, что пока не планируется полета индийского космонавта на российском корабле на МКС. Может быть, в будущем такое станет возможно. Сейчас же они делают свой пилотируемый корабль, поэтому обратились к нам для взаимодействия, оказания помощи. Обсуждается, как мы им будем помогать — отдельными элементами или целыми системами. Также будем делиться опытом в отборе и формировании отряда космонавтов. Пока идет обсуждение направлений сотрудничества, документы еще не подписаны.

— Осенью планируется полет на МКС на российском корабле "Союз" космонавта из ОАЭ. Планируется ли дальнейшее сотрудничество?
— ОАЭ хочет совершить не просто одиночный полет, а реализовать долгосрочную космическую программу. У них уже создан свой Центр управления полетами, строятся спутники. В части пилотируемых программ они намерены создать свой отряд космонавтов и с какого-то момента, может быть, заниматься самостоятельными запусками космонавтов, а может, как Европа, летать на чьих-то кораблях. В рамках перспективной программы полетов ОАЭ планируют организовать специализированную пилотируемую миссию, для которой потребуется корабль. Речь идет о закупке у нас корабля "Союз", то есть двух мест в нем, поскольку по закону командиром корабля "Союз" должен быть гражданин России. Полет возможен не ранее, чем через два года. Переговоры идут, но пока контрактом оформлен только короткий полет в этом году.

— Специализированная миссия будет долгосрочной?
— Будет ли этот полет две недели или месяц — это вопрос обсуждения, ведь корабль никак не будет привязан к нашей программе полетов.

— Также сообщалось о возможном полете двух туристов на "Союзе" до 2021 года. Определено ли, кто это будут?
— Пока не определено. Создание специализированного корабля — это долгий процесс, идет заключение контрактов на производство корабля, в нем зарезервировано два места, но кто полетит, пока не известно. Это скорее потенциальная возможность.

— Производство "Союза" оплачивает Space Adventures или Роскосмос?
— Контракт с исполнителями заключает Роскосмос, который, в свою очередь, по графику получает деньги от заказчика. В конечном итоге эти деньги идут на производство корабля, пусковые услуги и в прибыль госкорпорации.

— На сайте американских госзакупок, а затем в проекте бюджета НАСА на 2020-й финансовый год сообщалось, что США планируют закупить два места в кораблях "Союз" для доставки своих астронавтов на МКС в 2019 и 2020 годах. В каком состоянии переговоры?
— С нами разговоры велись, идет процедура согласования документов.

— Если американцы продолжат летать на наших кораблях, соответственно, мы будем летать на их. Когда первый российский космонавт полетит на американском частном космическом корабле Dragon-2 или Starliner?
— Когда это будет безопасно. Для того чтобы мы допустили нашего человека в их корабль, должно быть доказано, что полеты в них безопасны. Пока вопросов к компаниям Boeing и SpaceX много даже со стороны НАСА. Недавно SpaceX провела беспилотный испытательный полет своего корабля, но еще требуются испытания системы аварийного спасения. После этого результаты тестовых испытаний будут рассматриваться в НАСА, потом НАСА поделится с нами. Самый вероятный сценарий такой: состоятся тестовые полеты, в которых будут принимать участие американские астронавты, потом начнутся длительные миссии с подтверждением работоспособности кораблей и когда станет понятно, что они надежны, мы пойдем на такой обмен членами экипажа – они будут летать на наших кораблях, мы — на их.

— Насколько американская сторона охотно делится с нами информацией о частных космических кораблях, ведь там их ноу-хау?
— Конечно, имеются свои ограничения, и не только между нами и американцами, но и между частными компаниями и НАСА. Действительно, это дополнительная трудность, но НАСА постепенно решает возникающие вопросы.
Напомню, что такая ситуация возникает не в первый раз. Когда я в 1990-х годах приехал на подготовку в США для полета на шаттле, многие американцы, с которыми у меня сложились дружеские отношения и которые родились еще во время холодной войны, говорили, что для них было очень странно видеть российских специалистов там, куда без пропуска не пускали даже американских граждан. Для многих подобное сотрудничество тогда было культурным шоком. Мы его преодолели, и уверен, справимся с новыми трудностями.

— Ранее Роскосмос сообщал, что ведутся переговоры с Бахрейном по пилотируемой тематике. Когда возможен полет в космос гражданина этой страны?
— С ними обсуждался вопрос об участии в специализированной миссии ОАЭ. Бахрейн рассматривался как один из возможных заказчиков второго места в корабле "Союз" вместе с ОАЭ. Принципиально выражена заинтересованность в этом проекте, но они ждут результата полета гражданина ОАЭ в 2019 году, прежде чем приступать к следующему этапу переговоров.

— В Роскосмосе идет подготовка документов перед началом нового отбора в отряд космонавтов. Когда о нем будет объявлено официально?
— Сейчас Центр подготовки космонавтов готовится запустить процедуру отбора. Требуется оформление необходимых документов. Если раньше от нас требовали выбрать кандидатов в короткие сроки, из-за чего в 2012 году и в 2017-м пришлось продлевать отбор, поскольку мы не укладывались в отведенные сроки, то в этот раз, чтобы не устраивать спешки, чтобы люди могли собрать необходимые документы, а комиссия их обработать, мы решили начать отбор раньше и продлить его по срокам, дать возможность принять участие более широкому кругу людей. Планируем, что отбор начнется весной. К тренировкам отобранные кандидаты приступят через два года.

— Сколько человек планируется набрать в этот раз?
— Мы не оценивали точно, поскольку цифры уточняются к концу набора и связаны как с перспективами пилотируемой программы, так и с фактическим выбытием действующих космонавтов из отряда. Резонная группа для набора, как я думаю, 4-6 человек.

— Почему так часто начали проводить наборы в отряд? Предыдущий был в 2018 году, до этого в 2012 году.
— Мы сейчас говорим, что отбор продлится два, а может быть, три года. Нет смысла проводить отбор редко, но набирать много людей, часть из которых начнет летать раньше, часть позже, ожидая своей очереди. Чтобы такого не было, лучше взять группу поменьше, а потом отобрать следующую группу.

— Сейчас российский экипаж на МКС работает в сокращенном с трех до двух человек составе. Когда его увеличат?
— С приходом многофункционального лабораторного модуля "Наука".

— Его запуск планируется в 2020 году, но в экипажах кораблей "Союз", которые назначены на подготовку для полетов в следующем году, только по два россиянина.
— Программа полетов будет корректироваться. Пока утверждена пилотируемая программа на 2019 год. Если сейчас у нас по одному человеку в экипаже каждого "Союза", то со следующего года по два. В определенный момент перейдем на трех космонавтов. Два члена экипажа "Союза" при определенном графике пересменки экипажей позволяют нам с начала следующего года начать переходить на троих членов экипажа. Не сразу, конечно, со временем.

— Из-за сокращения российских членов экипажа научная отдача снизилась в пять раз. Это так?
— Нет. Научная отдача снизилась не из-за того, что сократилось количество людей, а из-за отсутствия МЛМ возникла необходимость сокращения российского экипажа на станции. Да, времени, которое используется для научных экспериментов, стало меньше, но оборудование не прилетело, которое должно было прилететь. Сейчас промышленность прилагает серьезные усилия, чтобы МЛМ все-таки улетел. Это многострадальный модуль. У меня душа болит за него.

— Действительно ли техническое состояние МКС таково, что уже через год-два, если не увеличить количество членов российского экипажа до трех, два российских космонавта будут тратить на обслуживание систем практически все свое рабочее время?
— Системы станции обновляются. Каким-нибудь насосам, которые там стоят, не нужно каждый день подкручивать гайки. После выхода старого оборудования из строя оно заменяется на новое, просто старой модели. Неправильно говорить, что катастрофически увеличивается время работы космонавтов по обслуживанию систем станции. Да, действительно такая тенденция есть, но она не такая катастрофическая.

— Что с МЛМ? В связи с заменой старых баков, в которых не удается убрать загрязнение, его придется как-то по-другому запускать к МКС?
— Решение о замене баков еще не принято, оно обсуждается. Это один из рассматриваемых вариантов.

— Сейчас эксплуатация МКС рассчитана до 2024 года. Что дальше? Мы будем выступать за продление работы станции?
— Рассматриваются варианты дальнейшего использования станции, за продление выступают наши международные партнеры, это обсуждается у нас. Мы видим много положительного в том, чтобы продолжить эксплуатацию станции, потому что в создание орбитальной инфраструктуры было вложено многое. К тому же наши новые модули задерживаются, поэтому, потратив столько сил и времени, бросать все и создавать новую станцию не очень целесообразно.

— Когда Роскосмос выйдет в правительство с предложением продлить работу российского сегмента?
— Срок я не скажу. Такие предложения формируются, они требуют определенного обоснования, в том числе и технического плана, что станция работоспособна.

— В августе к МКС планируется запуск беспилотного "Союза" с роботом "Федором" внутри. Какие задачи стоят перед этим запуском?
— Перед беспилотным запуском стоит задача проверки связки ракеты "Союз-2.1а" и системы аварийного спасения с пилотируемым кораблем. С грузовым кораблем ракета уже летала.
Что касается "Федора", то это будет космический эксперимент. За него отвечает РКК "Энергия. Пока обоснование целесообразности эксперимента не завершено. У нас существует координационный научно-технический совет, который должен утвердить или не утвердить этот эксперимент. Если ученые скажут, что полет "Федора" целесообразен, то он полетит. Программа полета сейчас формируется, специалисты РКК "Энергия" смотрят, какие задачи может выполнить робот во время эксперимента.

— Учитывая, что к МКС отправляется целый корабль без экипажа, планируется ли его использовать для доставки грузов? Что он вернет со станции?
— Он будет использован как обычный транспортный корабль для доставки грузов на станцию. На Землю он вернет то, что потребуется программой полета. Специалисты определят, что конкретно. Появление возможности возвращения большого количества грузов со станции имеет две стороны медали. С одной стороны, мы всегда страдали от ограничений по возвращению полезного груза, с другой стороны, система построена так, чтобы минимизировать этот возврат. Мы и так возвращаем каждый раз около 70 килограммов груза в "Союзе", если появилась возможность вернуть 270 килограммов, то это хорошо.

— Ранее РКК "Энергия" предлагала создать специальный грузовозвращаемый "Союз" для возвращения большого количества грузов на Землю. Появится ли такой корабль?
— Предложения делали, но обоснований под них нет. Сейчас, с развитием технологий, необходимость возврата грузов становится меньше. Если раньше мы проводили эксперименты и по их завершении возвращали большие кассеты с результатами на Землю, пленку, записи, то сейчас результаты исследований обрабатываются на борту и информация передается на Землю в цифровом виде.

— Кстати, о цифровой связи. В ближайшее время должна заработать круглосуточная система связи с МКС через спутники системы "Луч". Когда это произойдет?
— В ближайшее время. Систему мы ждем давно. Тесты оборудования уже проведены.

— Если говорить о перспективах, будет ли Россия участвовать в создании окололунной станции Gateway?
— О своем участии мы заявили в Австралии два года назад. Свое участие мы продолжаем, но какие формы примет участие, будет определяться позже.

— Много раз Роскосмос заявлял, что участвовать в создании этой станции не очень целесообразно.
— Есть понимание, что на разных этапах исследования и освоения Луны есть смысл двигаться вместе с США. Но раньше мы говорили, что имеет смысл сотрудничество по Gateway, если сохраняется консенсус как в проекте МКС, насколько удастся сохранить этот процесс сейчас, не понятно.

— Экс-директор РКК "Энергия" Сергей Романов ранее заявлял, что космический корабль "Федерация" будет готов к доставке на Байконур в 2024 году, хотя предприятие старается выполнить все работы к установленному сроку запуска – в 2022 году. Насколько серьезна ситуация с "Федерацией"?
— Пока нам РКК "Энергия" подтверждает, что в 2022 году они обеспечат нам беспилотный запуск.

— Это будет полноценный корабль или макет?
— Есть отдельные люди, которые говорят о запуске макетов, но у нас РКК "Энергия" все-таки не макетостроительная фирма, она создает космические корабли. Деревянный макет в космос не запустишь. В космос отправится полноценный корабль. Может быть, у него будет ограниченный функционал, что вполне естественно для беспилотного полета, когда нам не нужны все системы жизнеобеспечения, но все, что требует испытаний, на нем будет установлено.

— Что будет с "Федерацией" с 2024 года, когда в рамках летных испытаний планируется пилотируемый полет к МКС с экипажем для завершения летных испытаний, по 2028 год, когда должна появиться ракета для отправки корабля к Луне? Он будет стоять в ангаре и покрываться пылью?
— Программа, которая у нас сейчас утверждена, предусматривает беспилотный полет в 2022 году, затем беспилотный полет к МКС, пилотируемый полет к МКС в 2024 году. Этой отработкой заканчивается существующая федеральная космическая программа. Испытания могут продолжаться и дальше. Надо убедиться, что по итогам испытаний не потребуются доработки, которые потребуют новых полетов. Корабль не предназначен для регулярных полетов на низкую околоземную орбиту, хотя туда он может летать тоже, но скорее в рамках испытаний, потому что ее полет более дорогой, чем полет корабля "Союз".
Кроме того, если помните, изначально "Федерация" планировалась для полета на "Ангаре", а не "Союзе-5". Не исключено, что в будущем и "Ангара" все же будет адаптирована для запуска этого пилотируемого корабля.

— Если "Федерация" предназначена для полетов к Луне и в дальний космос, будет ли в этой связи создаваться лунная модификация корабля "Союз"?
— Обсуждения идут. Вопрос о целесообразности стоит в полный рост. Есть соображения за, есть – против.

— И когда можно ожидать результатов? Ведь разработка такой модификации требует дополнительного финансирования, внесения изменений в федеральную космическую программу.
— Если появится допфинансирование, тут варианты: направить его на создание нового корабля или модификацию старого. Мнение за модификацию заключается в том, что мы повышаем надежность, мнение за разработку нового, что мы не стоим на месте.

— С точки зрения повышения надежности старой техники, какие меры, помимо установки камер наблюдения, предпримут на Байконуре, чтобы предотвратить повреждение датчика при сборке ракет "Союз", как в случае с ситуацией, приведшей к аварии ракеты "Союз-ФГ" в октябре 2018 года?
— Комиссия разработала перечень мероприятий, которые должны предотвратить повреждение механического штыря. Кроме того, на будущее планируется формирование дублирующей команды отделения бокового блока. То есть если не пройдет команда с датчика, чтобы она выдавалась через другие каналы.

— Виновного нашли?
— Конкретного человека не искали. Виновного бы искали, если бы это было сделано по разгильдяйству или намеренно. Здесь никакого умысла не видно, сборщику было не очень удобно проводить работы. Сейчас комиссия изменила методику сборки таким образом, чтобы не допустить повторения возникшей ситуации, ввела дополнительный контроль, чтобы один сотрудник выполнял работу, второй помогал, третий контролировал.

— Что с расследованием отверстия в корабле "Союз МС-09"?
— У меня новой информации нет. Был проведен выход космонавтов в открытый космос, взяты образцы герметика на анализ.

— Что дали пробы?
— Новых результатов не появилось. Комиссия работает.

— Недавно сообщалось, что на МКС в рамках расследования проведут эксперимент по сверлению бруска металла в том месте, где находилось отверстие, чтобы понять, как распределяется металлическая пыль по кораблю.
— Пока это на уровне разговоров. Обсуждаются возможные варианты. Но нужно обоснование такого эксперимента.

2

https://www.roscosmos.ru/26273/

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин: «На появление нового поколения космической техники у нас есть от силы 3,5 года»

Комсомольская правда

Александр Милкус
https://www. kp. ru/best/msk/dmitrij-rogozin-v-kp/
Накануне Дня космонавтики обозреватель «Комсомолки» Александр Милкус пригласил на Радио «КП» главного по космосу в нашей стране

О чем мы говорили с Дмитрием Рогозиным:
1. Про состояние космонавтики
2. МКС — платформа для испытаний спутников
3. Новая американская экспедиция на Луну выгодна военным
4. Полетим на «американцах»?
5. Уйдет ли Россия с Байконура?
6. Сын Рогозина
7. Про телефон доверия

1. Про состояние космонавтики

— Дмитрий Олегович, давайте сразу к делу. Как вы оцениваете сегодняшнее состояние отечественной космонавтики? И условимся — говорим мы сегодня про гражданский космос...

— Разное состояние, — вздохнул Рогозин. — Какие-то предприятия на высоте и не просто конкурентоспособны, они - лучшие в мире. Например, наше ракетное двигателестроение. До сих пор, несмотря на тяжелейшие и все время нарастающие санкции против нашей страны, сокращение возможностей по высокотехнологичному экспорту, американцы, тем не менее, закупают наши ракетные двигатели. Это и РД-180 для ракет-носителей Atlas, и это РД-181 для ракеты Antares.

— На Atlas, а по сути, на наших двигателях должен полететь новый американский пилотируемый корабль Starliner...

— 85 успешных пусков ракет Atlas — великолепная статистика.

Но проблема в том, что далеко не все предприятия Роскосмоса в таком состоянии. Очень неровное положение у предприятий. Кто-то стабильно и уверенно стоит на ногах, кто-то себя чувствует средненько, кому-то точно надо помогать...

И задача новой администрации Роскосмоса, которая сформировалась в прошлом году, удержать системообразующее предприятия отрасли от сползания в банкротство.

— Это вы про центр Хруничева?

— Да. Мы не имели ни морального, ни какого бы то ни было иного права остановить производство тяжелых ракет на этом предприятии. Здесь же у нас должна выпускаться новая ракета «Ангара». В этом году должен состояться ее пуск.

Мы приняли решения по развитию предприятия. Центр Хруничева уже себя чувствует намного спокойнее.

— Знаете, рассказы о сложном положении ключевых предприятий отрасли я слышу не первый год. Сейчас вы отвечаете за наш космос. Когда, по-вашему, вы сможете сказать: моя основная миссия, как кризисного менеджера, выполнена, костяк космических предприятий в хорошем состоянии?

— Я могу сказать когда. Если говорить про финансово-экономическое состояние, думаю, года три необходимо. Если говорить о переходе на новую ракетно-космическую технику, то он начнется в 2022 году.

— Это тоже 3-4 года.

— Да, 3,5 года. Мы должны испытать новый пилотируемый корабль, который вообще-то должен был появиться намного раньше. А появится он в 2022 году. И носитель для него — новая ракета, которой пока еще нет, «Союз-5» будет к этому времени. Мы сейчас разгоняем по всей кооперации первые деньги, работа началась.

Произойдет переход на ракеты «Ангара», постепенный отказ от «Протонов». И многое-многое другое.

По сути дела, 2022 год — это наш рубеж.

— То есть, можно будет сказать, скоро начнется новый этап отечественной космонавтики?

— Конечно. Более того, вопрос не только в железе. Переход на новую технику означает формирование нового класса конструкторов, инженеров, технологов и высококвалифицированных рабочих. Будет происходить мощная смена поколений. И здесь особое внимание я и мои коллеги уделяют подготовке кадров.

Страна долго летала на технике, которая была создана в предыдущие годы. Ведущие КБ, инженерный класс «Роскосмоса» занимался модернизацией существующей техники. А новые ракеты, корабли, двигатели — это шанс молодым конструкторам и инженерам проявить себя, сформировать из своего состава новых Королевых, Челомеев, Янгелей.

— Вот как раз про молодежь и центр Хруничева. Я много читал о том, что Роскосмос, вместо того, чтобы вкладывать деньги в отрасль, собирается строить небоскреб в виде ракеты на землях завода имени Хруничева... Как я понимаю, история далеко не про это...

— Роскосмос нашел вариант, при котором, благодаря тесному сотрудничеству с правительством Москвы, мы вкладываем деньги исключительно в сохранение и в развитие московского ракетного завода. Раньше предполагалось, что все производство центра Хруничева должно было переехать в Омск. Хотя было понятно, что москвичи вряд ли в Сибирь поедут. Такое решение могло привести к фактической гибели КБ «Салют», которое работает в структуре центра Хруничева. Поэтому был разработан план по сохранению космического производства в Москве.

Безусловно, «Ангара» будет серийно выпускаться в Омске. И это правильно, потому что это ближе к космодрому Восточный.

Но в Москве остается опытное производство, остаются компетенции, которые связаны с созданием ракеты сверхтяжелого класса, ее третьей водородной ступени.

Была найдена формула, при которой создаются совместные предприятия между центром Хруничева и одним из столичных предприятий, которое определит московское правительство. Москва выделяет 25 млрд. рублей, но не Роскосмосу, а на создание Национального космического центра. Он расположится на площади 250 000 кв. м. В это предприятие Роскосмос входит своим заводом, территорией, которая сегодня напоминает некоторые кадры из фильма «Сталкер». На площадях, которые высвобождаются — а это около 90 гектаров — Москва совместно с Роскосмосом будет размещать московские же предприятия, которые не входят в состав Роскосмоса, но связаны с высокими технологиями. Появятся технопарки тех, кто производит микроэлектронику, композитные материалы, новые сплавы. Там же будут базовые кафедры московского госуниверситета, МВТУ им. Баумана, Московского авиационного института и других вузов-доноров. Студенты смогут не просто обучаться, а получат доступ на опытные производства центра Хруничева и в другие современные технологические компании. Роскосмос вкладывается только в покупку новых станков, нового оборудования для центра Хруничева.

— Это тоже за 3,5 года?!

— Мы с Сергеем Семеновичем Собяниным уже первые документы подписали. Надеюсь, в ближайшее время соберемся с ним, чтобы распределить зоны ответственности. Я знаю, что архитекторы Москвы уже приступили к проекту, первые деньги на него выделили...

Москве выгодно, чтобы появился инженерно-конструкторский, аэрокосмический квартал. Это — налоги, новые рабочие места, это изменение облика Москвы. Планируется, что в Национальном космическом центре будут заняты 20 тысяч человек. Из них 8 тысяч это хруничевцы, они останутся на своей площадке, но переедут в современные здания. Еще 12 тысяч человек — сотрудники технопарков. Семья Роскосмоса будет находиться в одном месте. В современных помещениях разместятся десятки тысяч интеллектуалов, инженеров, молодых конструкторов и квалифицированных рабочих!

— И все-таки — неужели в такие короткие сроки?

— Надеюсь. Архитекторы, конструкторы и строители нам действительно называют срок — от 3 до 3,5 лет.

2. МКС — платформа для испытаний спутников

— Дмитрий Олегович, у нас долго не было запусков научных спутников. Потом на орбиту вышел один — обсерватория «Радиоастрон». И вот теперь ждет запуска новая техника — «Спектр-РГ»...

— О, чего я только не читал — мол, «Спектр Р» (он же «Радиоастрон» — А. М.) не выходит на связь, все пропало... Да у него ресурс был 3 года! Но благодаря техническим решениям, которые были заложены в эту машину, она проработала в 2,5 раза дольше положенного... Ученые еще несколько лет будут обрабатывать результаты работы этого космического аппарата.

А мы через несколько месяцев запускаем ему на смену новую машину — «Спектр-РГ». Я спрашивал у руководства совета по космосу РАН, у академика Зеленого, сколько нобелевских премий мы сможем с этого получить? Он утверждает, что несколько получим.

— Вы, еще когда были вице-премьером, говорили о том, что нужно более эффективно проводить научные эксперименты на МКС. И вот недавно на станции был проведен уникальный эксперимент по 3D печати живых клеток. А что еще изменится?

— Еще на прошлой работе я задумывался — а чем занимается космонавт на орбите? Я стал активно этой темой интересоваться. Так вот, всего за 20 лет существования МКС российскими космонавтами было проведено 176 экспериментов. Научная значимость у них есть. Но не скажу, что это была абсолютно эффективная работа. Космонавты настаивают на том, что хотят заниматься перспективными, прорывными вещами.

Поэтому сейчас мы пересмотрели подход к работе экипажа МКС и эксплуатации станции как таковой.

Мы будем активно задействовать не только ее внутренние рабочие помещения, но и внешний борт. На внешнем борту на новых модулях, которые готовятся к отправке, а это многофункциональный лабораторный модуль (МЛМ) и научно-энергетический модуль (НЭМ), мы планируем установить специальную платформу, к которой будет крепиться научное оборудование. Это будут и метеоаппараты, и аппараты дистанционного зондирования земли, и всевозможные ретрансляторы. Экипаж превращается не просто в летающих внутри станции специалистов. Он будет представлен инженерами, которые станут следить за работоспособностью аппаратуры, установленной снаружи.

— А зачем?

— Объясняю. Когда отправляли космические аппараты на орбиту, бывало, что они вдруг прекращали работу. Что произошло? Как проверить? Никак. Поэтому все новые решения по электропитанию, по ретрансляции, по каким-то приборам я предложил сначала отправлять к МКС, вешать на внешний борт. Космонавты выходят в космос, смотрят, как работает аппаратура. После излечения «детских болезней» аппараты будут отправляться на соответствующие орбиты. Не исключаю я и того, что протестированные на внешнем борту МКС их прототипы также за счет электро двигательных силовых установок смогут быть отправлены на доступные орбиты.

— С высоты МКС — а это около 400 км — на геостационарную орбиту в 36 тысяч км?

— Это зависит от двигателя. Электро ракетные двигатели могут поднять, да. За несколько месяцев дойдет своим ходом до любой орбиты.

— То есть, МКС — тестовая лаборатория?

— Конечно! Лаборатория для отработки самых современных спутниковых технологий. И второе — это платформа, чтобы наблюдать за Землей. На высоте в два раза меньше, чем, та, на которой обычно работают спутники дистанционного зондирования Земли.

Поясню. Если спутник повесить на высоту 350 километров, то наша Земля его будет притягивать и он в итоге рухнет в атмосферу. Либо на нем надо ставить дополнительное оборудование, которое каждый раз будет корректировать его орбиту.

Поэтому обычно космические аппараты дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), которые проводят высокоточное, высокодетальное фотографирование, поднимают на высоту от 700 км.

— Это те аппараты, которые вы как-то назвали «Государево око»?

— Да-да. У нас сейчас 11 таких аппаратов. Так вот, на одном из модулей МКС устанавливается платформа, на которой закреплены аппараты ДЗЗ. Станция сама удерживает необходимую орбиту. Нет расхода топлива.

— А почему раньше не догадались так делать?

— Не знаю, почему. Вот пришел новый руководитель Роскосмоса и сказал запатентовать идею... — смеется Рогозин.

— И когда это будет реализовано?

— Я дал поручение установить такого рода платформу на МЛМ. На той стороне, которая обращена к Земле. Получается, аппараты будут на высоте от 2 до 3 раз ближе к Земле, чем обычно. Соответственно, аппаратура будет видеть намного лучше. Мы получаем уникальную космическую съемку.

3. Новая американская экспедиция на Луну выгодна военным

— А что многофункциональный лабораторный модуль все-таки полетит? Он уже лет двадцать создается...

— Тема, правда, сложная. 18 лет назад фактически он был сделан. Один раз его пытались отправить, второй раз пытались... На самом деле что такое МЛМ? Это точная копия модуля «Заря», который давно летает в космосе. Это основной модуль, где работают наши космонавты. Он тоже имеет корни в советском времени.

Модуль этот не должным образом какое-то время хранился в центре Хруничева. При испытаниях, которые мы начали летом прошлого года, были обнаружены проблемы с баками для топлива, которые обеспечивают вместе с двигателем подход модуля к станции, мягкое сцепление. Что это за брак, когда он возник? Найти людей, которые за это дело отвечали, хотелось бы, конечно, но...

Короче, решение принято — поменять эти штатные баки МЛМ на баки, которые используются в разгонном блоке «Фрегат».

Мы давно не запускали такие тяжелые конструкции под 20 тонн. Надо конструкцию подвести к 400-тонной МКС — это филигранная работа, которая предстоит РКК «Энергия» и всем нашим специалистам. В августе мы перевозим МЛМ из центра Хруничева в РКК «Энергия». Там его доведут до ума, проведут все необходимые испытания, после чего он будет отправлен на Байконур. Если все будет нормально, то в июле 2020 года мы планируем его запустить. Это крайне важно. Позже нельзя. Потому что позже заканчивается ресурс двигателей, приборов...

— А зачем запускать аппаратуру, у которой заканчивается ресурс?

— Ресурс заканчивается для наземной отработки. В космосе хватит его еще на 10 лет хватит.

— Может, не рисковать?

— Можно, конечно, все это отправить в металлолом. Но, во-первых, тогда надо пересажать несколько десятков человек, которые должны ответить за то, что произошло...

— Может, ответить они должны в любом случае?

— Да. Но у них есть шансы успешно провести эту операцию.

Во-вторых, мы не сможем расширить наше рабочее пространство на МКС. А это крайне важно. Для сравнения. Американская часть МКС — 400 тонн, российская — 40 тонн. В 10 раз меньше.

МЛМ — это первый шаг. Второй шаг — в 2021 году отправка так называемого узлового модуля, такой шарик для стыковки с кораблями — грузовыми, пилотируемыми. И третий шаг — это 2022 год — отправка нового научно-энергетического модуля.

Система жизнедеятельности станции находится в нашей части МКС, но энергетика в основном американская. Мы не должны зависеть от американцев, соответственно, мы должны полностью обеспечит энергетикой себя и наших будущих международных партнеров.

— Партнеров? Это не нынешние партнеры по МКС?

— Многие страны сейчас рвутся в космос. Индия. Объединенные Арабские Эмираты... Египет интересуется. У американцев сейчас политическая задача — высадить снова человека на Луну. Хотя я не очень понимаю, если они там были, зачем снова? Повторить подвиг 50-летней давности? В чем прибавленная стоимость? Мы же понимаем, что и в прошлые десятилетия, и сейчас часто такого рода операции в космосе являются некоей ширмой для проведения неких недекларируемых операций. Космос бывает не только гражданским.

— То есть, вы считаете, у США есть какие-то военные интересы на Луне?

— Не думаю, что есть военные интересы на Луне. Хотя не исключаю, например, некие эксперименты, которые там могут проводиться в условиях повышенной радиации, в условиях малой гравитации — могут представлять интерес и для военных.

Я думаю о другом. Такого рода работы создают огромное количество сопутствующих технологий. А вот эти сопутствующие технологии можно использовать в военных целях. «Буран» мы тоже создавали в общем-то под советскую военную программу...

— Ну а мы пока будем топтаться на низкой околоземной орбите...

— Станция на околоземной орбите тоже крайне важна. Это полигон для новых экспериментов, которые сейчас должны быть подчинены одной главной идее — созданию технологий пребывания человека вдали от Земли.

— То есть, базы на Луне и на Марсе?

— Нам необходимо отработать технологии, которые позволят обеспечивать полноценную работу человека без постоянной подпитки со стороны Земли, как сейчас происходит. Надо сделать так, чтобы была как можно более высокая регенерация всего того, что потребно на дальней орбите. Начиная от возможности на 3D принтерах выращивать какие-то детали в случае, если что-то сломалось на станции, выращивать продукты питания, регенерировать воздух, воду...

— Если я правильно понял, вы говорили о том, что Россия готова эксплуатировать МКС после 2025 года, когда американцы перестанут ее финансировать. Как это может быть, если эти системы связаны? Мы не можем отделить наш модуль и работать на нем отдельно.

— Во-первых, если понадобится, это физически можно сделать. Специалисты утверждают, что российский сегмент абсолютно независим от американского. Зависимость в энергетике будет снята в 2022 году.

— То есть, если НЭМ будет пристыкован, у нас проблем не будет?

— Никаких. Конечно, потребуются средства на содержание, на полеты кораблей — пилотируемых, транспортных — но если мы грамотно построим наше международное космическое сотрудничество и привлечем другие страны, которые заинтересованы в пилотируемой космонавтике, то это все будет компенсировано...

— Но американцы же не пустят в свой сегмент.

— Мы сейчас с вами обсуждаем вопрос возможной автономизации российского сегмента. Но мои переговоры с руководством НАСА говорят о том, что насовцы сами-то не хотели бы прекращения работы станции. Там есть определенное политическое давление. Но профессионалы, которые занимаются космосом, прекрасно понимают потребность друг в друге. И я сам являюсь горячим сторонником международного сотрудничества, в том числе, и с американцами, поскольку страна большая, высокотехнологичная, и они для нас могли бы быть хорошими партнерами. Тем более, что отношения личные и профессиональные на рабочем уровне, между Роскосмосом и НАСА — великолепные. Кстати, американцы то же самое говорят про наши отношения.

4. Полетим на «американцах»?

— Россия на американских астронавтов заработала 3 млрд. долларов за счет того, что возила их на «Союзах» на МКС. Это большие деньги. Полетит пилотируемый корабль Илона Маска, полетит корабль Boeing. И у нас образуется серьезная брешь в бюджете. Это правда?

— Слушайте, деньги, безусловно, корпорация должна зарабатывать везде, где это возможно. На коммерциализации космических услуг, на наших ракетах, на наших кораблях... Это хорошее дело. Если эти деньги правильно расходуются. Я не очень уверен, что деньги, которые зарабатывала РКК «Энергия» на полетах астронавтов, были израсходованы эффективно. Если бы они были эффективно израсходованы, то, наверное, мы бы сейчас уже имели новый пилотируемый корабль.

— Так они еще и туристов у нас переманят. У нас в корабле три кресла, а у них — 7. И корабль просторнее, посовременнее выглядит.

— И что дальше-то? Зато каждое кресло там стоит в два раза дороже, чем на «Союзе». Если они хотят развивать космический туризм, то они должны понимать, что туристам должны заплатить в два раза больше, чем они за такой же полет на МКС могут заплатить Роскосмосу.

— Получается, если, как вы говорили, наши космонавты будут летать на американских кораблях, мы тоже будем вынуждены платить НАСА за «извоз»?

— Это не наше предложение. Мы общались с нашими насовскими коллегами и Билл Герстенмайер, отвечающий в агентстве за пилотируемую программу, сказал, что после того, как они квалифицируют для полетов свои корабли, они готовы пригласить российских космонавтов на них летать. Но не за деньги, а на условиях так называемого безфинансового бартера — то есть баш на баш.

— А зачем им это?

— Для них важно подчеркнуть, что Россия готова отправлять своих сыновей и дочерей на их кораблях. Это говорит о международной сертификации этих кораблей. Мы же тоже не отправим на непроверенном корабле своих граждан... Конечно, их кресла будут стоить намного дороже, чем наши, но, видимо, политическая задача настолько важна для них, что они готовы делать это...

Я в профессиональном плане желаю, безусловно, американцам завершить успешно эти испытания. Для нас это тоже важно, чтобы были резервные транспортные системы и к МКС, и в будущем к Луне.

5. Уйдет ли Россия с Байконура?

— Полет нового пилотируемого корабля на ракете «Союз-5» у нас планируется с Байконура. Зачем мы строим на территории другого государства систему для новых пилотируемых полетов? В городе Байконур уже около 70% — граждане Казахстана. Я не знаю, какой квалификации рабочая сила, которая там осталась, многие наши инженеры и военные переехали в Россию...

— Я бы не поддавался таким паническим настроениям в отношении Байконура. Огромные деньги были вложены в этот космодром Советским Союзом. Как так — взять и оттуда убежать?! Хотя относительно данного решения... Я не принимал в нем участие. Я всегда являлся сторонником того, чтобы все стартовые позиции всех существующих и перспективных ракет находились на национальной территории.

Другое дело, что это вовсе не исключает, что они могут находиться и за пределами, да. Например, у нас во французской Гвиане есть стартовая позиция для ракеты «Союз».

— Это она у Французского космического агентства есть.

— Да, но космодром построен по нашему дизайну и ракета сделана нами.

Проблема Байконура состоит в том, что крайне сложно поддерживать на территории дружественного, но другого государства необходимое количество и инженеров, и конструкторов, высокий уровень качества сборки и обслуживания ракетно-космической техники. Тем более, что у нас постепенно один за другим выводятся из эксплуатации стартовые столы. В 2019 году будет законсервирован легендарный гагаринский старт.

Потому что с него летает ракета «Союз ФГ» с украинской системой управления и у нас остались считанные эти ракеты. Мы вот их достреляем до конца года и дальше мы должны будет перейти на 31-ую площадку, где пускаем ракету «Союз-2.1а». После испытательного пуска пилотируемого корабля без экипажа в августе, мы начнем пуски космонавтов оттуда. 31-ая площадка тоже не самая свежая, между нами, говоря.

Пилотируемый космос, если у нас не появится ничего другого, будет полностью зависеть от нормального технического состояния только одного стартового стола. И да — на Байконуре.
На Восточном стартовый стол прекрасный, великолепный технический комплекс, там очень удобно работать, это самый современный космодром в мире, но он не под пилотируемые пуски.

Что касается «Союз-5». Мы исходим из того, что Российская Федерация арендует космодром Байконур для запусков своих ракет. Мы — Казахстан и Россия — договорились вместе реализовать проект Байтерек. Смысл его в том, что Казахстан вкладывается своими деньгами в реконструкцию бывшего зенитовского старта под создание стартового стола для нашей новой ракеты «Союз-5». Мы же делаем ракету. Они должны вложить 314 млн. долларов. Казахстанский вклад — около 25% стоимости всего проекта.

Почему выбрали Байконур? Сторонники этой идеи считали и, наверное, есть правда в их словах, что там все «намолено». То есть, там есть вся инфраструктура под пилотируемые пуски, под работу с экипажами, есть понятные поля падения, которые согласованы с казахстанской стороной. Есть отработка по всему маршруту спасательных служб.

— Казахстан, я слышал, еще ни доллара, ни тенге не вложил..

— Я надеюсь, что мы не столкнемся с ситуацией, когда Россия будет иметь ракету, а стартовый стол, с которого нужно будет ее запускать, будет отсутствовать. Сейчас идут интенсивные переговоры и между нашими лидерами, и на уровне космических ведомств. Уверен, что мы с дружественным Казахстаном обо всем договоримся.

6. Сын Рогозина

— Скажите, наверное, тяжело вашему сыну. На днях состоялся первый полет военно-транспортного самолета Ил-112В, созданным в Авиационном комплексе им. Ильюшина, которым руководит Алексей Рогозин. А в прессе его обычно называют — «сын Рогозина»? (Когда готовился этот материал, стало известно, что Алексей Рогозин оставил пост генерального директора концерна «Ил» в связи с переходом на другую работу — прим. ред.)

— Я тоже был «сыном Рогозина» когда-то. У меня отец был очень уважаемый человек в министерстве обороны. Доктор технических наук, лауреат всевозможных премий, генерал-лейтенант. Это главный мой учитель в жизни. И я отцу всегда подражал и одновременно с ним конфликтовал, как парень, как пацан.

— Самоутвердиться хотелось?

— Конечно. Я выписывал, помню, с первого класса журналы «Авиация и космонавтика», «Крылья Родины», «Наука и техника». Потом, лет в 16, стал еще журнал «Юность» выписывать, даже чего-то публиковал в нем. Тем не менее, от отца — а он боевой летчик, в 14 лет юнгой, добровольцем, форсировал Днепр в Смоленске — я попытался оторваться. Попытался уйти в гуманитарии. Он меня отчитывал: — ты что, куда ты пошел, у нас же все Рогозины инженеры, военные... Действительно, дед мой был преподавателем московского авиационного института, сестра закончила МАИ, отец тоже иногда преподавал, докторскую там защищал. Мой прадед был один из первых русских военных летчиков, друг Нестерова, они вместе заканчивали летную школу, воевал в первую мировую войну. Его отец тоже был царским генералом. А я один «отщепенец». Но судьба, она же с чувством юмора — так аккуратненько меня сначала через Думу, через политику, потом через постпреда России при НАТО, прибила к родному берегу.

— То есть, вы чувствуете, что вы дома сейчас?

— Я чувствую себя абсолютно комфортно. Я предан этой отрасли, и я сделаю все, что зависит от меня, для ее успеха. И я в ней разбираюсь. Первую докторскую я защищал по философии, но вторую — по техническим наукам. С огромной любовью к тому делу, чем я занимаюсь.

Поэтому, когда вы говорите — сына называют «сыном Рогозина» — и я был сыном того самого Рогозина. Олега Константиновича.

— А как он к этом относится?

— Мы с ним это обсуждаем, смеемся... Я говорю — ну, потерпи, потом твоего сына будут называть "сыном Рогозина«...Это хорошо, когда ты чего-то добиваешься... Про меня тоже говорили — генеральский сынок. Но мне отец никогда ни в чем не помогал. Кроме одного. Он мне передавал знания и любовь к делу и к Родине.

— Алексею-то вы, наверное, помогли...

— Алексею я помогал тем же самым, прежде всего. Он закончил университет. Потом, когда я уехал в Брюссель работать постпредом России при НАТО, он вместе со своими молодыми друзьями и конструкторами создал первый частный оружейный завод «Орсис». Сейчас это лучшие снайперские винтовки, в ФСБ уже второй или третий год подряд выигрывают чемпионаты мира по снайперской стрельбе этими винтовками. У нас никогда, кроме СВД, ничего хорошего не было в плане снайперского оружия. А они сделали. На голом месте, с нуля.

— Да, тут папа бы не помог никак.

— Я в этом и не очень-то понимаю. Потом он уехал в Тульскую область на Алексинский химический завод и решил делать там карьеру... Вы бы видели этот «убитый» завод! Полез со своей командой в подвал, где застывала взрывчатка. Парни в течение нескольких суток в октябре ведрами вынимали эту взрывчатку. Потому что спасатели туда не пошли... Алексей Дюмин, губернатор Тульской области, когда узнал эту историю, сказал — за это парню орден надо давать!

— А зачем ее надо было вынимать-то?

— Потому что завод бы взорвался и город взорвался...

А я сидел с женой молились, чтобы ничего не произошло... После этого коллектив завода за него двумя руками. Он сделал образцовое предприятие, которое сейчас нормально зарабатывает. И на илюшинскую фирму он встал в условиях колоссального кризиса. Там за четыре года сменилось четыре директора, а объем работы в 300% от возможностей КБ. В тяжелейшем положении Воронежский авиационный завод, Ульяновске авиационный завод. Тогда я был вице-премьером и сказал Алексею: другому поручить не могу. Я прекрасно понимал все карьерные риски, которые будут у него, если...

— Так и на вас бы это отразилось...

— Оно и отразилось — и на нем, и на мне.

Но дело-то в другом. Мы-то, Рогозины, переживем все эти аппаратные интриги. Для нас главное другое. Я понял, что сын испытал счастье — он поднял самолет. Они это сделали, подняли самолет с минимальным количеством замечаний. И что теперь скептики скажут?

Я горжусь своим парнем. Они уже сдали первый самолет серийный в министерство обороны. То есть, задача, которую я ставил перед ним два года назад, им блестяще выполнена.

— Мне очень важно в нашем разговоре то, что вы упоминаете жену, сына... Мне кажется, что у вас семейная команда... Ваша жена Татьяна была, по-моему, инициатором идеи фанклуба Роскосмоса...

— Я вам скажу, откуда это появилось. Она говорит — мне надоело читать всю эту грязь, которую на тебя, на твою команду пишут, я же знаю, как вам тяжело достается... И это была ее такая чисто женская реакция... Мы с ней потом поговорили, посмеялись...

Но вы правы — да, конечно, семья живет этим.

Хотя моя супруга занимается своим делом — она пишет стихи, песни... Она в этом для меня непонятном мире общается...

— Подождите, вы ж тоже пишете стихи. И песни на них я слышал...

— Я пишу для того, чтобы чем-то занять себя в самолетах. Я с юности писал. Помню, еще в 10-м классе занял первое место на конкурсе стихотворного перевода — я переводил французскую поэзию, поэзию Поля Верлена. Поэтому с тех пор я пописывал, что называется. Да.

Я очень жалею, что отца сейчас нет в живых. И мамы. У меня отец всегда был советником. Я думаю, что он мне бы и сейчас очень многое подсказал. Я вырос на кухне, куда приходили выдающиеся люди.

— Вы где-то неподалеку от редакции «КП» жили?

— Да, на улице Марины Расковой. Отец был очень скромным человеком, в квартире у нас была газовая колонка с двумя ручками, не было мусоропровода. И мать сколько раз на него ругалась... а он говорил — отстань от меня, Томочка... Он ушел из жизни и фактически ничего у меня и у сестры-то не осталось, библиотека только, его знания и память о нем светлая. Такие были люди в то время — настоящие. Настоящие коммунисты, если правильно сказать. Именно с верой в свою страну, в идею...

7. Про телефон доверия

— Говорят, у вас появился телефон для анонимных жалобщиков?

— Я надеюсь, что решения по укреплению системы качества, надежности, дадут свои результаты. Я анализировал за последние 20 лет все аварии — а у нас был период, когда аварийность была намного выше, чем сейчас — это 2008-2009 год... Так вот, причины — в основном человеческий фактор. Мне говорили — Сергей Павлович Королев, например, поощрял тех, кто признавался в своих ошибках. Думаю, хорошо — в наших условиях если я сейчас тоже деньгами буду поощрять тех, кто станет признаваться в своих ошибках, люди будут специально совершать ошибки, чтобы заполучить деньги...

Поэтому мы сделали по-другому. Мы установили телефон доверия. Допустим, ты совершил ошибку, боишься, что она может привести к аварии, но не решаешься признаться. Набери телефон и скажи об этом...

— Что, уже звонят?

— Первые два месяца молчал. А теперь стали звонить.

— Правду говорят? Проверяете?

— Проверяем. Правда. Вроде работает.

— Это касается космических производств или больше стучат на бухгалтеров?

— Речь идет именно о производстве.

— Вы говорили, что против Роскосмоса ведется информационная война. Значит, на той стороне враг. И кто-то его финансирует. Сейчас принято обвинять в такой подрывной деятельности Америку. Но вы сами говорите, что с НАСА у вас прекрасные отношения. Тогда кто может за этим стоять?

— Думаю, дело не в организованном враге. Скорее, это дурная привычка к самобичеванию. Мол, нет пророка в своем отечестве... Все эти стенания: ах, мы тут все профукали, прости нас, Юра...

С другой стороны, я согласен с нашей пресс-службой, которая проводила исследования, чтобы понять откуда это все идет. Конечно, есть те, кому, наверное, не очень хотелось бы, чтобы ракетно-космическая промышленность России стала той, о которой мы мечтаем.

— Наши люди?

— И наши люди, в том числе... Вот, например, ракета «Ангара». Когда она полетела, тут же подкатили эти гряземеты и стали поливать... Почему? Я думаю, что на рынке реально могут опасаться этой ракеты. Я не сомневаюсь в том, что жесткая конкурентная борьба, цена которой сотни миллионов долларов, стоит того, чтобы заплатить 1 млн. долларов, например, продажной российской прессе, чтобы она поливала всех создателей этой ракеты и саму ракету. К спонсорам чёрного пиара против Роскосмоса и меня лично я бы отнёс некоторых бывших отраслевых руководителей и подрядчиков, которым мы просто не дали воровать.

Поверьте мне, я говорю то, о чем имею детальное представление.

Но когда пойдут первые успехи, вы увидите, как все это быстро поменяется.

— Вы не так давно подали в суд на издание, которое критиковало «Роскосмос»...

— Да какая критика? Грязь была откровенная... В любом деле должен быть профессионализм, во-вторых, ответственность.

Людям, которые интересуются новостями о стране или о российской космонавтике, я порекомендую пользоваться авторитетными источниками. Перепроверять полученную информацию — это два. И третье — обращаться к нам, к нашим новостным ресурсам. Роскосмос, наверное, на сегодня одна из самых, если не самая открытая, корпорация в нашей стране.

Я надеюсь, что переходный период в нашей отрасли завершится восстановлением высокого авторитета и репутации всех тех, кто работает у нас. Наши граждане будут гордится, что живем в стране, которая первой побывала в космосе

— Когда ждать первых успехов?

— Да каждый успешный пуск — это успех. Каждый новый космический аппарат, выведенный на целевую орбиту — успех. Исправление ошибок, сделанных раньше —успех. Омоложение отрасли — это успех. Создание дивизионов, которые вводят единую техническую политику, — и это успех.

А самым большим успехом, конечно, для нас будет переход на новую технику, созданную руками молодых российских специалистов.

3

https://tass.ru/interviews/6322703

Сергей Крикалев: первыми на Луну полетят инженеры
12 апреля в мире отмечают День космонавтики. 58 лет назад ракета-носитель "Восток" вывела на орбиту корабль "Восток-1", на борту которого находился советский космонавт Юрий Гагарин. Выполнив один оборот вокруг Земли, он совершил посадку в Саратовской области.
Сейчас профессиональные космонавты выполняют более длительные полеты, проводят на Международной космической станции (МКС) по полгода и более. Они участвуют в научных экспериментах, выходят в открытый космос. При этом участники программы МКС рассматривают возможность строительства станции на окололунной орбите. О том, как будет меняться подготовка космонавтов перед полетом к естественному спутнику Земли и что ждет пилотируемую космонавтику в будущем, в интервью ТАСС рассказал исполнительный директор Роскосмоса по пилотируемым космическим программам Сергей Крикалев.

— 58 лет назад Юрий Гагарин совершил первый в истории человечества полет в космос. Тогда отбор космонавтов был более жестким, чем сейчас. Планируется ли менять программу подготовки в связи с полетом к Луне?
— Программа подготовки, разработанная нами, универсальна, но для полетов на Луну будет создаваться своя матчасть. Принципы подготовки останутся те же самые, но новую матчасть тоже придется изучать. Я думаю, мы вернемся к тому, что было раньше: тогда экипажи были более самостоятельными, потому что не имели возможности постоянно быть на связи с Землей. Если мы будем работать дальше от Земли, связь будет более постоянной, но возможности срочно что-то доставить, развернуться и полететь назад не будет, поэтому понадобится большая самостоятельность экипажей.
Будет разрабатываться техника и процедуры ее использования, которые предоставят экипажу больше автономности или потребуют от него умения находить решение самостоятельно, не опираясь на помощь Земли.

— Космонавт Евгений Тарелкин считает, что в подготовку космонавтов можно включить изоляционные эксперименты на пару недель. Нужны ли они при подготовке к полету на Луну?
— Это один из возможных вариантов. Такие эксперименты делались на заре космонавтики, когда считалось, что человек будет подвергаться жесткому психологическому воздействию, когда он окажется в космосе в изоляции и тишине, поэтому была создана специальная сурдокамера, которая потом превратилась в сурдобарокамеру. Космонавты первого отряда по несколько дней, а иногда до двух недель проводили в одиночку. Был сделан вывод, что если человек психологически устойчив, то для него это не является чрезмерным испытанием. С точки зрения подготовки к полету на Луну нужно умение действовать в изоляции от внешней среды. И тут есть несколько вариантов: эксперименты типа SIRIUS, поездка в лес с обустройством лагеря, выживание в пещере и другие. Какой из них лучше, я пока не знаю. Поэтому пробуем разные.

— Перед стартом эксперимента SIRIUS официальный представитель НАСА по программе исследований человека Дженифер Фогарти сообщила, что между Россией и США есть неформальные договоренности о полете на орбиту Луны. О каких договоренностях идет речь?
— Мы говорим, что, наверное, будущие программы будут международные. Наверное, у каждого будет своя национальная программа, но будет и какая-то общая часть — международная. Формат международной программы обсуждается, мы еще не до конца определились с форматом участия. Есть несколько предложений, как это может быть, одно из них — развитие инфраструктуры на окололунной орбите.
Когда мы начинали разговор с американцами, они планировали от этой орбиты двигаться дальше, мы планировали садиться на поверхность Луны. Сейчас американцы говорят, что несколько меняют целевой вектор
Это живая программа: меняются задачи, по ходу дела будет меняться и методика достижения этих целей.

— Ведутся ли сейчас переговоры с другими странами по созданию окололунной станции?
— Переговоры идут по окололунной инфраструктуре, которая сначала называлась Deep Space Gateway, а сейчас Lunar Orbital Platform — Gateway. Переговоры начинались в формате партнеров по МКС, когда обсуждали, что делать дальше, поэтому в программу включены Европейское космическое агентство со всеми партнерами, Япония, Россия, США, Канада. Были даже, по-моему, какие-то разговоры с китайцами, они пока не определились с участием в этой инфраструктуре, насколько я знаю. Двери открыты для всех.

— Ранее космонавт Антон Шкаплеров заявил, что в 50-е годы XXI века может начаться колонизация других планет. Возможно ли это?
— Здесь делать прогнозы очень тяжело. Когда поставлена цель, предпринимаются шаги для ее достижения, выделяются необходимые ресурсы, это можно сделать. Теоретически это возможно. Говорить, насколько это реально, трудно, потому что это зависит от взаимоотношений между странами, экономического состояния не только у нас, но и в мире, приоритетов мировой экономики. Я считаю, что возможно.

— Люди каких профессий должны первыми отправиться к Луне или другим планетам? Какие навыки им потребуются?
— Мы пробовали выбирать специалистов разных направлений для полета на околоземную орбиту. Были идеи, что мы будем брать узкоспециализированных ученых, чтобы они проводили эксперименты, но жизнь показывает, что инженерные специальности являются более универсальными. Проще взять инженера, который знает системы корабля, и доучить его по биологии. Когда людей на орбите Земли или на базах станет больше, тогда, наверное, будут появляться специализации.

— Ранее генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин заявил, что существует договоренность о дальнейших полетах американских астронавтов на "Союзах", а российских — на американских кораблях. Если Crew Dragon пройдет сертификационные испытания в этом году, когда российские космонавты могут полететь на американском корабле?
— Такой вариант имеет смысл с точки зрения повышения надежности программы полетов к МКС. Когда американцы сажали астронавтов на наш корабль, был довольно плотный обмен информацией у специалистов, чтобы убедиться, что наш корабль безопасен. Наши специалисты будут делать то же самое. Как только мы поймем, что корабль готов безопасно предоставлять свои услуги, мы будем этим сценарием пользоваться.

— Вы ранее летали не только на "Союзах", но и на шаттлах, насколько сложно освоить иностранный корабль?
— Это сложно. Мы летаем на кораблях "Союз", готовим по системам корабля партнеров, особенно если они интегрированы в этот экипаж. Но глубина освоения разная. Когда я готовился к полету на шаттле, естественно, американские астронавты глубже знали определенные системы. Я тоже их знал достаточно хорошо, но все равно не так, как американцы. При формировании экипажа есть такой критерий: ты являешься экспертом, специалистом или пользователем по системе. Подготовка по этим ролям немного отличается. Это не значит, что один человек будет экспертом по всем системам, а другой человек — только пользователем. Я могу быть экспертом по одной системе, а пользователем по другой или наоборот. Экспертом может быть не один, а два члена экипажа для выхода из нештатных ситуаций, если один из членов экипажа занят. Это сложная и кропотливая работа с матрицей компетенций экипажа: в результате экипаж в целом должен уметь выполнять все задачи и при этом дублировать друг друга по умению работать с рядом ключевых систем.

— Сколько времени может занять подготовка к полету на Crew Dragon?
— Подготовка к космическому полету (и на своем, и на чужом корабле) занимает около двух лет. Если для этого нужно глубже узнать конкретную технику, на которой ты летишь, то, наверное, какое-то дополнительное время заранее потребуется, чтобы на окончательном этапе уже уточнить свои знания по кораблю. Штатная подготовка к космической миссии занимает около двух лет.

— В феврале делегация Роскосмоса посетила страны Ближнего Востока. Есть ли какие-то договоренности по подготовке астронавтов из этих государств?
— У нас есть программы участия иностранных космонавтов в работе на МКС, в полетах на "Союзе". В этом году планируется короткий полет космонавта из ОАЭ.
В перспективе ОАЭ планируют реализовать специализированную пилотируемую миссию, для которой будет изготовлен корабль. Корабль у нас трехместный, но командиром должен быть обязательно гражданин России
Если будет лететь представитель одной страны, возможно, что на третье место будет претендовать либо второй гражданин ОАЭ, либо какой-то другой страны. Шли разговоры, в том числе с Бахрейном. Пока готовится короткий полет представителя Арабских Эмиратов, они находятся в режиме ожидания. После него переговоры, наверное, возобновятся.

— ОАЭ планируют продолжать сотрудничество по пилотируемым программам после полета в 2019 году?
— Нас приятно удивили наши коллеги из Арабских Эмиратов. Они сказали, что у них не стоит задача полететь, взмахнуть флагом и на этом закончить эту историю. Они хотят развиваться на долгосрочной основе, создавать свою инфраструктуру. Они создают свои спутники дистанционного зондирования Земли, у них есть свой маленький Центр управления полетами, они хотят развивать эту программу дальше, поэтому они смотрят на этот полет как на начало долгосрочной программы.

— Астронавт из ОАЭ во время полета будет выполнять какие-то эксперименты?
— Перед ними стоит задача понять, какой должна быть подготовка, отбор и требования. Насколько я знаю, они будут проводить эксперименты по разным программам с учеными из России и других стран. Сейчас для Эмиратов уже поздно создавать специализированную аппаратуру для новых экспериментов, но они могут принять участие в тех экспериментах, которые уже ведутся. Они будут использовать и нашу, и американскую аппаратуру.

— Чью еду они будут есть?
— Когда я летел в первый полет, это был 1988 год, с нами летел француз. Система питания обеспечивалась российской стороной, но для разнообразия этого рациона на один день нам делался рацион по французским рецептам. Французские кулинары, пищевики связывались с нашим Институтом питания, который готовит пищу для космонавтов, чтобы сделать какой-то французский специалитет, упаковать его и сделать по необходимым стандартам для космоса. Скорее всего, будет совместный труд: рецепты их (ОАЭ — прим. ТАСС), технологии — наши.
Если арабы полетят и добавят в рацион космонавтов что-то свое, это будет дополнительным разнообразием для всего экипажа

— Со стороны Саудовской Аравии есть какая-то заинтересованность в подготовке астронавтов или их полете на МКС?
— С ними тоже разговаривали, заинтересованность проявлена. Пока конкретных шагов нет, это вопрос будущих переговоров.

— Если говорить о российских космонавтах, действительно ли подписано соглашение о новом наборе в отряд?
— Это более или менее типовая процедура. Мы раз в несколько лет проводим этот набор. Делая набор прошлого года, мы поняли, что лучше не набирать большими партиями и ждать долго, а брать меньше и чаще. Поэтому, принимая ребят в отряд в прошлом году, мы говорили, что сразу после этого мы начнем цикл нового отбора, чтобы через два года его завершить. Требования вывесят на сайте, потом будут подаваться документы и начнется обработка этих заявок.

— Сколько в этот раз будут набирать человек?
— Все будет зависеть от ситуации, от того, как будет развиваться программа. У нас есть примерные оценки, сколько человек выбывает. Мы считаем целесообразными наборы по пять-шесть человек.

— Сейчас на МКС есть несколько тренажеров, скоро должен отправиться имитатор гребли и поднятия штанги. Будут ли разрабатываться еще какие-то тренажеры?
— На МКС у нас нет такой роскоши, как в стандартном физкультурном зале. В этом и заключается особенность космических тренажеров: они должны быть достаточно универсальными, потому что места и энергетики не так много. Мы традиционно шли по пути создания тренажера на базе велоэргометра и беговой дорожки. При этом часть групп мышц нагружалась специальными эспандерами. Сейчас эта система совершенствуется, появляется возможность изменения нагрузок. Если раньше просто ногой наступаешь на резиновый эспандер, а рукой его тянешь или просто на весу его руками растягиваешь, то сейчас это становится более усовершенствованным — с возможностью сбора физиологических показателей, статистики и так далее. Я думаю, большого количества тренажеров не будет, но пробовать будем разное, чтобы понять, что лучше. Я не думаю, что мы завтра примем окончательное решение и потом будем всю жизнь делать один и тот же тренажер.

— Насколько сложно адаптироваться к космическим тренажерам?
— Во время подготовки частично учатся ими пользоваться. Все равно люди на борту доучиваются. Что бы ни происходило, с какими-то вещами можно ознакомиться на Земле, что-то можно попробовать в ограниченном объеме, но окончательное приспособление к реальным условиям происходит на борту. Именно поэтому мы стараемся, чтобы был хотя бы один опытный член экипажа.

— Как вы считаете, какое будущее ждет пилотируемую космонавтику? Это освоение дальнего космоса или продолжение экспериментов около Земли?
— Наверное, развитие идет за пределы низкой околоземной орбиты, но это не означает, что мы поработали на низкой, а теперь уйдем дальше. Мы останемся и на низкой орбите. Мы для себя ввели такую классификацию работы на орбите: изучение, освоение и использование.
Если мы раньше изучали космос, сидя на Земле и глядя на звезды и планеты в телескопы, потом начали осваивать, запуская первые аппараты и первые станции, сейчас мы на низкой околоземной орбите приходим к режиму использования этой орбиты для сборки аппаратов и полета дальше
Если нам нужна чистая невесомость для проведения экспериментов, то нет смысла лететь далеко, но с точки зрения дальнейшего освоения — оно идет дальше и будет за пределами низкой околоземной орбиты. Наверное, это высокоэллиптические орбиты, орбиты вокруг Луны, высадка на поверхность Луны и движение дальше.

— В каком состоянии находится перспективный корабль "Федерация"? Когда он полетит?
— Сейчас продолжается работа над рабочей конструкторской документацией, идет изготовление отдельных узлов. На следующих этапах будет проводиться сборка и испытания. По состоянию на сегодня первый беспилотный полет корабля планируется на 2022 год, а пилотируемый — на 2024 год.
Беседовала Екатерина Москвич

4

Есть мнение (с)

Алексей Леонов ответил ученому, назвавшему космонавтов бесполезными для науки

Ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН Вячеслав Докучаев заявил, что Международная космическая станция — это «пустая трата времени», а люди в космосе занимаются «собственным жизнеобеспечением». Ученому возразил легендарный космонавт Алексей Леонов.

В интервью радиостанции «Говорит Москва», приуроченном ко Дню космонавтики, Вячеслав Докучаев посетовал на то, что Россия тратит миллиарды долларов впустую, отправляя космонавтов на Международную космическую станцию, а толку для науки от этого нет никакого.

«Международная космическая станция, с точки зрения науки, это пустая трата времени. Космонавты там занимаются в основном собственным жизнеобеспечением и изучают, кто у них там дырки просверливает», — сказал ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН.


По словам Докучаева, все открытия в космосе давным-давно получаются с помощью роботов.

   

«Человек в космосе просто сейчас не нужен. Человеческая космонавтика нужна, но только на частные деньги. А государство свои деньги налогоплательщиков должно тратить на настоящую науку», — заявил ученый.

Ему возразил дважды Герой Советского Союза, первый человек, вышедший в открытый космос, Алексей Леонов.

 

«Это очередное шараханье и глупость. Он бы посмотрел, во сколько раз олигархи Рыболовлев или Абрамович имеют больше денег, чем мы тратим на космонавтику. Это несоразмерные вещи! Так что же — такое полезно для страны, а космонавты — не полезны? Демагогия это все, которую разводит неграмотный человек»,— заметил Алексей Архипович в комментарии Федеральному агентству новостей.


Легендарный космонавт подчеркнул, что если бы не космонавты, сейчас не было бы мобильных телефонов.

«Посмотрите, сейчас у каждого человека есть мобильный! Да если бы не космонавтика, у нас бы на квартиру по-прежнему приходился один проводной телефон. Мы бы не понимали, что такое морская или авиационная навигация. Все это принесли космонавты собственными руками.

    А такие неграмотные ученые пусть лучше считают деньги, которые утащили у страны. Вот там триллионы», — возмутился Алексей Леонов.

ИМХО как-то не про то он ответил

5

— Подготовка к космическому полету (и на своем, и на чужом корабле) занимает около двух лет. Если для этого нужно глубже узнать конкретную технику, на которой ты летишь, то, наверное, какое-то дополнительное время заранее потребуется, чтобы на окончательном этапе уже уточнить свои знания по кораблю. Штатная подготовка к космической миссии занимает около двух лет.

А что ОАЭ подготавливается к космическому полету к апрелю 2019 года намного меньше двух лет - это как....

6

https://tass.ru/interviews/6567010

Глава ЦНИИ робототехники: лунные базы должны строить роботы
В 2020 году Центральный научно-исследовательский и опытно-конструкторский институт робототехники и технической кибернетики (ЦНИИ РТК) поставит опытные образцы фотонной измерительной системы для возвращаемого аппарата корабля "Федерация". Аппаратура позволит рассчитать расстояние до Земли и передать бортовому компьютеру информацию, необходимую для обеспечения посадки спускаемого аппарата космического корабля. Об этой и других разработках института, нужных для освоения космоса, в интервью ТАСС рассказал директор — главный конструктор ЦНИИ РТК Александр Лопота.

— Ваш институт создает измерительную систему малых высот для корабля "Федерация", в чем ее особенности по сравнению с существующей системой "Кактус-2В"?
— Разработчикам нашего института поручено создать для нового космического корабля "Федерация" систему фотонную измерительную (СФИ) для обеспечения посадки спускаемого аппарата. Основное отличие СФИ от "Кактуса-2В" заключается в том, что она является именно измерительным прибором и передает информацию о текущей высоте (диапазон измерения — от 10 до 0,5 м) в бортовой компьютер, принимающий решение о включении двигателей мягкой посадки. Комплекс "Кактус-2В" является командным прибором и непосредственно выдает команду на запуск двигателей мягкой посадки при достижении заданной высоты.
Существенно изменилось и конструктивное исполнение составных блоков системы. Особенности конструкции возвращаемого аппарата "Федерации" и требования к надежности его составных частей значительно осложнили решение задачи по измерению высоты. Передатчик и приемники СФИ располагаются снаружи возвращаемого аппарата, поэтому ужесточились требования к нижней границе рабочих температур и защите от механических воздействий. Теперь передатчик и приемник СФИ имеют герметичное конструктивное исполнение.
Также при разработке системы учитывалось увеличение общей массы спускаемого аппарата по сравнению с "Союзом" в два раза при запуске на орбиту и в 2,8 раз — при полете к Луне.

— Как работают подобные системы?
— Основу системы "Кактус-2В" составляет гамма-лучевой высотомер, который оснащен источником ионизирующего излучения. Это излучение достигает Земли, и по скорости нарастания интенсивности отраженного сигнала определяется момент включения двигателей мягкой посадки. Поскольку это происходит на высоте от 0,5 до 1 м и скорости до 14 м/с, расчет идет на доли секунды. Эта система применяется более 50 лет. Кроме спускаемых аппаратов космических кораблей система "Кактус" была использована на автоматических космических станциях "Луна-16" и "Луна-20", доставивших образцы лунного грунта на Землю в 1970 и 1972 годах соответственно.

— На какой стадии разработки находится СФИ для корабля "Федерация"?
— В 2018 году нами созданы и согласованы с заказчиком алгоритмы измерения высоты и изготовлены массогабаритные макеты изделия. На 2019–2020 годы запланировано изготовление, проведение испытаний опытных образцов и присвоение конструкторской документации литеры "О" (присваивается на этапе корректировки конструкторской документации по итогам изготовления и предварительных испытаний опытного образца или партии — прим. ТАСС).
На 2020 год запланирована поставка опытных образцов для комплектования возвращаемого аппарата корабля "Федерация" и проведение межведомственных испытаний.

— ЦНИИ РТК создавал телевизионную систему автоматической парковки и стыковки. Планируете создание подобной системы для окололунной станции?
— Уже более десяти лет назад ЦНИИ РТК по заказу ракетно-космической корпорации "Энергия" в партнерстве с НИИ телевидения разработал систему технического зрения для автоматической стыковки космических аппаратов. Она позволяет проводить операции сближения и стыковки без использования специальных маркеров. Экспериментальные исследования прототипа соответствующего программного обеспечения в реальном масштабе времени были успешно проведены в 2015 году в Центре управления полетами при выполнении стыковок космических аппаратов "Прогресс М-26М", "Прогресс М-28М", кораблей "Союз ТМА-16М" и "Союз ТМА-17М" к различным модулям Международной космической станции. Созданный в институте задел может быть в дальнейшем использован в рамках реализации лунной программы.
http://s8.uploads.ru/t/zrIFb.png
Проект "Робота-геолога" © ЦНИИ РТК
— Ведет ли центр в инициативном порядке разработку робототехнических комплексов для лунной программы РФ?
— Совместно с Институтом геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН (ГЕОХИ РАН) под их задачи геологических исследований Луны в ЦНИИ РТК разработан проект мобильного робота-геолога, оснащенного большим количеством научного оборудования для проведения исследований на Луне, в том числе и каротажно-буровой установкой. Шасси, которое предлагается поставить в основе робота-геолога, также подходит и для мобильных роботов-помощников на стадии построения лунной базы.

— А другие роботы для лунной программы создаются?
— При финансовой поддержке Минобрнауки РФ в течение 2015–2017 годов был выполнен проект по созданию унифицированных автономных мультиагентных робототехнических систем наземного и космического базирования. Для связи и ориентации их в окружающей обстановке предлагалось использовать фотонные технологии. Эти робототехнические системы необходимы для поддержки напланетной деятельности, в первую очередь лунной базы. Среди ключевых проблем роботизации лунной базы следует отметить задержку почти на 3 с сигналов управления при распространении с Луны на Землю и обратно. Это требовало существенного повышения автономности функционирования роботов и разработку специальных алгоритмов супервизорного управления с прогнозированием развития ситуации на ближнюю перспективу (технологии дополненной или виртуальной реальности).
http://sh.uploads.ru/OpBDn.jpg
Технический облик "Косморобота" © ЦНИИ РТК
— Какие работы сейчас ведутся по созданию косморобота?
— В 2018 году завершен этап разработки рабочей конструкторской документации на изделие "Косморобот", в настоящее время идет изготовление опытных образцов. После их тестирования и доработок должен появиться первый летный образец робота, который будет испытан на борту научно-энергетического модуля (НЭМ) в составе российского сегмента МКС (РС МКС) до 2024 года.
Однако пересмотр Федеральной космической программы на 2016–2025 годы и существенное сокращение бюджетных ассигнований на эти цели может негативно сказаться на завершении работ по проекту "Косморобот". Совместно с РКК "Энергия" (головной исполнитель) ЦНИИ РТК планирует обсудить вопрос необходимости продолжения работ по проекту "Косморобот" в госкорпорации "Роскосмос".

— Какие задачи он будет выполнять на орбите?
— Косморобот предназначен для поддержки внекорабельной деятельности космонавтов и выполнения технологических операций на внешней поверхности космических аппаратов. В частности, он сможет перемещаться по такелажным элементам, базовым точкам и поручням, переносить груз массой до 200 кг. Также в задачи робота войдет закручивание и откручивание резьбовых соединений, разрезание экранно-вакуумной теплоизоляции модулей станции, отбор проб-мазков, стыковка и расстыковка электросоединителей.
http://s7.uploads.ru/t/sQP6z.jpg
Вариант размещения "Косморобота" на внешней поверхности МКС © ЦНИИ РТК
— Ранее вы сообщали, что до конца года в Институт медико-биологических проблем РАН (ИМБП) будет передан спортивный тренажер для космонавтов, имитирующий греблю и поднятие штанги. Какие работы ведутся по этому проекту на данный момент?
— В ЦНИИ РТК со стороны ИМБП РАН заказаны два образца тренажера: один образец целиком предназначается для ресурсных испытаний, на втором образце будут проводиться все остальные испытания, предписанные для космического изделия, включая испытания на электромагнитную совместимость с системами МКС. На данный момент два образца тренажера проходят этап сборки, монтажа и отладки программного обеспечения на территории ЦНИИ РТК. По завершению наземной отработки будут изготовлен летный образец и его наземный "дублер".

— Какие еще упражнения он позволит выполнять?
— Тренажер оснащен сиденьем для космонавта и перемещающейся штангой для хвата руками, которую можно трансформировать в упор для жима ногами. Положение штанги или упора для ног может настраиваться индивидуально. Тренажер позволяет космонавтам в условиях невесомости и ограниченного пространства выполнить целый комплекс упражнений, включая приседания со штангой, жим ногами, имитацию гребли, сгибание и разгибание предплечий и туловища, жим штанги лежа, подъем на носки, тяга сверху и становая тяга. Он позволит уменьшить явления детренированности различных систем организма у космонавтов.
http://sg.uploads.ru/ESjvA.jpg
Силовой многофункциональный тренажер © ЦНИИ РТК
— Какие еще космические проекты разрабатываются в ЦНИИ РТК?
— ЦНИИ РТК проводит работы по созданию так называемого робототехнического обеспечения перспективных космических аппаратов. По сути, это полезная нагрузка на базовую платформу космического аппарата, которая превращает его в сервисный, способный выполнять операции по орбитальному обслуживанию. Средства робототехнического обеспечения сервисных космических аппаратов представляют собой блок, к которому крепятся манипуляторы и магазин сменного инструмента. Отдельно фиксируется блок со сменными элементами и топливо для дозаправки космических аппаратов.
Особую сложность для сервисных аппаратов представляют задачи по осуществлению захвата и стыковки с обслуживаемым объектом. В рамках данного направления в институте создан прототип манипулятора с силомоментной обратной связью в контуре управления. Этот манипулятор снабжен разработанными в институте датчиками, позволяющими реализовывать различные алгоритмы силомоментного управления.
http://s5.uploads.ru/t/HP0mX.jpg
Проект манипуляционной системы для сервисных космических аппаратов © ЦНИИ РТК
— В каком направлении, по вашей оценке, будет развиваться космическая робототехника?
— Мы исходим из того, что дальнейшее развитие космической робототехники пойдет по пути создания орбитальных и напланетных робототехнических баз, предназначенных для осуществления монтажных работ при развертывании различных систем космического назначения, отработки вновь созданного оборудования, проведения научно-технических экспериментов в автоматическом или супервизорном режиме. Также они могут послужить плацдармом для сборки, монтажа и запуска крупногабаритных космических аппаратов различного назначения. Эффективность применения средств робототехнического обеспечения в условиях большой разбросанности космических аппаратов по орбитам будет в значительной степени зависеть от решения задачи стандартизации средств кооперации аппаратов, а также от формирования кластеров космических аппаратов, отличающихся функционально, но схожих в требованиях с параметрами орбиты.

— Как роботы помогут в освоении Луны и Марса?
— Программы исследования и освоения объектов Солнечной системы предполагают создание напланетных баз, в первую очередь на поверхности Луны и Марса. Экономические соображения подсказывают, что подобные базы целесообразно создавать и обслуживать при помощи робототехнических средств. Они будут являться опорными точками при полномасштабном исследовании поверхности планет, проведении геологоразведки и картирования, организации добычи и переработки полезных ископаемых, возможного складирования и организации доставки материалов на Землю.
Беседовала Екатерина Москвич

7

zandr написал(а):

Экономические соображения подсказывают, что подобные базы целесообразно создавать и обслуживать при помощи робототехнических средств.

Ну естественно, странно было бы если б директор ЦНИИ РТК агитировал за живых космонавтов... Только роботы, только хардкор... А что не работает - так он до тех времен всё равно не доживёт. Зато сколько денег успеет освоить...

8

pnetmon приводил с выдержками, здесь - полностью:
https://ria.ru/20190711/1556385144.html

Анатолий Петрукович: думаю, за 10-15 лет мы найдем полного двойника Земли
В 2019 году отмечается 50 лет высадке человека на Луне по космической программе "Аполлон". О том, нужно ли сегодня возобновлять космическую гонку между Россией и США для повторной высадки на Луну, почему нет смысла отправлять человека за пределы Солнечной системы, через сколько лет будет найден полный двойник Земли и как космос поможет обнаружить новую энергию, в интервью руководителю представительства РИА Новости в Швейцарии Елизавете Исаковой рассказал директор Института космических исследований РАН Анатолий Петрукович.
— В настоящее время в отношении России и США вновь начали использовать термины "гонка" и "соперничество" на уровне военной техники. А полезна ли для космической отрасли такая гонка?
— Конечно, такой гонки, которая была 50 лет назад, не будет по определению, потому что тогда космическая гонка отнимала несколько процентов бюджета страны. Это было перенапряжение и для США, и для Советского Союза.
Сегодня космическая отрасль, какой бы она ни была, занимает существенно меньшую долю от общей экономики, поэтому такого перенапряжения, когда вся страна работает на то, чтобы что-то улетело в космос, больше не будет.
Но гонка как соревнование, конечно, есть всегда, потому что космическая наука и космическая техника в некотором смысле это визитная карточка страны. Это одна из наиболее заметных наук. Все интересуются и жизнью на других планетах, когда к нам прилетят инопланетяне, будут ли магнитные бури и когда появятся новые фотографии какой-нибудь красивой туманности. Если мы просто посылаем свой спутник на Марс, то это может быть более мощным оружием в плане улучшения положения в мире, привлечения внимания к своей стране, чем что-либо другое.
Это полезно и внутри страны, потому что привлекает общественное внимание к темам прогресса. В конце концов, страна тратит на науку столько, сколько она готова отдать в соответствии с внутренними приоритетами. И если население и правительство интересуются высокотехнологичными отраслями и фундаментальной наукой, то и финансирование этих направлений больше. И все эти вложения рано или поздно вернутся сторицей.

— В 60-е годы прошлого века именно из-за подобной гонки было совершено множество открытий. Сейчас мы живем уже в XXI веке. Есть ли сегодня предпосылки того, что мы стоим на пороге подобных крупных достижений? К примеру, выхода за пределы Солнечной системы на пилотируемом корабле?
— Если говорить о запуске человека, высадке на Луну или выводе человека за пределы Солнечной системы, то это, скорее, технологическое достижение, а не научное открытие. И если говорить о технологических достижениях, то их с начала XXI века было много. Просто они на фоне нынешнего потока новостей перестают ощущаться настолько остро.
К примеру, спутниковая навигация. Даже в нашей обычной жизни фактически мы отказались от всех наземных средств навигации, разучились пользоваться бумажной картой или компасом и даже в городе передвигаемся только глядя в смартфон. Мы настолько уже к этому привыкли, что перестали замечать. Но это огромное технологическое достижение, обеспечить нужную точность, когда спутник находится в 20 тысячах километров над Землей, — это нетривиальная задача, необходимо, в частности, учитывать поправки теории относительности.
Огромное количество достижений сейчас связаны с наблюдением Земли из космоса. Мы можем вблизи рассмотреть все, что угодно, хоть собственную дачу.

— А каких достижений ждать в ближайшие 50 лет?
— Здесь сложно делать прогнозы, потому что на самом деле космос непредсказуем. Если бы 50 лет назад узнали, что сегодня мы будем сидеть и обсуждать, надо ли через десять лет второй раз лететь на Луну, над нами бы просто посмеялись и сказали бы, что к этому времени мы уже давно должны строить колонии на Марсе.
Но за пределы Солнечной системы человеку лететь в обозримое время незачем, да это и практически невозможно по техническим причинам. Поэтому здесь я, скорее, склонен думать, что пилотируемая космонавтика будет работать над другими задачами, прежде всего над увеличением автономности пребывания человека в космосе. Это работа на будущее.
Сегодня человек в космосе фактически как ребенок, который в утробе матери связан с ней пуповиной. У него всегда есть контакт с Землей, если что, его можно вернуть за несколько часов обратно. Магнитное поле Земли прикрывает его от космической радиации. Так не только в межзвездную среду, даже и на Луну не слетаешь, поэтому прежде чем человеку лететь далеко от Земли, нужно подумать, как обеспечить его выживание, надежно вернуть обратно. Риски сейчас очень велики. А в пилотируемой космонавтике все должно быть идеально проверено и перепроверено. Но все равно, как мы знаем, появляются непонятно откуда взявшиеся отверстия в обшивке, раз в 30 лет не взлетает ракета с космонавтами. Чтобы лететь дальше, человечество должно преодолеть этот барьер риска. И Луна – удобный полигон для отработки новых технологий космонавтики. Как только человек освоится в дальнем космосе, можно будет по-новому смотреть на полеты на Марс, к астероидам.
Я думаю, что в ближайшее время крупных открытий в космосе стоит ждать от фундаментальной науки. Это поиск жизни, поиск экзопланет, то есть планет у других звезд, пригодных для жизни. Я думаю, что в течение 10-15 лет мы найдем полного двойника Земли, сможем проверить состав его атмосферы, примерно оценить климат, температуру и тогда, может быть, встанет уже другой практический вопрос – если там кто-то есть, тогда как с ними связаться? Но это уже совершенно другая постановка задачи.
Ведь мы сейчас изучаем экзопланеты там, где их удобнее искать. Берем квадрат на небе, где больше всего подходящих звезд, и туда долго и внимательно смотрим. Но, может быть, "правильная" планета находится совершенно в другой стороне. И выбор одной-единственной главной цели может кардинальным образом изменить наши приоритеты.
Кроме этого, необходимо обратить внимание на так называемую новую физику. Сейчас мы живем по законам физики, которая была придумана в прошлом веке. И, строго говоря, почти все, что мы нашли сегодня в космосе, это подтверждение теорий, которые были высказаны в то время. Хотя есть аспекты, к примеру, темная материя и темная энергия. Эти две субстанции не могут быть объяснены в рамках современных представлений и в целом остаются довольно абстрактными объектами, о которых мы знаем крайне мало. И здесь, я думаю, возможны существенные прорывы в ближайшие 10-15 лет. И, возможно, это тоже заставит нас кардинально пересмотреть наше поведение даже с практической точки зрения, потому что новые формы материи – это всегда новые источники энергии.
Сформулировав законы электромагнетизма, мы научились преобразовывать механическую энергию в электрическую, передавать ее на расстоянии. Когда поняли, как работает квантовая физика, мы получили доступ к ядерной энергии. В конце концов, только благодаря ядерной энергии космические аппараты могут выжить на Луне во время двухнедельной лунной ночи – на них ставят ядерные батарейки.
Доступ к новым видам энергии — это крайне важная задача на ближайшие сто лет. Человечество стремительно подходит к пределам возможностей планеты Земля. За сто лет объемы используемой энергии возросли в 15-20 раз, и в XXI веке рост будет не меньшим. Поскольку любое использование энергии рано или поздно превращает ее в тепло, Земля может просто перегреться, поэтому придется уходить в космос, там добывать энергию и там ее использовать.
И как раз третье направление, где возможны прорывы, это наблюдение за Землей из космоса: как Земля получает энергию от Солнца, как на нее воздействует космос, как формируется климат, каково влияние человека. Мы уже практически освоили всю планету, и ее будущее зависит только от нас. И в этом случае уровень понимания нашей планеты как единой глобальной системы будет иметь критическое значение.

— А где, по-вашему, на этих направлениях Россия может сыграть свою роль?
— Мы стараемся развиваться на всех направлениях. Например, сейчас готовится к запуску ракета с космическим аппаратом "Спектр-Рентген-Гамма" ("Спектр-РГ"), цель которого как раз исследования фундаментальных законов формирования Вселенной. Запуск должен состояться 12 июля. Аппарат будет наблюдать космос в рентгеновских лучах, которые до поверхности Земли не доходят из-за атмосферы.
В рентгеновском диапазоне светят наиболее энергетически насыщенные объекты: окрестности черных дыр, нейтронные звезды, квазары – ядра галактик, наиболее крупные объекты Вселенной – скопления галактик. Наш проект проведет наиболее полную перепись таких источников. И на основе этого мы получим очень мощный инструмент для анализа происхождения и законов развития Вселенной. Это даст основу для создания новых теорий.

— В настоящее время в космической отрасли все больше говорят о космическом туризме, туристических полетах в космос и на Луну в ближайшем будущем. А когда Россия начнет отправлять космических туристов?
— На самом деле космических туристов на МКС мы уже отправляли. Но когда шаттлы перестали летать, выяснилось, что свободных ресурсов для отправки туристов не хватает. Но сейчас, когда у американцев, может быть, появятся новые космические корабли для доставки космонавтов, космический туризм вернется.

— Такие заказы есть у России?
— Да, они есть, в том числе у России. Мир развивается, появляются новые страны, которые готовы конкурировать в космосе, появляются новые рынки, новые потребители космических услуг, в том числе туристических. Например, есть заказы на полет профессиональных космонавтов от стран, которые хотят начать собственную работу в космосе, но не могут самостоятельно запускать космонавтов.

— Для дальнейшего развития подобных отраслей необходимо международное сотрудничество. Кто, с вашей точки зрения, в ближайшем будущем будет нашим стратегическим союзником? Это будут США или мы все же развернемся на Восток?
— Сейчас основной вызов пилотируемой космической отрасли – это некоторое раздваивание целей. У нас есть МКС, которую только построили, и на Луну надо лететь. Финансов и технических возможностей на все, как всегда, не хватает, и надо искать партнеров. Сотрудничество по МКС на околоземной орбите будет, скорее, с новыми космическими странами, странами Азии, заинтересованными в начале собственной космической программы. Недавно, как сообщал Роскосмос, было подписано соглашение о подготовке космонавтов с Индией, Объединенными Арабскими Эмиратами.
Если же говорить о Луне и фундаментальных исследованиях, то это прежде всего сотрудничество с США и Европой. Сейчас основная тема в освоении Луны – это безопасность. Вопрос спасения, сохранения программы после какой-либо аварии очень существенный. И здесь, как показывает опыт МКС, Россия и США являются единственными партнерами, которые могут подставить друг другу плечо. И стратегический уровень сотрудничества заключается именно в этом, а не в том, кто кого на Луне обгонит.

— А есть ли сейчас сотрудничество с США, к примеру, по строительству базы на Луне?
— Такого сотрудничества пока нет. Но это скорее вопрос политической воли. В конце концов, построить МКС совместно также решили на самом высоком уровне не в самые простые времена. Если это произойдет, то это будет очень большой бонус для всех.
Что же касается фундаментальной науки, то здесь сегодня просто не бывает не международных проектов. К примеру, сейчас несколько российских приборов летают на зарубежных спутниках. Карты распространенности воды на Луне, которые сейчас используются для выбора места лунных баз, были сделаны прибором на американском аппарате, но созданном в нашем институте за счет Российского космического агентства.
На аппарате "Спектр-РГ" стоят один российский, один немецкий телескопы. В 2016 году на Марс на российской ракете улетело два российских прибора и два европейских. В 2020 году будет запущена российско-европейская посадочная платформа "ЭкзоМарс". Приборы на платформе в большинстве российские, с самой платформы съедет европейский марсоход, на котором установлены и два российских прибора. У самой платформы вся механика, в том числе двигатели, российские, а управляется она европейской электроникой. Это, конечно, совершенно выдающийся проект с точки зрения взаимодействия. В целом международное сотрудничество позволяет достичь гораздо больших результатов, чем набор совершенно независимых программ.
Я уже не говорю о дистанционном зондировании Земли. Конечно, есть и собственные космические спутниковые группировки, но 95% процентов всех спутников – зарубежные. Комбинация всех имеющихся наблюдений позволяет решать очень широкий спектр прикладных задач.

— Не секрет, что отношения между РФ и США на политическом уровне сегодня существенно охладились. Ощущается ли это напряжение на вашем, экспертном, уровне?
— Да, оно есть. С одной стороны, все наши действующие проекты выведены из-под режима санкций. С другой стороны, напряжение чувствуется в новых контактах. Да и визу в США сейчас с разумными затратами усилий фактически невозможно получить. В долгосрочной перспективе это, безусловно, плохо.


Вы здесь » novosti-kosmonavtiki-2 » Пилотируемые полеты. » Общие вопросы пилотируемых полётов